Китай променял «Силу Сибири-2» на сланцевый газ США

13.11.2017

Китайские госкорпорации подписали с американским штатом Аляска договор о производстве на его территории сжиженного природного газа на 43 млрд долларов — с последующей транспортировкой в КНР.

Примечательно, что сделка оплачивается американскими бумагами — фактически долговыми расписками США перед Китаем. Их держателями являются Bank of China и государственный фонд КНР, они и обеспечивают выплату.

То есть сланцевый газ, о потенциале которого на мировом рынке Вашингтон так долго и гордо рассуждал, уйдет китайцам в счет долга. Неудивительно, что они решили отказаться от новых газовых контрактов с Россией.

В Пекине заявили, что не видят необходимости в газопроводах "Сила Сибири-2" (мощность 30 млрд кубометров в год) и трубе для поставок голубого топлива с Сахалина (8 млрд кубометров в год), которые обсуждались на протяжении последних двух лет.

Хитрый расчет Китая "Правде.Ру" разъяснил профессор РГУ нефти и газа им. И. М.Губкина Валерий Бессель. По его словам, сделка с американцами и отказ от реализации новых проектов с Россией — "нормальный бизнес-процесс", в котором нет ничего страшного: КНР и США являются основными друг для друга торгово-финансовыми партнерами, и в масштабах их товарооборота сумма сделки в 43 млрд долларов просто несерьезна.

"Нам просто надо брать с них пример и начинать с ними нормально выстраивать отношения. Предлагать им разработку наших месторождений, строить трубопроводные мощности", — пояснил эксперт.

Китайские потребности в газе настолько велики, что тут найдется место сотрудничеству и с американцами, и с россиянами.

"Рынок Китая огромный, мы его оценивали. Если говорить о предельной цифре — 3 трлн м³ газа в год. Это, конечно, нереально, потому что в мире добывают всего 3-4 трлн м³ газа в год. Но требуется колоссальное количество газа", — рассуждает эксперт.

На Китай приходится половина мирового потребления угля, при сжигании которого образуется огромное количество пепла, и эту проблему Пекин рассчитывает решить, изменив баланс в пользу газа. Поэтому он, как выразился Бессель, "заключает везде, где можно, договоры" по газу.

С трубопроводным газом у КНР только один вариант — это Россия, плюс еще туркменское голубое топливо, получаемое с Запада.

А сжиженный природный газ Китаю выгодно получать из многих регионов. Уже идут поставки из Австралии и Катара, теперь будут с Аляски. С Россией по сжиженному газу китайцы работают на проекте "Ямал СПГ" — но расширят участие и начнут вкладываться в него только в том случае, если он докажет свою эффективность. "Мы им предложить пока ничего толком не можем", — констатирует наш собеседник.

"Нам надо очень серьезно работать над созданием своего имиджа надежного партнера, который не будет метаться от революции к революции, и кидать на каждом повороте. Мы сейчас это делаем, но это потребует времени", — повторяет Бессель.

Если же у России появятся проекты, способные заинтересовать китайцев, — они с высокой долей вероятности будут готовы в них вложиться. "Китай, если вы знаете, не занимает никаких политических позиций, его интересует внутреннее развитие, плюс развитие региона, где он находится. Они в политические игры не играют, молодцы", — одобрил Бессель прагматичный подход Пекина.

К России, по его словам, КНР пока относится осторожно в силу целого ряда причин, включая… исторические: ведь один-то раз мы их, условно говоря, уже предали.

"Вы помните слова господина Чубайса, который всем радостно увещевал, что мы с вами вбили последний гвоздь в гроб коммунизма? И после этого как китайские коммунисты будут к нам относиться? Мы им сначала предложили коммунистическую идеологию, потом радостно ее сдали. Они пока очень не уверены, как у нас развернутся события дальше, и присматриваются к нам", — считает эксперт.

Бессель считает, что России следует поучиться у Китая прагматичному отношению к развитию собственной экономики. "В отличие от нас, которые за последние сто лет устроили сами для себя две революции, они без революций спокойно развиваются пять тысяч лет. Это наш удел кому-то помогать, они занимаются собой", — говорит эксперт, предлагая "создавать нормальный инвестиционный климат, чтобы люди ничего не боялись и не теряли здесь деньги, и все будет у нас хорошо — но для этого требуется время (ни в коем случае не революция, а время)".

По его мнению, китайский подход оправдал себя высоким результатом: "Китайцы нам показали, где коммунистический Китай и где свободная рыночная Россия. У них ВВП с учетом паритетов покупательной способности по 2016 году — 21,4 трлн долларов, а у нас — 3,4 трлн долларов. А в 1991 году, когда мы начинали "вбивать гвозди в гроб коммунизма", у нас в ВВП был чуть выше, чем китайский".