ТЕАТРАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ В Г. КОЗЛОВЕ

10.12.2017

В одной из публикаций прочитал следующее: «Мичуринский драматический театр ведёт свою историю с весны 1897 года, когда купцам Злобиным, Адриану Алексеевичу и его сыну Александру, разрешили перестроить под театр их собственную табачную фабрику, стоявшую там, где теперь находится здание городской администрации». Действительно, в прошлом, 2012 году мы отмечали 115-летие основания в Козлове драматического театра, открытого купцами Злобиными 30 ноября 1897 года на Архангельской (Украинской) улице. (Впоследствии - театр братьев Полянских). В этом году исполняется 100 лет со дня открытия в Козлове драматического театра Товарищества «Разумных развлечений» расположенного на ул. Гоголевской.

Однако, не верится, что до этого времени в нашем городе театральная жизнь отсутствовала. Что же было в Козлове до открытия театра в 1897 г.? Найти какие-либо сведения, об этом периоде, в провинциальной прессе мне не удалось, зато, пресса столичная нет-нет, да и публиковала заметки о театральной жизни в г. Козлове. Две заметки, в разное время, были опубликованы в журнале «Артист».

В 1895 году. «Козлов. Товарищество драматических артистов под управлением г-на Дмитриева-Волынского больше двух месяцев играло в Козлове. За неимением в городе театра труппа давала спектакли в зале общественного собрания. Сцена здесь представляет собою уголок аршин 7 длиною и аршин 5 шириною. Все декорации этой сцены, по сообщению Тамбовских ведомостей, состоят из двух очень убогих комнаток, оклеенных обоями далеко не первой свежести, да какой то зеленой мазни на полотне, изображающей сад, лес, парк – все что угодно. И при такой обстановке, при артистических силах, которые «не мало прихрамывают», распорядитель труппы брал на себя смелость ставить не только комедии, но и драмы и трагедии, например, «Грозу», «Василису Мелентьеву», «За монастырской стеной», «Уриэль Акосту». Публика охотно посещала спектакли».

В 1893 году. «Козлов. В здешнем коммерческом клубе есть театральный зал с крошечной сценой, дающий сбора более 200 руб. по небольшим ценам. Здесь то подвизаются иногда заезжие артисты и местные любители, которые почему то делятся на два кружка, носящие название «городские» и «железнодорожники», конкурирующие между собою. 6 декабря 1893 года состоялся спектакль «железнодорожников», с участием профессионального актера г-на Строителева. Поставлено было: «В бегах» и «Предложение»; спектакль в общем прошел слабо, любители не знали ролей, путали выходы. С 28-го ноября дано несколько спектаклей малороссами г-на Мирова-Бедюха при хороших сборах».

