Поворот ключа

Звезда, открывай! — из сеней послушался стук ногой в дверь и громкий, пьяный голос. Совсем молодая девушка болезненной худобы, сидящая на диване перед телевизором вместе с мальчиком 5 лет и девочкой 7 лет, молниеносно вскочила с места и стала искать что-то в шкафчике рядом с печкой. Предметом поиска оказался большой старинный резной ключ.

Все, ложимся спать, быстро! Папа пришел! — громким шепотом сказала хозяйка дома, почти силой затащила детей в комнату и закрыла их на замок. В этот раз они почти не сопротивлялись, так как хорошо запомнили прошлый день папиной зарплаты.

Сделав последний поворот ключа, она метнулась в сени, по пути три раза перекрестившись. С самого утра у нее на душе было тревожное предчувствие относительно событий этого вечера.

За дверью, облокотившись рукой на перила крыльца стоял Андрей. От него пахло перегаром, а взгляд выражал презрезение к стоящей перед ним девушке.

— Здравствуй, Олька! Скучала? Ждала?

Девушка уже второй год почти каждый день мечтала о том, как однажды вечером он не вернется. Напьется, подерется с кем-нибудь, попадет под машину, да пусть хоть инопланетяне его заберут в конце концов. Но она слишком боялась гнева гражданского мужа, чтобы искренне ответить на вопрос о том, скучала ли она по нему.

«Да, конечно, ждала, проходи» — c вымученной улыбкой и натужно ласковым тоном сказала девушка.

Андрей покачиваясь прошел в комнату не разуваясь и оставляя за собой грязные снежные следы, плюхнулся на диван, провел косыми глазами по углам и спросил:

— А где дети? И что рожа кислая такая у тебя?

«Дети спать легли, поздно уже, да и я уже собиралась» — Ольга старалась говорить максимально спокойным и ровным голосом, как учила ее соседка, которая относительно успешно живет с буйным и пьющим мужем уже 20 лет.

Андрей был явно раздосадован таким проявлением неуважения к отцу. Он вытянул ноги, показал рукой на свои ботинки и обратился к Ольге:

— Сними! Почисти! И не халтурь!

Женщина послушно опустилась на колени перед мужем и стала развязывать шнурки. Андрей достал из кармана потряпанную колоду карт, со злостью посмотрел на нее и швырнул в угол с такой силой, что карты рассыпались по всей комнате.

— Ты завтра с утра козу нашу к Гармановым отведи. Я три косаря Федору должен...

Ольга, которая целый вечер настраивала себя на то, чтобы вести себя максимально сдержанно, была готова разнести мужчине голову одним ботинком, а второй запихнуть ему в задницу. Но вместо этого она прикрыла глаза, со злостью закусила нижнию губу и понесла обувь в сени.

Когда она сегодня вечером шла из магазина и в окно дома Гармановых увидела своего сожителя пьющим за столом с мужиками, то уже смирилась с тем, что большую часть зарплаты он сегодня домой не принесет. Но отобрать бесперебойный источник питания для детей, члена семьи и друга? К такому повороту судьбы она была не готова. Эмоции захватили ее и девушке трудно было скрывать свое настроение.

— Что рожу кривишь? Я козу купил, я козу кормлю и я решаю что с козой делать! А ты уже третий год на моей шее сидишь и ничего твоего тут нет. Слышала? Ничего. Твоего. В этом доме. НЕТ!!! ВСЕ МОЕ!!!.

После этого Андрей еще пять минут красочно и во всех подробностях припоминал ей кто она такая и откуда он ей достал. Десятки оскорблений Ольга услышала в свой адрес: «дефектная», «сирота», «недоучка», «приживалка», «проститутка». Она смогла промолчать и ни как не ответить на них, но крупные слезы стали непроизвольно литься из ее глаз.

Речь мужчины постепенно замедлялась, теряла связность и он замолчал. Ольга, покорно сидевшая на стуле в углу и сдерживающая злость, на цыпочках подошла к нему и с радостью обнаружила, что веки Андрея закрыты и его дыхание приобрело сонный ритм. Велика вероятность, что он проспит до утра и ей удастся пережить этот вечер.

