«Пираты Карибского моря» в бизнесе: тактика «сражений» и жизни «вне боя»

Нынешние бизнесы мало похожи на пиратские сообщества. Время артелей сгинуло! Скорее всего, это произошло, потому что исчез пиратский дух. Где те личности, которые имеют свое мнение и не действуют по указке?

Если спросить у классического разбойника-пирата, от чего он получает удовольствие, когда грабит корабли, с вероятностью в 90 % он ответит: от эффекта, который он производит на своего противника. В общем, цель завладения трофеем для некоторых сильных личностей — это лишь игровое условие. Поэтому многие превращаются в развращенных коммерсантов в отличие от «разбойников» и «хулиганов». Подумайте над тем, в чем разница между женщиной, зарабатывающей на предоставлении интимных услуг, и девушкой легкого поведения?

А теперь вернемся к нашим пиратам. Обратите внимание, что свое мнение у них касалось всего, что угодно, но не самого процесса боя, где подчинение капитану было беспрекословным. «Свое мнение» — это позиция пирата в части совместной жизни со своими собратьями за пределами боя. Пираты жили в двух мирах: в мире сражения и вне его. Объединял, как и разделял эти жизни корабль.

Почему сила пиратского судна была мощнее силы корабля регулярной армии? Почему меньшими силами пираты побеждали? Почему они дрались самоотверженнее? Ответ вы найдете не в мотиве (добыча и ее честный дележ). Он является признаком, а не причиной! Преимущество было в сердце человека-пирата, его психической и волевой конструкции. Каждый слышал про феномен офисного планктона, но не каждый понимает, что такие экземпляры рождаются в среде «регулярной армии». А в пиратском обществе такие просто не приживаются.

Так что же лежит в основе бизнеса в стиле В2P («business to pirate», или «бизнес для пирата»)? Возможно, этот вариант для людей, которые используют бизнес не для наживы, а для самосовершенствования? Каждый находит свой ответ. Для меня B2P — это пиратский дух.

В В2P любой сотрудник такой же пират, как и директор компании. Там все равны в вопросе принятия решения, дележа добычи и установления правил жизни «вне боя». У директора нет привилегий, несмотря на то, что его доля больше остальных. Сотрудники B2P, подобно пиратам, не позволят себя эксплуатировать, ведь это может возникнуть с момента предоставления другому «собрату» привилегии вне «ведения боя». Специалисты B2P действуют по принципу: «Как одна команда в бою, так и одна семья в быту». Чтобы так жить, нужно быть пиратом по духу! Беспрекословно подчиняться лидеру в бою и не подчиняться ему в быту.

Что же отличало капитана от других пиратов? Почему члены команды так его слушались? Во-первых, они беспрекословно подчинялись ему только в сражении. В бытовой жизни правила были принципиально другими — равенство во всем. Во-вторых, капитана слушались потому, что он был абсолютным авторитетом в своем деле. В современном бизнесе сказали бы: он чистый профи или эксперт в этой сфере.

Капитаны выделялись своей храбростью, дерзостью и умением. Они были, прежде всего, военными лидерами, способными повести за собой команду. В сегодняшнем бизнесе это презюмируется двумя вещами. Первое — способностью выдерживать внешние удары конкурентов, болезни рынка (всевозможные финансовые кризисы, экономические обвалы) и внутренние проблемы организации. И второе — умением определить тактику и стратегию в четырех направлениях:

  • подбор команды;
  • захват умов клиентуры;
  • правильное управление деньгами;
  • производство продукта.

Лидер всегда точно знает, как это сделать. Его стратегии гениальны, они внушают страх конкурентам, когда команда реализует их. Такое взаимодействие похоже на то, когда капитан руководил проведением абордажа и врывался на борт неприятельского корабля, вселяя страх своим врагам и восхищение своей команде. Именно поэтому они хотели быть под его началом. Капитан обеспечивал им доход и благополучие, и при этом не эксплуатировал их.

Сейчас бизнес не такой. Он больше похож на тюрьмы или воинские части, в которых есть рабы того или иного уровня, которых эксплуатируют. И получается, что даже тогда, когда капитан обладает чертами стратега и способен выдерживать давление рынка, подобно натиску противника, втрое превышающего его силы, он остается «хозяином». Он выигрывает массой тел, а не коллективным духом. Да, у него может быть смекалка и связи, для него не проблема перекупить специалиста. Так и образовывается класс капиталистов. Вот почему нет пиратов: слишком много планктонов и совсем мало капитанов. Пират бы не позволил появиться капиталисту! Пират всегда воевал против богачей в смысле атрибута неравенства (кажется, сегодня это называется «глобализацией»). Звучит немного по-пролетарски, но если вы присмотритесь, то все же некоторые бизнесы и сегодня похожи на пиратские сообщества, несмотря на то, что у них есть юридический владелец. Однако собственник бизнеса в данном случае ведет себя подобно капитану пиратов, культивируя увеличение пиратского духа, а не численность сотрудников. Каким же нужно быть профи, чтобы стремиться быть лидером, а не желать исключительно увеличивать капитал (юридические права на организацию)!

Как человек, который хорошо знает юриспруденцию, скажу. Грамотно и по закону оформить «пиратство» не сложно. Намерение делать пиратское общество, вот что нелегко! Это не область юриспруденции. Это, скорее, духовная сфера, и здесь «безумству храбрых поем мы песню». Именно по данной причине тем, кто хочет сделать b2p, нужно искать «пиратов». Но, чтобы найти ИХ, нужно самому ИМ быть.

Бизнес B2P — это не правовая форма, а смысловая модель, в основе которой лежит пиратская модель, когда в сражении идут за истинным лидером, а после боя все равны. У кого такой бизнес — просигнальте! Мы же все хотим строить наше общество и делать державу сильной, а вот как, так и не поняли.