Единовременная денежная выплата на приобретение или строительство жилого помещения (часть 1).

Единовременная денежная выплата на приобретение или строительство жилого помещения или как судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда устанавливает новые нормы права и дает им толкование, не обращая внимания на волю законодателя (части 1 и 2 статьи 31 Жилищного кодекса) и разъяснения Пленума Верховного суда (п. 11 Постановления от 2 июля 2009 г. №14) - (часть 1)
Единовременная денежная выплата на приобретение или строительство жилого помещения или как судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда устанавливает новые нормы права и дает им толкование, не обращая внимания на волю законодателя (части 1 и 2 статьи 31 Жилищного кодекса) и разъяснения Пленума Верховного суда (п. 11 Постановления от 2 июля 2009 г. №14) - (часть 1)

Единовременная денежная выплата на приобретение или строительство жилого помещения является одной из составляющих социальной политики государства, о которой известно и в определении данного понятия и его составляющих не нуждается.

В данной информации, представленной вашему обозрению, речь пойдет о следующем:

- несколько лет назад доходы государства снизились из-за известных складывающихся сложных геополитических обстоятельств;

- соответственно, средства федерального бюджета, выделяемые на единовременную денежную выплату на приобретение или строительство жилого помещения, существенно сократились;

- с помощью судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда, судя по всему, данные расходы были «немного приведены» в соответствие с бюджетом, а именно: своими решениями судебная коллегия по гражданским делам «выбила» (лишила права) из очередей на получение жилья (выплаты) тех, кто проживал в жилых помещениях, принадлежащих на праве собственности своим родителям, но отдельно от них.

Ниже приведу попытку дать анализ ч. 1 и ч.2 ст. 31 ЖК РФ, п. 11 Постановления Пленума от 2 июля 2009 г. №14 и соотнести с судебными решениями, касающегося данного вопроса, вынесенными в последнее время, а именно, что касается п. 11, то «данное разъяснение сделано применительно к ситуации наличия у собственника единственного жилого помещения для проживания» (например, определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 5 октября 2015 г. N 32-КГ15-11)

В первую очередь необходимо рассмотреть вопрос о компетенции судебной коллегии по гражданским делам и соотнести с полномочиями Пленума ВС РФ.

Пленум ВС РФ рассматривает материалы анализа и обобщения судебной практики и дает судам разъяснения по вопросам судебной практики в целях обеспечения единообразного применения законодательства (п.1 ч.3 ст.5 Федерального конституционного закона от 05.02.2014 N 3-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации").

Исходя из структуры ФКЗ от 05.02.2014 N 3-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации", в частности ст. 3 видно, что Пленум является высшим органом ВС РФ в отличие от коллегий и наделен более широкими полномочиями.

Общеизвестно, что данные разъяснения в постановлениях Пленума ВС РФ являются источником толкования и применения норм материального и процессуального права, которыми обязаны руководствоваться все суды без исключения, в т.ч. коллегия по гражданским делам.

Судебные коллегии ВС РФ наделены следующими полномочиями: рассматривают в качестве суда первой инстанции и по новым или вновь открывшимся обстоятельствам дела, отнесенные к подсудности ВС РФ; рассматривают в пределах своих полномочий в соответствии с процессуальным законодательством дела в апелляционном и кассационном порядке; обращаются в КС РФ на основании ч. 4 ст. 125 Конституции РФ с запросом о конституционности закона, подлежащего применению в конкретном деле; обобщают судебную практику; осуществляют иные полномочия в соответствии с федеральными законами (ст.10 ФКЗ от 05.02.2014 №3-ФКЗ "О ВС РФ", п.3.3.2. Порядка формирования и полномочий судебных коллегий ВС РФ, утвержденный Постановлением Пленума ВС РФ от 07.08.2014 №2 "Об утверждении Регламента ВС РФ".

Как видим, судебные коллегии имеют право давать толкование норм материального и процессуального права при обобщении судебной практики (не вынося постановление, а обзор, который, причем, утверждается Президиумом), которое впоследствии учитывается (именно учитывается) в различных судебных инстанциях.

Только есть одно «но» - ни одна судебная коллегия, ни при каких обстоятельствах не имеет права (полномочий, определенных федеральным конституционным законом) давать разъяснения или по-своему каким-либо образом толковать положения постановлений Пленума ВС РФ.

Делаем вывод – судебная коллегия обязана учитывать разъяснения Пленума, но не имеет права давать разъяснения относительно разъяснений Пленума.

Также, сравните состав Пленума и примерно подсчитайте сколько там и там членов (ч. 1, 2 ст. 5 ФКЗ №3-ФКЗ-2014: Председатель, первый заместитель Председателя, заместители Председателя - председатели судебных коллегий, все судьи ВС РФ, а также в заседаниях вправе принимать участие Председатель КС РФ, Генпрокурор, Министр юстиции, их заместители, судьи КС РФ, судьи иных судов и другие лица) с составом судебной коллегии состоящей, обычно, из председательствующего и двух судей, что даже в комментариях не нуждается.

Необходимо заметить, что рассматриваемое постановление Пленума принято в 2009 году, а решения судебных коллегий с подобными «разъяснениями» стали «выходить в свет» в 2015, т.е., получается, что все без исключения судьи, входящие в настоящее время в коллегию по гражданским делам, в 2009 году принимали личное и непосредственное участие в Пленуме при рассмотрении вопросов применения жилищного законодательства.

