Снежана Огневич. Два верования. Глава 6

Глава 6  

Монастырь это символ уединения, аскетического образа жизни, центр духовности. Обитель где велись летописи , собирались книги. Тут организовывались ремесленные мастерские, творили знаменитые иконописцы. А неприступные монастырские стены часто играли роль крепостей, задерживая неприятеля.

День в обители начинается с рассветом и длится до ночи. Несколько часов занимают богослужения и молитвы, требующие большого напряжения душевных сил. Поскольку большинство обителей находится на самообеспечении, все работы выполняются монахами. Это возделывание огорода, работа на скотном дворе и в прачечной, приготовление пищи. В монастырях нет мирских развлечений.

« И вот снова я попала в эти стены, стены навевающие скуку и уныние. Серые , холодные стены из камня, это то что я видела практически всю свою жизнь и получив глоток свободы , которая длилась как мне показалось какие-то минуты. Год, который пролетел как мгновение. И вот снова, снова эти давящие глухие стены. Благо ненадолго, всего на семь дней, но эти дни надо пережить».

От того что я была всего лишь гостья в этом монастыре, по- утрам мне не было необходимости вставать на утреннюю молитву и мой сон ник-то не тревожил. Я могла спать хоть до полудня. В первый же день мне принесли одеяние послушницы: подрясник и полуапостольник - так как не принято ходить в мирских одеждах по обители Господней. Когда переоделась и привела себя в порядок, провели по всем необходимым помещениям: Зал для трапез, уборные, библиотека, комнаты для молитв. Монашка, которая сопровождала, рассказала о прекрасном парке, который находиться во дворе.

-Там такие красивые деревья, вечно зелёные, а еще в саду есть очень красивые цветы, ночью они пахнут как божественный нектар. А еще там есть пруд. Прозрачная , чистая гладь- Мечтательно закрыв глаза , промурлыкала монашка- Через неё видно камушки на дне, растения которые покрывают эти камни и обитателей этого пруда: рыбки разных цветов и видов, рачки , и еще множество подводной живности которую мне не получается рассмотреть. Времени на потехи не хватает. А самое главное украшение этого поистине прекрасного места – птицы, белоснежные лебеди. Ты же знаешь, что эти птицы выбирают пару раз и навсегда?- Она повернулась ко мне и выжидающе посмотрела в мои глаза, я кивнула «Да»- Монашка удовлетворенно улыбнулась, как будто получила сладость, развернулась и мы продолжили движение.- Помню, была ночь, - Продолжила свой рассказ послушница, - Обитель приготовилась ко сну, и вдруг всех взбудоражили странные звуки: тягучие, звонкие, тоскливые, дивные звуки. Послушницы побоялись выйти к пруду посмотреть что там происходит, так как звук шел оттуда, но монашка Елена, которая приглядывает за этим прудом и парком в частности , сказала что это « Лебединая песнь» она предвестница смерти. Лебеди поют ее, когда чувствуют дыхание смерти у своего крыла. – Монашка умолкла, а я с нетерпением ждала продолжения, она шла, молча, задумчиво, переживая снова те моменты. И когда заговорила снова , я подалась к ней ближе что бы нечего не пропустить,- У нас в пруду жили две пары лебедей, сейчас осталась одна.- Снова замолчала перебарывая слезы которые у нее набежали на глаза, - В ту ночь к нам влез хищник, как он пролез , нам до сих пор не ведомо, говорят вурдалак не иначе, некоторые обитатели монастыря, слышали протяжный вой, вот он убил одного лебединого самца, а самка через какое-то время умерла от тоски.- В горле стали комом не пролитые слезы. «Безумно было жаль этих прекрасных птиц, которые символизируют чистоту, милосердие и символ Девы Марии. Но былое не воротишь, да и чем бы я помогла, даже если бы была на тот момент у пруда?» , Пока я шла в размышлении, монашка привела меня в конюшню.- Вот смотри твои вороные, за ними приглядывает конюх, прибывший с тобой, ему было выделено место для опочивания и пища. Боярин который прислал нам письмо , прислал с ним гроши , которые как говорится в письме на твои нужды. Можешь не переживать о своем пребывании в монастыре, тебе все предоставят.- Монашка задумчиво осмотрела конюшню, бегло оглядела жеребцов и снова взгляд ее не больших, слегка раскосых глаз, цвета пожолклой осенней травы, задумчиво уставился в мои темно-карие.- В целом я показала все что требовалось. Колокола бьют полдень, пора трапезничать. Пойдем в зал.