Она перекрестилась и несколько десятков секунд наслаждалась своим маленьким счастьем, пока снова не вспомнила о том, что ей завтра вести Анфису к Гармановым. Они 100% пустят ее на мясо, как это сделали с коровой Бабочкой, которую прошлой осенью проиграл Юрий из 20-го дома.

Ольга прошла в спальню, встала перед большим зеркалом и стала неспеша себя рассматривать. Бледная кожа, тонкие русые волос до лопаток, собранные в высокий хвост, острые миловидные черты лица, большие серые глаза, тонкая фигурку ни разу не рожавшей девушки, обтянутая поношенным пестрым сарафаном.

«А я ведь еще ничего, хотя уже не та...» — подумала Ольга и стала вспоминать свое прошлое. С Андреем она познакомилась, когда ей было 18. 24-летний парень в прямом смысле этого слова подобрал ее на дороге...

***

Когда ее мать умерла, а пьющий отец привел в дом мачеху-алкоголичку, то в родном доме для уже совершеннолетней девушки не стало места. Она поехала в районный центр, где планировала устроится кассиром в супермаркет, чтобы с первой зарплаты снять угол и перебраться туда жить. Но никто не хотел брать неопытную и плохо одетую девушку на работу.

После тяжелого дня бесплодных поисков Оля собиралась вернуться домой последним автобусом. Но на автовокзале встретила свою подругу Аню из соседней деревни на два года младше ее, которая наооборот, приезжала в районный центр на ночь. Ее мать замерзла по пьяни еще 7 лет назад, а отцу было совсем не до воспитания дочери.

Аня спросила Ольгу есть ли у нее парень и предложила поехать на стоянку дальнобойщиков, где можно за ночь заработать столько, сколько продавщица в деревенском магазине зарабатывает за месяц. Ольга была настолько расстроена и беспомощна, что ей было все равно, что будет сегодня с ее телом и согласилась. Тем более, что у нее уже было много парней и она еще ни разу не посмела никому отказать в любви.

Так началась ее новая жизнь, которая ей даже немного нравилась. Столько внимания мужчин и денег она никогда прежде не видела. Изредка бывало, что клиенты били ее по лицу, грубо высаживали из машины или уезжали не заплатив. Но большей частью это были обычные добродушные мужики, с грязными от долгой дороги телами и крупными золотыми кольцами на безымянных пальцах правой руки.

Она как сейчас помнит, как купила после первой ночи работы большой набор косметики Ruby Rose на лотке у цыганки за 300 рублей. В нем были несколько десятков оттенков теней, румян и помад, тушь, подводка, кисточки. И в первый раз в жизни сделала именно такой макияж, какой ей хочется, а не тот, который может получится с помощью старой палетки серых теней и засохшей туши, который достались Оле от мамы.

За лето работы на трассе она купила себе ворох кофточек и юбочек на местном базаре, попробовала самые разные виды алкоголя, побывала в кино и кафе. И даже приобрела нескольких постоянных клиентов, которых в глубине души она считала своими друзьями, хотя они при каждой встрече просили напомнить как ее зовут.

Иногда Ольга давала деньги отцу, с которым он ей тут же посылал ей в магазин за вишневым Blazer-ом. Он никогда не спрашивал ее о том, куда она пропадает на ночь и откуда у нее деньги. Раньше девушку очень расстраивало подобное равнодушие, но теперь она считала, что это к лучшему.

Как-то ранним утром она в очередной раз возвращалась в родной дом и шла по обочине проселочной дороги. Рядом с ней остановилась бежевая «Таврия», за рулем который сидел молодой побритый наголо парень в черном спортивном костюме с дерзким взглядом. Предложил подвести. Ольга согласилась. За услуги таксиста он попросил 50 рублей.

В процессе разговора выяснилось, что его зовут Андрей, он недавно овдовел и остался с двумя детьми 2 и 4 лет. Он сказал, что Ольга ему понравилась и предложил приехать в гости вечерним автобусом в Сысоево к нему домой, но 50 рублей все равно взял.