Как мы видим в 90-е годы XIX века театра в Козлове не было. Однако, следующая находка, говорит о наличии такового в нашем городе, в более раннее время.
В 1877 году «Театральная газета» поместила список пьесам, представленным на провинциальных театрах Российской империи. В городе Козлове за февраль-июль месяцы были представлены следующие спектакли:
В течение февраля 1877 года.
13 – Герой нашего времени. Сц. 1 д.
20 – Нет действия без причины. В. 1 д. (Люб. сп.); Охота пуще неволи Ш. 1 д.
27 – Чужая тайна. К. 3 д. (Люб. сп.); Дочка его благородия. Ш. 1 д.
В течение марта 1877 года.
6 – Вицмундир. В. 1 д.; Голь на выдумки хитра. В. 1 д.
31 – Мишура. К. 4 д.
В течение апреля 1877 года.
3 – Тесть и зять. В. 1 д. (Спект. любит.); Две скорби. Драмат. сц. в стихах.
5 – Чего на свете не бывает. В. 1 д.; Две женщины против одного мужчины, или одного вывели, а другого провели. – Дамский вагон. Ш. 1 д.
7 – Завоеванное счастье. К. 3 д.; Ожидание кометы в уездном городе. В. 1 д.
17 – Прекрасная Елена. Оп. фарс 3 д.
21 – Нужда скачет, нужда пляшет. К. 3 д.; Барская спесь, или Анютины глазки. В. 1 д.
24 – Аскольдова могила. Оп. 3 д.; Званый вечер с итальянцами. Оперетта 1 д.
В течение мая 1877 года.
1 – Поэзия любви. К. 3 д.
5 – Бедовая бабушка. В.1 д.; Антон Антон. Петушков. В. 1 д.
8 – Гувернер. К. 5 д.
9 – Ямщики. В. 1 д.; Слабая струна. В. 1 д.
12 – Любовь и предрассудок. К. 3 д.; Что такое любовь? Оп. 1 д.
15 – Семейные пороги. К. 4 д.; Голь на выдумку хитра. В. 1 д.
16 – Странное стечение обстоятельств. К. 3 д.
20 – Бешеные деньги. К 5 д.; Чашка чаю. К. 1 д.
22 – Любовь и предрассудок. К. 3 д.
25 – Лес. К. 5 д.; Не бывать бы счастью, да несчастье помогло. Оперетта 1 д.
В течение мая 1877 года.
27 – Тайна женщины. В. 1 д.
29 – Рабство мужей. К. 3 д.; На хлеб на воду. В. 1 д.
В течение июня 1877 года.
3 – Запрещенный плод. Фарс опер. 2 д.; Госпожа-служанка. В. 1 д.
26 – Звезд падучая. К. ш. 1 д.; Хоть умри, а найди дочке мужа. В. 1 д.
29 – Рабство мужей. К. 3 д.
В течение июля 1877 года.
1 – Грех да беда на кого не живет. Др. 4 д.
3 – Забытый. Др. 4 д.; Соль супружества. К. в. 1 д.
6 – Воробушки. К. 3 д.; Муж хорош, да и жена не дурна. В. 1 д.
8 – Не так страшен черт, как его малюют. К. 4 д.; Новоселье. В. 1 д.
10 – Выгодная женитьба. К. 3 д.; Жена на поруках. В. 1 д.
13 – Бракоразводный процесс. К. 3 д.
15 – На перевязочный пункт. Драмат. этюд. Новоселье. В. 1 д.
20 – Деловой человек. К. 1 д.; Бурное утро. К. 1 д.; Серебряная свадьба. В. 1 д.
Судя по количеству показанных спектаклей, в нашем городе в указанный период существовало специальное здание театра. Из показанного списка видно, что в Козлове играла заезжая труппа, однако, несколько представлений (3 спектакля) дали и актеры-любители.
И, наконец, наиболее ранний период театрального искусства, с указанием о наличии своего театра, был освещен в журнале «Репертуар и Пантеон» за 1844 год, в котором была помещена заметка под названием «Театр» в Козлове». Приведу её полностью: «В один из последних дней августа, разбитый, а более утомленный скучною, однообразною и долгою степною дорогой, лежал я в гостинице уездного города Козлова. День был праздничный, и крупный разговор на улице давал знать, что православный народ веселится и потешается… Вдруг, является ко мне половой, трактирный слуга, так верно изображенный Гоголем в его Мертвых душах… Трактиры, их устройство, прислуга, все это в большей части России имеет одинаковое лицо и одинаковый тип… Он с самодовольною улыбкою подал мне афишу, четко и правильно написанную на полулисте бумаги. В Козлове театр!... Театр провинциальный! Признаюсь, я обрадовался этому открытию не меньше Архимеда. Около трех месяцев я не видел театра, привыкнув быть в театре почти каждый день… Провинциального же театра я не видал с детства…Пойду… Я мигом оделся и поспешил на это интересное