- Весьма благодарна за столь интересное времяпрепровождение.- Я была искренне благодарна за такой чудный рассказ. – Прости, но всё же как пролез тот зверь через стены монастыря? Они же довольно высоки.

- Одному Богу это ведомо - Пожав плечами и помотав головой, сказала монашка. И развернувшись, вышла вон в дверь.

Вороные, учуяв знакомый запах - призывно заржали. Подойдя к ним, задумчиво погладила по морде вначале одну лошадку с черными глазами и белой звездой во лбу, опосля погладила и второго жеребца, черного словно ночь.

- Вы мои золотые, вы мои красавцы. – Поглаживая приговариваю - Спасибо вам за мою жизнь спасённую, если бы не ваши быстрые ноги, погибать в зубах хищника, как тот лебедь .- Кони и вправду умны, стоят, слушают ушами прядут. – Пойду я, а вы хорошо отдыхайте и кушайте, нам скоро предстоит дорожка дальняя, да путь не легкий.- Развернулась и пошла в трапезную.

Назад шла той же дорогой , по пути рассматривая сельскозяйственные постройки. С одной стороны аллейки, по которой я шла, были выстроены в рядок маленькие домики с дверью и одним окном. Они жались один к одному как братья близнецы. С другой стороны постройки для хранения всех видов зерна. К каждой постройке вела вымощенная плиткой аллейка. Во дворе монастыря находились колодцы, они расположились у всех выходов с обители Господней, что бы за водой не далеко было бегать. Эти маленькие, аккуратные и одинаковые постройки окружали сам монастырь. Он стоял огромный, неприступный, серый с маленькими окнами . Высокие шпили этого здания были украшены лебедями. На самом верху каменного гиганта были прицеплены три больших колокола и множество маленьких. Они- то сейчас и призывали к трапезе.

Поднялась по ступеням здания. Вошла в длинный коридор. В середине этот монастырь точная копия, того в котором проживала я целые семь лет. Никакой роскоши, все двери , которые вели в кельи вдоль коридора были из дерева покрашенного в серый цвет. На каждой двери был маленький знак, невидимый обыкновенному человеку, но по ним монашки отыскивали свои опочивальни.

Прошлась по коридору, осматривая двери, свернула во второй, в конце второго коридора была каменная лестница, ведущая вверх, поднялась по ней на второй этаж, тут снова свернула, а вот знак трапезной. Хлеб и вино, обозначающие « плоть и кровь Господа Бога». Вошла в дверь, в помещении было множество длинных грубых столов , возле них стояли длинные скамьи, на которых и восседали послушницы. У всех были склонены головы в благодарной молитве за хлеб и соль, которую читала мать – настоятельница. Увидев меня, она глазами показала на пустующее место у одного стола , прошествовав к нему, присела и сложила руки в молитве. После благодарного молебна, все взяли деревянные ложки и застучали по деревянным тарелкам. Сегодня была пшеничная каша с маслом, а так же пирог и молоко. Утолив первый голод, послушницы стали перешептываться между собой, тихонько обсуждая свои проблемы и интересы. Ну, все, как и было в моем монастыре. Так и потекла вереница долгих серых дней.

Просыпаясь утром я шла завтракать, после трапезы шла в библиотеку ( с позволения матушки могла пользоваться книгами и летописями). Когда надоедало читать, бродила в поиске хоть какого-то развлечения. Мне было предложено походить со всеми ученицами на уроки, но я отказалась, чего там не видела за семь лет? Поэтому просто шла помогать по хозяйству. С позволения матушки мне было разрешено помогать молоть муку до полдника, а после шла смотреть, как вышивают рушники мастерицы этого дела. Из под рук этих « богинь вышивки», выходили прекрасные полотнища, на которых изображались: битвы княжьей рати , природные красоты и явления, волшебные животные и подводные миры. Послушницы во время работы рассказывали разные истории и были. А я рассказала в свою очередь о своей жизни, когда меня тятенька за боярина Соковицына отдать хотел, да как после ухода этого Кощеюшки двор выметала, по приметам если вымести двор после ухода человека, то выметается дух его и человек больше не воротиться.