Отоспашись, девушка помылась водой из ведра, погладила старым печным утюгом одежду, полчаса просидела перед зеркалом с любимым косметическим набором и направилась на остановку. В дороге она думала о том, что этот паренек на «Таврии» — Богом данный шанс начать нормальную жизнь. Она уже успела насмотреться во что превращает женщину 5-10 лет стояния на трассе и думала о том, что ей было бы неплохо накопить денег и завершить свою карьеру пораньше.

Дом Андрея встретил ее пыльным стеклами, разбросанным вещами, горой немытой посуды, паутиной. В углу играли двое чумазых и диковатых детей. Парень поймал растерянный взгляд Ольги и сказал:

— Как видишь, мне хозяйка нужна. Ты приберись, посуду помой, а я пока в магаз сгоняю. Борщ умеешь варить?

Ольга посмотрела на мальчику и девочку, которую спрятались от гостьи под стол, кивнула и стала разгребать мусор на столе. С Андреем, который после прихода из магазина сидел на стуле перед телевизором и краем глаза наблюдал как Ольга приводит дом в божеский вид, готовит ужин и пытается умыть убегающих от нее детей.

Парень и девушка легли спать под утро. Из-за усталости Ольги и равнодушного настроения Андрея между ними ничего не было. Он уже успел отметить, что как женщина она не совсем в его вкусе, хотя хозяйка неплохая. Утром он обнял ее за плечи и сказал:

— Привози свои вещи сегодня, будешь мне женой теперь.

Она увидела огоньки надежды в глазах сидящих рядом на полу детей, поняла что она им просто необходима и неуверенно согласилась.

Вечером она собрала свою одежду, косметику и сказала спящему на диване отцу, что выходит замуж. Он сказал «Угу», повернулся на другой бок и захрапел. Ольга села в автобус и поехала к Андрею. В эту ночь они первый раз были вместе как мужчина и женщина.

Если бы парень был ее клиентом, то девушка бы больше ни разу не села к нему в машину. Он был очень грубым и неумелым любовником. Но ради шанса стать порядочной женой и матерью семейства девушка приняла решение терпеть.

Так началась их семейная жизнь. Через неделю дети привыкли и перестали бояться Ольгу, но мамой так называть и не начали, хотя Андрей грозился побить их, если они не начнут это делать. Сам же он относился к девушке прохладно и почти сразу начал придираться к ней по всяким мелочам.

Еще через пару недель у Андрея выдался первый за все это время выходной и Ольга смогла оставить детей, которые все это время круглосуточно находились рядом с ней. Под предлогом поездки к отцу, она отправилась на стоянку дальнобойщиков, чтобы попрощаться с бывшим товарками.

«Мамочка», увидев Ольгу, выдала дежурную улыбку и спросила: «Куда пропала? Сегодня работать будешь?».

— «Нет, Эля. Не буду. Я теперь замужем» — с трудно скрываемой гордостью за себя ответила Ольга. Каждый раз, когда она рассказывала кому-то о своем новом статусе, то в ее голове звучал резкий крик ее отца: «Да тебя в жизни никто такую косую бестолочь замуж не возьмет!!!».

— «Ну раз так, то поздравляю. Совет, любовь. Но знай, что ты сюда всегда можешь вернуться. Двери открыты. И себя в обиду не давай. Не стоит оно того» — Эльвира потушила сигарету, пристально посмотрела на Ольгу, улыбнулась и пошла договариваться с очередным клиентом.

— «Нашлась блин, советчица. Четверых детей без мужа растит и другим разводы предсказывает. Завидно ей небось просто» — Оля за эти недели успела полюбить холодного Андрея и надеялась, что рано или поздно он оценит ее по достоинству и начнет относится к ней теплее.

Через несколько месяцев, уже изрядно уставшая и накопившая обид на своего гражданского мужа Ольга с радостью обнаружила, что у нее задержка. Она попросила у Андрея деньги на тест на беременность. Но тот в ответ отшутился: «Да зачем он нужен, через 9 месяцев все все равно выяснится».

Никакой медицины у них в деревне не было, а надолго оставить детей и поехать в райцентр Ольга не могла. Она считала дни задержки и надеялась, что внутри нее развивается новая жизнь и она наконец-то станет матерью своего собственного ребенка. Ведь к Асе и Ване она почти ничего не испытывала, разве что жалость и чувство долга.

