Святитель Феофан Затворник и богословская антропология

25 November 2019
A full set of statistics will be available when the publication has over 100 views.

Святитель Феофан Затворник хорошо известен православному читателю. Но если сегодня он известен в первую очередь как наставник духовной жизни, то современники знали его и как глубокого ученого-богослова и антрополога.

Святитель Феофан Затворник
Святитель Феофан Затворник

Православная антропология выделяется среди разделов богословской науки немногочисленностью догматов. Учение о человеке «рассыпано» по творениям святых отцов, которые имели разное образование, принадлежали разным культурам и традициям. Построение цельного здания антропологии связано с тонким прояснением смысла слов и понятий, соотнесением святоотеческого опыта с философскими категориями и представлениями психологической науки.

Первая в России богословско-философская антропологическая школа родилась в Киевской духовной академии. Именно здесь еп. Феофан получил богословское образование. Он слушал лекции проф. Петра Симоновича Авсенева и был знаком с трудами свт. Иннокентия (Борисова) — двух родоначальников этой школы. Возникает вопрос: каковы различия их антропологических взглядов? В чем учение свт. Феофана уточняет идеи Авсенева и свт. Иннокентия?

Свт. Иннокентий отталкивается от дихотомического устройства человека. Он рассуждает о сердце как центре духовной жизни, связывая его с «высшей» частью души, с волей (или, точнее — совестью), а чувствующей силе отводит роль «низшей» части. Рассматривая лицо как «существо мыслящее и имеющее произвол и единство сознания», он приходит к идее о «как бы двух лицах» во Христе, ведь в Нем два ума, две воли и человеческое сознание, «проникнутое» божественным. Совесть есть со-знание, «участие в знании божественном», поэтому в обычном человеке кроме «обычного» сознания есть и «высшее».

Святитель Иннокентий Херсонский
Святитель Иннокентий Херсонский

По Авсеневу, человеческая душа — это тождество духа, «я» и жизненного начала, разных «степеней развития» одной духовной сущности. Дух — «орган», приемлющий внушения от Бога. Такой подход позволяет избежать предположения о «высшем» сознании.

Свт. Феофана продолжает этот подход и дает лицу определение «центра всех сил» (включая чувствующую силу), что позволяет сблизить это понятие со святоотеческим понятием сердца.

Итак, если Авсеневу удалось преодолеть проблемы догматического характера, вставшие перед свт. Иннокентием, то свт. Феофан сумел преодолеть разрыв со святоотеческой традицией.

диакон Павел Каледа