После ужина, когда обитель Господа затихала, и все монахини расходились по своим кельям, монастырь погружался в царство покоя и тишины. Эти тихие часы просто давили на меня и вгоняли в тоску зелёную. В келье я была одна, поэтому было очень одиноко, даже поговорить не было с кем. Как-то ночью, когда мне не спалось, решила прогуляться по зданиям монастыря. Открыв тихонько дверь, которая к моей досаде поскрипывала, выглянула в коридор, не обнаружив никого, прошмыгнула мышкой у стены. Крадучись на цыпочках по длинным коридорам пыталась хоть что-то осмотреть, но в темноте нечего не различалось, с досады решила уже вернуться в свою келью, когда за следующим поворотом врезалась в послушницу. Мы обе приземлились на мягкие места. Монашка с минуту таращилась на меня , потом со словами « Тьфу ты, напугала» ойкая, встала и потерла то место, на которое приземлилась. И тут я заметила у нее в руке странную лампу. В которой вместо огня, летали маленькие огоньки, их было множество. Они кружились, сбивались кучками и разлетались. Словно завороженная смотрела на это чудо.

- Ну чего расселась, вставай, давай. – Послушница протянула мне свою руку. Но я не могла оторвать глаза от лампы. Заметив мой взгляд монашка спросила : – Нравится? – Я кивнула, - Хочешь и тебе такую же дам?- Я закивала с удвоенной силой.- Ну, пойдем ко мне в келью.

В покоях монашки были еще лампы, но они не светились. Послушница усадила меня на топчан, а сама взяв одну из не светившихся ламп, которые стояли в ряд на полу возле топчана, подошла к оконному проему и открыв его стала тихонечко шептать мелодичные слова, их разобрать не получалось. Но через минуту у ее окна появились маленькие огоньки, они один за одним, в рядок стали залетать в отрытую лампу и когда та засверкала как и первая , монашка подула на оставшихся не поместившихся и эти огоньки разлетевшись в разные стороны, растаяли в воздухе. Это были чудеса, магия, колдовство, я была зачарована этим видением. Монашка увидев мой раскрытый от удивления рот, улыбнулась :

- Сомкни уста, а то светлячки залетят.- Я и захлопнула варежку.

- Что это было? Магия? Ты чародейка??- Смотрю на эту женщину и не верю своим глазам.

- Ну что за глупости, я обычная человеческая женщина. Зовут меня Елена. А это моя особенность, я умею говорить с природой. Вот за это меня отчим и заточил в монастырь.- Монашка улыбнулась белоснежной улыбкой.

- А как ты это делаешь? Как ты их созвала?- Подавшись вперед к монашке, пыталась рассмотреть красоту, которую она держала в руках.

- Просто позвала и они прилетели.- И замолчала. Ясидела и любовалась творением рук этой чародейки.- Ну, ты давай забирай и топай в келью, я тоже буду ложиться опочивать. С утра выпусти их на волю, а вечером придешь, я созову других, долго их нельзя так держать, помрут. – С этими словами она подхватила лампу, потом меня за руку и вытолкала за дверь.- Мирной ночи -. Высунув голову с двери пожелала она.

- И тебе мирной, спасибо за чудеса. – Монашка прижала палец к губам « Тсссс, это наша тайна» и захлопнула дверь.

Прибежав к себе в келью, поставила лампу на тумбу, которая тут была вместо стола и села на свой топчан, стала любоваться этой красотой. От лампы шел не яркий свет, но он достаточно хорошо освещал тот кусочек пространства, в котором находился. Через время очарование прошло, и стало уже не так интересно наблюдать за светлячками , ну , а мной овладело чувство прекрасного и вдохновленная душа захотела приключений. Сняла наряд монашки, распустила длинные волосы до колен, надела белое платье с разлетающимся длинным низом. Туфли на невысоком каблучке и выбелила белилами лицо. В зеркале моему взору предстал ангел, жаль нимба и крыльев не хватает, Я представила что меня, прекрасного Ангела украл демон и заточил в этом жутком, темном лабиринте из-за того что был отвергнут мною. А подарок от чародейки добавлял мистики.