Потихоньку Ольгу начали беспокоить тошнота и легкие боли внизу живота. По вечерам, она сидела у окна, грызла семечки, смотрела на играющих детей и думала о том, что как все таки здорово, что она встретила Андрея и скоро у нее будет самая самая настоящая семья. Возможно, они наконец-то сходят в ЗАГС и она станет его официальной женой.

В один из таких вечеров, когда шел уже второй месяц предполагаемой беременности Ольги, Андрей пришел с работы, молча поел и лег смотреть телевизор. Девушка присела рядом и стала намекать ему о том, что ради общего ребенка стоило бы задуматься о свадьбе. Он сказал, что расписаться дело нехитрое и это они всегда успеют.

Внезапно, Ольга почувствовала резкую боль в правой части низа живота, которая не отступала. Голова закружилась, участился пульс, потемнело в глазах. Прежде равнодушный Андрей всерьез забеспокоился:

Эй, эй, эй! Не умирай тут мне? Покажи где болит? Тут? Аппендецит сто пудов. У меня так было в 8 классе. Одевайся, щас быстро отвезу тебя в больницу, а то без хозяйки останусь.

С Божьей помощью доехали они до райцентра фантастически быстро. После осмотра врачи без лишних комментариев мгновенно повезли девушку в операционную. Через пару часов Андрей спросил у проходящего мимо врача будет ли она жить, что с ней и когда приехать ее забирать:

Внематочная беременность. Жить будет, а вот с продолжением рода будут большие сложности. Выпишем через три дня. Мест в отделении нет.

Когда Андрей вышел из больницы, то он полной грудью вздохнул прохладный ночной воздух. Он был рад, что Ольга все же осталась жива. Но даже двоих детей ему было непросто прокормить и плодить еще наследников он не особо хотел.

Когда Ольга отошла от наркоза и эмоционально пришла в себя от новости о перевязке обоих маточных труб, то к ней зашел хирург-гинеколог, который делал ей операцию и завел с ней серьезный разговор:

— Девушка, где вы так застудились и нахватали столько болячек? Вам повезло что вы остались живы при такой запущенной ситуации. Вы часто посещали гинеколога в связи с беременностью?

— Ни разу не была. Некогда было. У меня двое детей.

— Но вы же не рожали...

— Это дети мужа... Сожителя точнее, мы пока не расписаны.

— Милая моя, вам 19 лет. Зачем вам чужие дети? Естественным путем вы уже не сможете забеременеть, но годам к 25-30 вы подлечитесь, встанете на ноги, заработайте на ЭКО и создадите нормальную семью. Вы учитесь?

— О детях Андрея никому позаботиться кроме меня. Нет, не учусь, мне некогда.

— А куда вообще смотрят и смотрели ваши родители?

— Мать умерла. Отец пьет.

— Сложная ситуация, боюсь даже не знаю что посоветовать. Ну ладно, до свидания, берегите себя и дома выполняйте все, что вам скажет медсестра при выписке.

От разрыва трубы Ольга потерела очень много крови. Когда Андрей приехал забирать ее из больницы, то он отметил, что та похожа на смерть. Девушка села в машину и плакала всю дорогу. Ведь она упустила самый большой шанс на счастье в своей жизни и произошедшее с ней действительно можно было назвать смертью.

Дома она увидела опять чумазых, растрепанных и заплаканных Асю и Ваню. Оказалась, что Андрей смеха ради говорил им, что Ольга больше никогда не вернется. Дети плакали, но он так и не сказал им об обмане. Девушка еще совсем не отошла от операции, но встала к плите и снова впряглась в седло бесконечного труда жены и матери. Незаконной жены и матери чужих детей.

Иногда по ночам она вспоминала слова гинеколога и думала о том, чтобы уйти от сожителя, который ее не любил. Но вспоминала абсолютно беспомощных маленьких ангелов, спящих вдвоем в одной кроватке в соседней комнате и подавляла в себе эти эгоистичные мысли. Она представялала как было бы плохо ей, если бы мать покинула ее не в 17 лет, а в 2 года.

