Я этим городом храним!..

Сегодня ему 315 лет... Признание в любви. К моему Городу.

Полюби эту вечность болот:
Никогда не иссякнет их мощь.
А.Блок

Вот только в одном я сочувствую всем не питерцам.

Вы не можете, когда всё хреново и жить не хочется, когда зубы нельзя разнять и жизнь не мила, выйти на брег Петропавловки, пройти по Кировскому мосту (да, для меня он по-прежнему Кировский) и внезапно понять – жизнь прекрасна!!!
А всё иное смывается могучей рекой.

И к нему взговорил, устремляя крылатые речи:
"Старец, жестоко тебя ратоборцы младые стесняют!
Сила оставила, старость тебя удручила лихая;
Немощен твой и возница, и кони твои не проворны.
Шествуй ко мне, взойди на мою колесницу...

И я вхожу на колесницу. Я иду по великой площади. И, как с луковицы слетает шелуха, слетает с меня мерзость запустения. И с каждым шагом мне легче… невесомей. Мои величайшие проблемы кажутся всё меньшими и незначительными. Растворяются…

Пал между тем в Океан лучезарный пламенник солнца,
Черную ночь навлекая на многоплодящую землю.
День сокрылся противу желаний троян; но ахейцам
Сладкая, всем вожделенная, мрачная ночь наступила.

Я иду по набережным Невы. Рядом с ними. И поперёк. Вот она истинная свобода! Идти туда, куда в последний момент повернула нога. Даже не голова. Нога.

Гордо мечтая, трояне на поприще бранном сидели
Целую ночь; и огни их несчетные в поле пылали.
Словно как на небе около месяца ясного сонмом
Кажутся звезды прекрасные, ежели воздух безветрен;
Все кругом открывается - холмы, высокие горы,
Долы; небесный эфир разверзается весь беспредельный;
Видны все звезды; и пастырь, дивуясь, душой веселится, -
Столько меж черных судов и глубокопучинного Ксанфа
Зрелость огней троянских, пылающих пред Илионом.

Всматриваться в лица грозных монументов, сладко замирая на миг... Думают ли они, видят ли нас? И чьи у них глаза?
Это город в нас смотрит через них... прямо в душу!

Над возмущенною Невою
Стоит с простертою рукою
Кумир на бронзовом коне.
(Пушкин)

Уж на что был он грозен и смел,
Да скакун его бешеный выдал,
Царь змеи раздавить не сумел,
И прижатая стала наш идол.
(Анненский)

Он в нас не всматривается. Он ждёт, когда мы придём в себя. Все мы, живущие в этой стране.

А вот он смотрит. Пристально. При. Стально!

Бросив случайный взгляд на Биржу, на стрелку с моста, почувствуешь, что сердце сжалось, а потом ровно забилось. А взгляд на Петропавловку вновь заставляет сердце биться полно и ровно. Годы слетают с тебя, а улыбка скользит по губам.

Как в молодости. С любимой девушкой… Ночь ли, день ли… Воля!

Мы её так напрасно ждали! Столетия.

Но когда закатился свет блистательный солнца,
Боги, желая почить, уклонилися каждый в обитель,
Где небожителю каждому дом на холмистом Олимпе
Мудрый Гефест хромоногий по замыслам творческим создал.
Зевс к одру своему отошел, олимпийский блистатель,
Где и всегда почивал, как сон посещал его сладкий;
Там он, восшедши, почил, и при нем златотронная Гера.

Звезда, по имени Солнце.
Она ласкает Город, пусть скудно и редко, тем больше мы её любим. Мы и Город.

- Что вы умолкнули все, кудреглавые чада Эллады?
Знаменьем сим проявил нам событие Зевс промыслитель,
Позднее, поздний конец, но которого слава бессмертна!
Сколько пернатых птенцов поглотил дракон сей кровавый
(Восемь их было в гнезде и девятая матерь пернатых),
Столько, ахейцы, годов воевать мы под Троею будем;
Но в десятый разрушим обширную стогнами Трою.-
Так нам предсказывал Калхас, и все совершается ныне.
Бодрствуйте же, други, останемся все, браноносцы данаи,
Здесь, пока не разрушим Приамовой Трои великой!"

Илиада

Я не пророк. И сколько лет продлится хаос, я не знаю. Мужества всем нам. И не забывайте:

Кажутся звезды прекрасные, ежели воздух безветрен;
Все кругом открывается - холмы, высокие горы,
Долы; небесный эфир разверзается весь беспредельный;
Видны все звезды; и пастырь, дивуясь, душой веселится..

И мы построим новую жизнь! Где будет воля и тепло, справедливость и душа... Вот такое тепло, такая душа:

***
Нашёл в сети безымянные строки:

Дай мне тобой надышаться Полною грудью, взахлеб, Дай раствориться, смешаться, Как в господине – холоп. Дай в твои парки вернуться, Чтобы послушать скворцов, И с головой окунуться В омут фонтанов, дворцов. Скучно в болезнях копаться. Здесь я и жив, и здоров, Дай только мне искупаться В старых колодцах дворов. Знаешь, нельзя не вернуться К этим каналам, мостам… Дай только мне прошвырнуться По незнакомым местам. Город великий талантов, Город ростральных свечей Город Дворцовой, атлантов, Город бессонных ночей. Знаешь, нельзя не влюбиться В город, чего тут скрывать, Было за что драться, биться, Было за что умирать

***
А закончу я своё признание тем же. Молитвой городу. Моему городу, моему счастью... и несчастью...

«Но встану на колени пред городом своим…»

(это мой старый пост от 2009 года и мои фотографии)