Скрипнула дверь и меня Белоснежного Ангела вынесло на свободу. Вот крадусь по коридору, каблучки умеренно с каждым шагом « цок- цок- цок» Рассматриваю стены, вдруг где-то припрятана скрытая дверь. Лампа подсвечивает немного дорогу впереди, это так красиво и романтично. Первая монашка, которую я встретила по пути , выходившая с своих покоев, с глухим « бум» приземлилась у дверей своей кельи. Подошла, прощупала пульс, жить будет. Испугавшись что меня поймают, осторожно на цыпочках что бы не цокать каблучками, побежала дальше . Через время мне встретились еще две монашки. Они шествовали молча друг за дружкой , но когда я вышла из-за угла , первая стала читать молитвы и креститься, а вторая икать и тыкать в меня пальцем, и тут икающая с таким же « бум» как и первая которую встретила, приземлилась возле молящейся монашки. Увидав такую картину, я дала стрекача. Бежала по длинным коридорам, стараясь становиться на пальчики, чтобы не издавать ненужные звуки.

Остановилась у огромной черной двери с обручами вместо ручек. Потянула на себя одну створку и увидела длинную лестницу, которая вела вниз в темноту. Было немного жутковато , постояв некоторое время в нерешительности ,оглядываясь по сторонам , было решила вернуться назад, но любопытство пересилило страх. Спустившись вниз по крутой лестнице - меня вынесло в подземелье монастыря. Впрочем было предсказуемо. Поблуждав по длинном подвале, где были только пустые клетки и решетки , нечего для себя интересного не нашла. Сколько времени я блуждала , не знаю но услышав колокола которые оповещали полночь поспешила в свою келью. По дороге назад никого больше не повстречала. Зашла в опочивальню, открыла окно , выпустила светлячков с лампы, умылась, переоделась и легла отдыхать.

Проснулась поздним днем- был обед. Пошла трапезничать, взяла книгу с библиотеки, которую читать не хотелось, пошла, помогать по хозяйству. А вечером снова бродила с лампой по помещениям монастыря в поисках приключений.

И так со дня вдень. Приключения ко мне не приходили , нового нечего не попадалось, я даже во дворе один раз побродила , сходила на пруд, полюбовалась темно-синей гладью в которой отражалась луна , побродила возле камышей в поиске прекрасных птиц но их не было видно. Вспомнив историю о хищнике, решила, что лучше пойти в свою келью. Нет, мне не страшно было, ну совсем, ну может чуть-чуть, после того как вспомнила историю монашки. Странно, на следующий день, после ужина мне больше монашки не попадались. Вообще ниразу за все эти дни.

Как-то за обедом , одна монашка начала рассказывать, что призрак девушки так и бродит по монастырю и упокоиться не желает. Я подавилась кашей, еле откашлялась, запила водой и с интересом уставилась на нее.

-Какой призрак?- Осторожно так поинтересовалась у послушницы.

- Снежана, а ты разве не видела ее?- Я помахала головой - что нет. И тут монашка округлив глаза, и шёпотом, в жуткой манере рассказала удивительную историю.- Давным-давно, один князь запер свою тронувшуюся умом дочь в монастырь.- Очень интересно, прям тронувшуюся? Ну-ну ,- Несчастная девушка хотела уйти с этого места , но не могла найти выход, она бродила по обители с лампой в руках и всех кого встречала, спрашивала, как ей пройти домой. Да так и представилась перед Богом, не найдя выхода с монастыря. Но ее дух и поныне бродит по этому зданию в белом платье, распущенными волосами и лампой в руках. Звук ее шагов раздается по коридорам монастыря « цок-цок-цок»- И она так жутко начала цокать. А я сижу и прозреваю.- Этот призрак блуждает не упокоенный и спрашивает дорогу к выходу у встречных, но кто не отвечает на вопрос, просто пропадают бесследно. А призрак и дальше блуждает по коридорам. А однажды было слышно, как он подвывает в подземелье.