Чтобы помочь Ольге оправиться от малокровия, Андрей купил по дешевке белую молочную молодую козу. Девушка назвала ее Анфисой и она стала ей самым близким существом.

Ольга бережно доила козу два раза в день, кормила ее черным хлебом после прихода с пастбища и нежно рассчесывала ей пух вечерами, когда все ложились спать. Она рассказывала козе о том, что у нее в душе и коза смотрела на нее добрыми, глубокими, понимающими глазами. Иногда девушке казалось, что в козу вселилась душа ее матери, чтобы помогать ей в нелегкой жизни.

Следующим летом Андрей праздновал 25-летний юбилей. На него приехали больше десятка его друзей из деревень со всего района. Лицо одного из них показалось Ольге смутно знакомым. Когда за столом он начал рассказывать истории из жизни дальнобойщиков, то у девушки все похолодело внутри. Гражданский муж ничего не знал о ее биографии. Да и не спрашивал.

Когда половина гостей уже заснула по разным углам дома, то к моющей посуду на кухне Ольге подошел тот самый гость и мерзким пьяным голосом стал орать ей в ухо: «Ты ну думай, я тебя сразу узнал, еще с порога. Я мгновенно лица запоминаю. Отработай прямо здесь и я мужу ничего не скажу. Или ты не такая теперь? А, звезда?».

Звезда — это произвище ей дали клиенты за особую манеру расставлять руки во время работы. И ее невероятно коробило от него. Ольга была готова провалиться сквозь землю от его слов. Она уже подумывала о том, чтобы проверить не видит ли Андрей и выполнить просьбу гостя во избежании неприятностей. Но гражданский муж стоял прямо в дверях и все слышал...

Ольга выбежала из дома и спряталась в сарае у Анфисы, прижалась к козе и стала ждать, что Андрей тут ее найдет. Но парень был слишком пьян для этого. После часа томительного ожидания она крепко крепко обняла козу и заснула рядом с ней. Ей снилась мама и тихие зимние вечера, когда они лежали с ней в обнимку на диване и смотрели телевизор.

Проснувшись по утру, она просидела в хлеву до середины следующего дня, пока совесть не погнала ее пойти покормить Асю и Ваню. Андрей лежал с больной головой на диване рядом с остатками праздничного стола и смотрел телевизор. Девушку он встретил словами: «Шалава! Гиена! Змея подколодная» и парой крепких пощечин, от которых она улетела на пол. Потом он пару раз пнул лежащую Олю ногой и сказал: «Ладно. Забудем. Оставайся. За детьми смотреть некому».

С тех пор их жизнь стабильно шла по наклонной. Андрей приносил все меньше денег в дом, все чаще пил, поднимал на Ольгу руку и припоминал девушке ее прошлое.

***

Ольга по-прежнему стояла перед зеркалом и размышляла о том, что ей делать дальше. Три тысячи... В долг ей уже никто не даст, ведь они и так уже всем должна. А несколько ночей на стоянке и Анфиса останется жива... Да и Асе с Ваней надо что-то есть. Девушка достала из сундука свой старый косметический набор, стала по крупицам собирать остатки теней и наносить их на веки.

Ольга была не из тех, кто быстро принимает решения. Она уже больше года подумывала о том, чтобы начать тайком ходить по ночам «на подработки». Риск потерять лучшего друга стал последним аргументом в пользу «возвращения в профессию».

Короткая джинсовая мини-юбка почти болталась на ней. Старая куртка тоже сидела слишком свободно. Замазанные красным лаком стрелки на колготках придавали ее виду «нетоварности». Но делать нечего. На цыпочках, чтобы не разбудить Андрей, Ольга вышла из дома и направилась в сторону стоянки.

Шла она минут сорок. Несмотря на октябрь, на улице было три-четыре градуса мороза и замершие колготки неприятно прилипали к бедрам. Знакомых лиц на точке не оказалось. Вместо Эльвиры была какая-то другая мамочка. Девушка подошла к ней и тихо сказала:

— Хочу поработать сегодня. Опытная.

Толстая женшина лет сорока в сером пальто и с ярко-розовыми ярко накрашенным губами внимательно осмотрела ее и сказала:

— Ну ты еще ничего вроде.. Но худая, синяки под глазами.. На игле?

