ЗАБАЙКАЛЬСКОЕ КАЗАЧЕСТВО В ЭМИГРАЦИИ НА ТЕРРИТОРИИ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОГО КИТАЯ (МАНЬЧЖУРИИ) В 1920-1930-е гг. - ЧАСТЬ 3

01.05.2018

В Драгоценке с 1936 г. выходила еженедельная очень интересная и редкая казачья газета «Казачья жизнь» (ред. В. Г. Сергеев), имевшая от 10 до 40 страниц и, помимо местного материала, включавшая международные политические новости.

Помимо Драгоценки крупными селами были Верх-Кули, Лабдарин, Усть-Кули, Нармакчи, Дубовая, Ключевая, Верх-Урга и др. К 1933 г., по данным обследования, произведенного майором японской службы Симонога Кенузи, численность Трехречья по долинам рек в 23 поселках достигла 5519 человек [3, с. 77-91].

Надо отметить, что этот район Китая планировался и к дальнейшему заселению японцами. Подтверждение этому находим в журнале «Восточная Азия» (Токио, март 1934 г.), в статье «Проект переселения японцев-колонистов в Трехречье», читаем «Район Трехречья и по политическим соображениям и по этнографическим условиям является вполне благоприятным для японской колонизации».

Японский план заселения Трехречья по этой статье сводится к следующему: «Японские колонисты-мужчины должны быть не старше 30 лет, иметь с собою семьи, быть здоровыми, иметь образование не ниже среднего, а также обладать убеждениями, заслуживающими полное доверие. Прежде чем обосноваться в Трехречье, часть колонистов должна прослушать ряд лекций в Хайларе по ведению сельского хозяйства в Северной Маньчжурии. Из колонистов должно быть избрано лицо в качестве руководителя "не только японскими (поселенцами), но и русскими"».

Расселение японских колонистов предполагалось двоякое - одиночками и поселками. Одиночки-семьи должны быть вкраплены в наиболее населенные трехреченские поселки - Верх-Кули, Лабдарин, Усть-Урга и Драгоценка. В статье отмечается также поселок Нанжибулак, но он находится не в Трехречье, а на реке Мергеле. Цель внедрения японских семей в эмигрантские поселки - ознакомиться «с местными земледельческими и скотоводческими навыками русских крестьян»... После этого ознакомления внедрившиеся одиночками японские семьи «займутся организацией экономического объединения, а также урегулированием политических и племенных взаимоотношений». В дальнейшем, «объединившись непосредственно с групповыми колонистами, будет установлен твердый базис для японской колонизации». Японские же групповые поселения предполагается обосновать «в местах, оставленными прежними обитателями Трехречья, а также на нетронутых еще плодородных районах.». Поселки предполагается создавать из 30 семей, по 3 человека в семье (муж, жена и ребенок). В заключение автор отмечает, что трехреченский район весьма пригоден для японской колонизации.

Отношения поселковых управлений в Трехречье к вышестоящим органам администрации к времени японской оккупации в Маньчжурии получили довольно сложную форму. В административном отношении главой белоэмигрантского поселка являлся поселковый атаман, который подчинялся, по существу, пяти органам: по линии общей администрации - Хошунному Управлению и органам полиции, по линии белоэмигрантского управления - японской военной миссии в Трехречье, а также начальнику трехреченского БРЭМ, и по линии сословного казачьего управления - станичному атаману в Трехречье, который совмещал функции начальника Бюро по делам русских эмигрантов в Маньчжурии.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

ЧАСТЬ 1
ЧАСТЬ 2
ЧАСТЬ 3
ЧАСТЬ 4
ЧАСТЬ 5
ГРУППА "ИСТОРИЯ КАЗАЧЕСТВА" В ВКОНТАКТЕ