- Ну вот не правда, - Возмутилась я ,- И совсем он не спрашивает дорогу.( Ну было, аукала в подземелье, там такое красивое эхо.) Понапридумывают же всяких историй.

- А ты что с ним встречалась? – Монашки, сидевшие со мной за одним столом, вдруг повернули головы ко мне. Сидят, смотрят с интересом в глазах.

- Ну, не то что бы встречалась, - Начала отнекиваться,- Слышала стук каблуков, – Вот Черт, прости Господи, как говорят деревенские ребятишки « Бежим огородами, пока не побили» Вставая из-за стола ,пожелала приятного аппетита и только собралась бежать, как меня окликнули.

- Снежана, говорят призрак, уж очень похож на нашу гостью, ну прямо вылитая ты. - Оп, поворачиваю голову, сидит Мать – Настоятельница данного монастыря и смотрит на меня своими умными и проницаемыми черными глазами. Брови нахмурила, губы в одну полоску сжала . Сидит так выжидающе смотрит. Засада прям Ну, вот что делать? Похоже, меня раскусили. Села назад на скамейку глазки потупила в стол, вздохнула один раз, потом второй, и призналась во всем. « Ну и чего так осерчали? Ну походила, ну испугала пару человек, ну так живи –здоровы, чего так злиться –то?».Мне запретили выходить с кельи после ужина. А если очень нужно то только при сопровождении. Так я и просидела наказана последних два дня , читала книги и чуть не завывала от скуки. « Ну и чего взъелись –то? Не специально я. Ну что за жизнь-то такая, несправедливая?»

В день моего отъезда, провожать меня вышли почти все послушницы монастыря. Стоят в рядочек, у каждой в руках по метле, стоят все так мило и радостно улыбаются, я аж прослезилась, сижу платочком слезки вытираю, ну право слово, как дети малые, взрослые же люди, а в приметы верят. Неужели верят, что если после того как я отчалю и всей толпой замести двор то я больше не вернусь? Наивные, аж до слёз. Но будем откровенны, я сама не желаю снова попадать в такие вот обиталища.

В дорогу сопровождать мне выделили послушницу. Девушка в обычных мирских нарядах села со мной рядом и мы покатили. По дороге мы с девушкой познакомились , звали послушницу Настасья, и она была лучшей ученицей со всей группы , ей выпала « честь» сопровождать меня, что бы уберечь, так сказать, от неприятностей. «Ну мы и сами не промах, постоять за себя сможем, ну да ладно, не скучно в дороге будет.»

- Снежана, зачем вообще так нарядилась, да додумалась бродить в таком наряде по монастырю?- Сидит напротив меня, своими зелеными глазками осуждающе сверлит, « Ух бы Боже мой , какие мы правильные». Ручки на коленях сложены, спина прямая. Кол проглотила? Вначале не хотела рассказывать, потом подумала « дорога долгая, нам с ней дружить надо, а не пререкаться. Ладно уж , так и быть, мы не такие и гордые что бы дуть губы по таким мелочам».

Сижу в окошко смотрю, карета мирно покачивает. Даждьбог еще только начал показывать свои золотые кудри, заливая горизонт светло- красным божественным огнем. Жаворонки заливаются трелью - им вторят другие ранние птицы.