В связи с этим напрашиваются вопросы:

- Если все судьи принимали участие в Пленуме 2009 года, то по какой причине изначально не указали в постановлении данное разъяснение или не внесли изменения позже. А все просто – нет оснований, т.к. обычно в постановления Пленума изменения вносятся, когда видоизменяются нормы материального или процессуального права, а ч. 1 и ч. 2 ст. 31 ЖК с момента его принятия не менялись.

- Почему «тянули» более 6 лет, если данные разъяснения были всем известны и все участвовали в «дебатах» 2009 года, результатом которых стало постановление Пленума №14-2009

- По какой причине тогда в Постановлении №14-2009 не дали разъяснения применительно к ситуации наличия у собственника множества (более одного, не единственного) жилых помещений для проживания, что, если честно, для такого судебного уровня (высшего!!!) является полностью и безоговорочно абсурдным (собственники в соответствии с нормами гражданского законодательства уже много лет до этого Постановления имели право иметь несколько как жилых, так и не жилых помещений в собственности). Проще говоря, одни вопросы.

Проще говоря, перед судебной коллегий встал вопрос, как обосновать «все эти дела», как всем «втереть» (т.к. это не обоснование и не доказательство), что вы все вместе взятые на протяжении многих лет неправильно толкуете, несмотря на то, что законодатель, принимая Жилищный кодекс, в ст. 31 четко и однозначно указал, что членами семьи являются только совместно (вместе, не раздельно) проживающие (в одном жилом помещении родители, дети) без разграничения сколько жилых помещений находится в собственности кого-либо из них (ЖК РСФСР также имел такие положения (см., например, ст. 53), т.е. признак «совместного проживания в одном помещении» существовал уже не один десяток лет).

Приведу пример, просто для сравнения (даже без учета норм РСФСР, да и СССР), данный ЖК принимался в 2004 году, а ГК в 1994 году, т.е. уже как минимум более 10 лет право собственности в таком виде уже существовало и наивно говорить и полагать (да и просто смешно), что законодатель при принятии норм жилищного законодательства подобные отношения не учитывал.

И был найден выход (раз в компетенцию законодателя «лезть» является откровенным перебором, менять решения Пленума тоже никаких полномочий нет) путем указания своеобразного «примечания» в своих решениях относительно применения п. 11 Постановления Пленума ВС РФ №14-2009, что «данное разъяснение сделано применительно к ситуации наличия у собственника единственного жилого помещения для проживания», а по факту «подменой» толкования норм закона, данного в разъяснении Пленума.

Для чего была осуществлена подобная подмена понимания – смотрим далее. Для того чтобы сделать следующий вывод и использовать его в своих решениях: «гражданину на праве собственности могут принадлежать несколько жилых помещений и проживать он может в любом из них, а не только в том жилом помещении, в котором проживают вселенные им в качестве членов семьи другие лица», т.е. без разницы кто и где проживает в принадлежащих кому-то из членов семьи жилых помещениях – все это члены одной семьи. На этом основании суды стали отказывать в выплате тем, кто, в основном, проживал в жилых помещениях, принадлежащих родителям, но отдельно от них (а у кого еще проживать при наличии возможности проживать у родителей – у чужых людей за непомерную плату особенно молодым семьям с изначально «большими» зарплатами или каждой семье государство сразу по квартире?!)

Подобные утверждения существовали давно, их высказывала в своих работах определенная часть юристов (к слову – абсолютное меньшинство), но главное – в законодательных нормах подобные выводы не были закреплены и не закреплены и сейчас, а наоборот (мнение большинства) было закреплено, что семья – это совместно, вместе проживающие, фактически в одном жилом помещении родители и дети.

Можно было бы со всем этим согласиться (так как различных ситуации, связанных с данной выплатой множество, где-то и, действительно, по справедливости не положено, но закон, есть закон), но только в том случае, если законодатель бы внес изменения в ст. 31 ЖК РФ, а Пленум внес соответствующие изменения в свое Постановление №14-2009 (заметим – два действующих лица – законодатель и Пленум, коллегии - «рядом не стояли»)

Далее, в соответствии с положениями статьи 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным. Согласно разъяснениям, данным в Постановлении Пленума ВС РФ от 19.12.2003 №23, решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ).

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Но подобные определения Верховного Суда РФ (как от 05.10.2015 N 32-КГ15-11) буквально противоречат ч. 2 ст. 31 ЖК РФ, разъяснениям в п. 11 Постановления Пленума ВС РФ №14-2009г., имеют абсолютно безосновательные выводы, полное отсутствие каких-либо пояснений - отчего же у всех всё основано «на неправильном толковании и применении норм материального права к спорным отношениям».

Поэтому, вывод напрашивается единственный и, к сожалению, верный – в разрез нормам права (воле законодателя, в некоторой степени подменяя законодателя), превышая установленные не чем-нибудь, а федеральным конституционным законом (высшая форма законодательного акта) полномочия (принадлежащие только Пленуму ВС РФ), судебная коллегия по гражданским делам (не могу утверждать, что по распоряжению и заданию государства) выносит ничем не обоснованные решения с выводами, противоречащими закону, относительно применения ч. 1 и ч. 2 ст. 31 ЖК РФ, п. 11 Постановления Пленума от 2 июля 2009 г. №14.

В данном случае судьи превратились в законодателя, нарушая конституционный принцип разделения власти (ст. 10 Конституции РФ), по сути, создав себе полномочия, новую норму закона и дав разъяснения к ней.

С какой целью (так как просто так ничего и нигде на таком уровне не принимается и не решается) – выводы делайте сами.