— Нет... Замучена семейной жизнью...

— Ааа, понятно... Рожала?

— Нет.

— Ну вставай ко всем тогда. И не тормози. И так поздно пришла. Минет 300. Комплекс 600. 150 с каждого клиента мне.

Рабочая ночь вышла удивительно спокойной и удачной. Ольга думала о судьбе Анфисы и старалась за пятерых, несмотря на сильное нервное истощение. Клиенты ценили это и щедро платили сверху.

Ей было горько от того, что она вновь вернулась к исходной точке, но надежда на спасение Анфисы зарождала в ее душе радость и желание жить.

Ближе к рассвету, когда стоянка опустела, девушка с полным карманами мятых сторублевых купюр села в такси и поехала к себе домой. Каким-то чудом деньги на спасение козы были собраны. Она попросила остановить водителя в самом начале деревни, чтобы не будить соседей звуком подъезжающего автомобиля и не привлекать к себе внимания.

Еще издалека девушка заметила, что в деревне пожар. Когда таксист высадил ее и она смогла подбежать поближе, то она с ужасом поняла, что их с Андреем дом сгорел до тла и приехавшая пожарная машина уже тушит остатки пламени. Подойдя ближе, она стала рассматривать толпу сбежавшихся людей, пытаясь различить в них силуэты Андрея, Аси и Вани. Но их там не было.

Когда она подошла ближе, то услышала как с пепелища к толпе зевак подходит участковый и комментирует увиденное:

Хозяин, видимо, с сигаретой пьяный уснул и прям в кровати сгорел. Дети не спали, пытались выбежать, но огонь настиг их посреди дома. Тело хозяйки пока не нашел. Толпа сочувственно ахнула и принялась обсуждать случившиеся.

Среди шума людского разговора слышалось тихое блеяние испуганной Анфисы. У вымотанной донельзя Ольги встал комок в горле и подкосились ноги от шока. У нее не было сил подходить к односельчанам и она незамеченная, как зомби, прошла в сарай, села на теплые опилки в хлеву рядом с козой, уткнулась в ее теплый белый живот и тихо заплакала без слез.

Пока она садилась, из сумочки выпал красивый старинный резной ключ, которым она закрыла дверь в комнату где спали дети. Это была самая страшная и непоправимая ошибка за всю ее жизнь. Внезапно у Ольги все поплыло перед глазами и она потеряла сознание, провалившись в сон.

***

Через несколько часов ее разбудила соседка, которая пришла, чтобы увезти бесхозную козу к себе в хлев.

Ольга!!!! Ольга!!!! Ольга!!!! Ты жива!!!! Ты почему в сарае спишь???? Господи, а я уже поминать тебя готовилась.

Девушка проснулась, осознала случившиеся и минуту смотрела вдаль, придумывая, что сказать соседке...

«Была в гостях в родной деревне. Вернулась, увидела что случилось, пошла проведать козу, а потом вырубилась от усталости и горя».

«Давай тогда Анфису подоим побыстрому, а потом пойдем ко мне домой, я тебя чаем отпою и спать уложу» — соседка сочувственно посмотрела на Ольгу и стала рассказывать подбробности вчерашнего пожара.

Вечером Ольга отвела Анфису в хлев к соседке, крепко обняла ее, посмотрела в бездонные сочуствующие глаза и пожелала ей родить этим летом выводок первоклассных козлят от козла Бориса. Она решила уехать из Сысоево навсегда и не оставаться на похороны, так как искренне считала себя 100% виноватой в случившемся и ей было очень стыдно смотреть в глаза односельчанам.

Девушка замазала очередную стрелку на колготках красным лаком, отдала все деньги соседке в счет предыдущих долгов и попрощалась с ней навсегда. Ольга снова шла по замершей проселочной дороге в сторону стоянки дальнобойщиков, в ее старой сумке со сломанной молнией был только паспорт в потрепанной обложке и косметический набор. А тонкий капрон из-за мороза противно прилипал к бедрам.

p.s. Если вас хватило на то, чтобы дочитать рассказ до конца, поставьте, пожалуйста, лайк и подпишитесь на канал.