- Знаешь, Настасья, мне казалось очень романтично бродить по этому большому замку,- Глаз от окошка не отрываю, смотрю на проплывающие деревья,- Я семь лет прожила в таком монастыре, под надзором, и когда попала снова , в эту атмосферу жизни, меня обуял призрак бунтарства.- Замолчала, собираясь с мыслями, мимо все так же проплывали деревья. Пейзаж за окном не менялся и я повернулась к Настасье, монашка смотревшая в то время в окно повозки , тоже повернулась ко мне и мы встретились глазами,- Ты же знаешь что в каждой хозяйственной постройке живет дух дома Домовой? – Монашка кивнула,- Дух, обитающий в вашем монастыре, подавлял мою волю, душил чувство свободы. Бывали моменты , сижу, пью чай и читаю увлеченно интересную книгу, и вдруг на меня накатывает такое чувство безразличия, спокойствия, мне так хорошо на душе, хочется остаться в этой духовной среде на всегда, и это мне кажется так естественно и необходимо. Но это не правильно, прожив в монастыре семь лет - я возненавидела эти места, и мне не свойственны такие чувства. . – Монашка сидела и внимательно внемлила моим словам, -Вот тогда я и взбунтовалась, мне хотелось показать этому духу что я всего лишь гостья в этом плену, что оставаться там не намерена и жить по правилам этого строения не буду. Первая попытка бунтарства была не удачной, в первый день я отворила дверь и увидела только темноту. Вторая была более удачна, мне удалось раздобыть волшебную лампу и зачарованная этим волшебством мне захотелось приключений. Вспомнив, что все героини приключенческих романов должны быть красиво и романтично одеты я решила не ломать представления о них. – Я замолчала, взяла флягу с водой, пригубив ее сделала пару глотков.

- Романтично значит?- Вдруг хихикнула монашка, - Тебе романтики и магии захотелось, а весь монастырь на ушах стоял, все послушницы после ужина с покоев боялись выходить. А те кому « посчастливилось» с тобой повстречаться до сих пор отойти не могут. Преподавательница танцев была первой жертвой твоей романтики.

- То-то я думаю, почему она так грациозно приложилась об пол, - И изобразила падение монашки, левая рука в полусогнутом состоянии, четыре пальчика прижаты к виску, мизинчик оттопырен. Монашка начала хохотать в голос. Глядя, как смеется послушница я и сама начала хихикать. – А вторые две жертвы кто были?

Девушка, хохоча, пыталась проговорить – Учитель пения, - И снова хохочет, за живот хватается, - И мастер Одеяний.- Девушка так заразительно хохотала, глядя на нее, и я стала смеяться .

- Учитель пения, наверное, та, которая так мелодично пела « Отче наш» и крестилась?- Хохот разбирал из нутрии, на глаза накатили слезы.

- Она самая,- Еле выговорила монашка, согнувшись пополам, вытирала слезы платочком катившиеся с глаз.

- Вторая так элегантно икала и тыкала в меня пальцем, ну как я могла не раглядеть в ней мастера одеяний?- Все это была последняя фаза смеха, я стала икать, нащупала флягу с водой и сделала глоток. Немного помогло, - Ну все хватит , - Хихикая стала успокаивать послушницу. Девушка помотала головой в знак что да, хватит, и глубоко вдохнув, распрямилась на сиденье и задержала дыхание. Хохотать мы с ней перестали, выпили воды и замолчали, смотря друг другу в глаза. Каждая думала о чем-то своем. Через время монашка заговорила.

- О тебе долго будут помнить в этом монастыре, даже легенда ходит о девушке в белом платье и лампе.- И снова замолчала. И я молчала, а что могла ответить, я не думала, что все так обернется.

Повозка мирно катилась по утоптанной дороге, мы, с Настасьей молча, рассматривали пейзаж, пролегающий за окном. Посадка деревьев, кое – где попадались прогалины, на них росла ярко- зеленая трава и множество полевых цветов, небо было ярко- ярко синим, без облаков. Вдруг монашка повернула лицо ко мне , я в свою очередь тоже посмотрела на нее.

- Снежана- Начала она, внимательно всматриваясь в мои глаза,- По монастырям ходит слух « Прекрасный принц блондин ездит на белом жеребце и разыскивает свою возлюбленную, которую злой отец упёк в Обитель Господа разлучив возлюбленных» Говорят он и к нам приезжал, да вот настоятельница отправила его восвояси. Тебе нечего не известно об этом?

Мои глаза расширились от удивления, я попыталась это скрыть, не хочется все рассказывать, я- то в бегах. Поэтому покивав головой из стороны в сторону в знак, что нечего не знаю, стала и дальше наблюдать за природой. «А этот гадёныш упертый оказывается. Ну надо же, я уж думала он домой укатил за море за океань, ан нет, бегает – ищет. Ладно бы Беатрисс, она важная политическая фигура, дак и меня же ищет, и придумал же -« Возлюбленная».»