дома нескучно
Как весело и с пользой пережить самоизоляцию

06.11.1942 - день когда все могло поменяться

9 November 2019
фото зимы 1941г. дано для понимания места
фото зимы 1941г. дано для понимания места

В 12 часов утра шестого ноября 1942 года в самый разгар Великой отечественной войны когда наши войска вели бои с противником в районе Сталинграда, северо-восточнее Туапсе и юго-восточнее Нальчика 33х летний ефрейтор Дмитриев, получив 45 патронов заступил на пост у «Лобного места» на Красной площади прямо напротив Спасских ворот. В тот день в Большом Кремлёвском дворце должно было состояться торжественное собрание по поводу очередной годовщины Октябрьской революции. Примерно в 14:55, два правительственных ЗИСа выехали из Кремля через Спасские ворота в направлении улицы Куйбышева (ныне — Ильинка).

Не доезжая до Лобного места, автомобиль снизил скорость и сместился вправо, так как движению мешал извозчик с возом сена, следовавший с Васильевского спуска к Красной площади.

За 2 часа до…

Красная площадь была режимным объектом, поэтому когда Дмитриев «заступил на пост» у Лобного мест к нему подошёл милиционер и попытался выяснить, что он тут делает. Дмитриев уверенно отчеканил, что в связи с подготовкой к государственному празднику (7 ноября в СССР праздновалась 25-я годовщина революции) направлен сюда для охраны. Милиционер пожал плечами и ушёл. После этого к Дмитриеву несколько раз подходили офицеры из кремлёвской комендатуры, всем им он отвечал одно и то же. Уверенный вид солдата, военная форма и оружие вызывали доверие у всех, кто интересовался одиноким военнослужащим с винтовкой у стен Кремля. Ведь действительно, на следующий день намечался большой праздник, время было военное, патруль для усиления охраны вполне могли прислать и выставить пост у самого режимного объекта, коим был в то время Кремль. Так и простоял Дмитриев до 14:55 часов, пока не увидел выезжавшую через Спасские ворота машину…

Савелий Тимофеевич Дмитриев
Савелий Тимофеевич Дмитриев

Эх извозчик!

Извозчик с возом сена, следовавший с Васильевского спуска к Красной площади точно не представлял, что он находится «не в том месте и не в то время». Именно его телега заставила ЗИСы притормозить и сменить путь движения, который теперь проходил ближе к одинокому часовому…

Когда первая машина поравнялась с постовым тот не вскинул руку в традиционном приветствии, которое должно было быть в случае проезда столь высоких членов Политбюро, самого товарища Сталина или кого-то из его окружения. Вместо этого постовой снял винтовку с плеча передернул затвори и сделал три выстрела в упор в первый проезжавший ЗИС, с целью УБИТЬ главу СССР товарища Сталина.

Сталин рядом с ЗИСом правительственного гаража (раннее фото)
Сталин рядом с ЗИСом правительственного гаража (раннее фото)

Савелий Тимофеевич Дмитриев (1909 года рождения - ефрейтор, командир зенитно-пулемётной установки первого зенитно-пулемётного полка 1-й зенитно-пулемётной дивизии Московского фронта ПВО Главного Управления ПВО Рабоче-Крестьянской Красной Армии. родился в 1909 году в Усть-Каменогорске в семье зажиточного крестьянина-старообрядца. Дмитриев окончил только один класс начальной школы. Был женат, имел двух детей, в годы советской власти вступил в комсомол. В начале Великой Отечественной войны советского народа 1941—1945 гг. был призван в Красную Армию, первоначально служил в 1-м зенитно-пулемётном полку первого корпуса ПВО Московской зоны ПВО, расквартированном в городе Москве.

Как показало расследование, шедшее семь лет ефрейтор Савельев утром 6го ноября должен был заступить на пост в другом месте, а именно в полковом гараже, но получив оружие и патроны самовольно занял позицию напротив выезда из Кремля около Спасских ворот, как наилучшей позиции для расстрела правительственного авто со Сталиным.

Схема нападения. Из материалов дела.
Схема нападения. Из материалов дела.

Но в первой как и во второй машине ехал не Сталин и сами машины были не простые, это были правительственные бронированные ЗИСы.

Пули ушли рикошетом отскочив от бронированных стекол не причинив находящимся в первой машине никакого вреда. Обстрелянный автомобиль на полной скорости помчался дальше, а вторая машина, наоборот, остановилась. Из неё выскочило несколько охранников. К Лобному месту также поспешили сотрудники кремлёвской комендатуры, стоявшие на своих постах.

Между ними и Дмитриевым завязалась недолгая перестрелка. Патронов у ефрейтора было 45 штук, 3 были уже выпущены, то есть, оставалось 42 патрона. Через несколько минут, бросив гранату чекисты обезвредили Савельева. Который раненный осколком, сдался.

Потом было следствие, которое длилось семь лет. Несмотря на тщательнейшие поиски — проверяли всех родственников и даже мимолётных знакомых Дмитриева — и ежедневные допросы, следователям не удалось обнаружить никаких следов существования организации заговорщиков.

Фото из личного дела Дмитриева
Фото из личного дела Дмитриева

Сам Дмитриев на следствии не слишком охотно распространялся о мотивах, которые подтолкнули его совершить покушение.

Тяжёлые потери в войсках и быстрое продвижение немцев к Москве Дмитриев посчитал следствием некомпетентности советских лидеров. В этом ему также помогла листовка, которые в то время в огромном количестве раскидывали немцы с самолетов.

Покушение он задумал осуществить ещё в конце 1941 года когда он намеревался расстрелять проезжавший по улице Горького кортеж правительственных автомобилей из зенитки на которой был командиром и лишь вероятность большого числа жертв среди случайных прохожих вынудила его отказаться от этого плана. Своего шанса ему пришлось ждать почти год. Дмитриев хотел убить Сталина, но, поскольку не знал, в какой конкретно машине тот будет ехать, допускал, что застрелит не его, а кого-то из политбюро, что тоже его устраивало.

Вид на Лобное место и Спасские ворота (напротив)
Вид на Лобное место и Спасские ворота (напротив)

Берия, по воспоминаниям его сына Серго, считал Дмитриева одиночкой, имевшим проблемы с психикой, также посчитали и следователи. В марте 1944 года было подготовлено обвинение, но в военный трибунал дело было передано лишь в 1950 году. 25 августа 1950 года трибунал приговорил Дмитриева к высшей мере наказания — смертной казни через расстрел. Приговор был приведён в исполнение в тот же день.

История не терпит сослагательного наклонения, но представим, как бы развивалась дальнейшая история СССР если бы у ефрейтора Дмитриева все получилось так, как он задумал. Не забываем страна в тот момент находилась в огромном напряжении переламывая инициативу и переходя на фронтах в наступление и тесня фашистов к границе … если бы в той машине вместо Сталина не сидел нарком внешней торговли Анастас Микоян и если бы у правительственных машин Завода имени Сталина не было бронированных стекол, которым было не страшно даже попадание из более серьезного оружия.

Что стало в извозчиком история умалчивает...