зрелище». Не доходя несколько шагов до дому, занимаемого театром, я уже знал, что подхожу к театру: свет в окнах, а ведь это большая редкость в провинции; несколько полковых музыкантов, стояло у ворот, что еще более утвердило меня в справедливости моей догадки, что я точно подхожу к храму Талии, Мельпомены, а, может быть, и, Терпсихоры города Козлова. Над воротами была прибита черная вывеска, за которою стояли две плошки, и с помощью букв, намазанных маслом, можно было прочесть: спектакль… хитро! Я взошел на лестницу, лестница большого каменного дома чиста, широка и опрятна; наконец я вошел в зал театра. Признаюсь, я никак не мог предположить ничего хуже и беднее этого. Дом не совсем еще отстроен, стены не выбелены, окна забиты тесом, кресла стары и грязны, лож и райка совершенно нет; освещение не дурно. Я уселся…но невольно оглядывался на все стороны… Привыкнув сидеть в прекрасной зале московского театра, в Большом Петербургском театре, мне было здесь как-то неловко, тесно, душно!... На занавесе изображалась какая-то мифологическая картина: здесь был и Нептун, и Венера, или лучше и вернее, что-то похожее на Нептуна и Венеру». Грянул оркестр: музыкантов было девять человек, не считая дирижера музыки; оркестр не дурен. Наконец, занавес взвился т.е. с шумом, писком и скрипом медленно поднялся хотел сказать я, любя точность в выражении. Сцена мала, декорации бедны и жалки… Но почему знать? Подумал я: может быть на этих помостках, под этою бедною кровлею, приютился талант!.. В этот вечер давали два водевиля: «Узкие башмаки» и «Муж в камине, а жена в гостях». Кажется Низар сказал где-то, весьма справедливо, что автор, который нравится в провинции, не нравится в столице, и чем автор более известен в столице… Вероятно, по этому-то остроты К… так смешат Козлов… Оба водевиля были разыграны весьма удовлетворительно. Г-н Верстовский в роли мужа был даже хорош; у него есть дарование; видно, что он опытный актер: были сцены истинно комические; жаль только, что его жесты, его манеры слишком резки, слишком угловаты; в игре много натяжки; беспрестанное старание смешить, иногда даже гримасы…, но может быть это нравится, а актер, если он не гений, - раб публики. Куплеты Верстовский поет верно и твердо знает их, но другие никак не попадут в такт, несмотря на все усилия дирижера музыки. Аносов, игравший роль слуги, очень фарсил. Григорьев занимавший роль служителя пожарной команды, не только не умел соразмерить своего голоса с голосом других персонажей и с величиною сцены, но так кричал, что не было силы слушать его. Вообще, неуменье соразмерить голос со сценою, есть почти общий недостаток провинциальных актеров, сколько я мог заметить; вероятно, это происходит от того, что они часто меняют сцену. Госпожа Колосова, в роли Терезы служанки, была тоже очень не дурна. Тут же участвовал Апшинский, но это уж ужас, ужас, ужас!... а вообще актеры и актрисы, право, лучше театра и его устройства. Водевиль «Узкие башмаки» был разыгран не хуже первой пьесы. Г-жа Колосова даже кое-что спело весьма удовлетворительно; Аносов и Аносова были тоже на своих местах. Г-жа Колосова, кажется, примадонна. Ей аплодируют, её вызывают... что же? Уж так устроен свет: где есть люди, там есть и степени, где театр, там зависть, соперничество и торжество, как бы ни было оно жалко и ничтожно. Театр кончился довольно поздно, и я с грустию его оставил: мне пришло невольно на мысль положение провинциального актера. В самом деле, эти бедные актеры переходят из города в город, из труппы в труппу, меняя также часто содержателей, как костюмы и роли; они редко, очень редко, бывают вознаграждены… в каком-то чаду проходят дни, годы, а наконец и самая жизнь. И бедный провинциальный актер, вечный поденщик и работник, промучившись с пол-века, умирает наконец, подавленный ярмом нужды, в какой-нибудь богадельне, забытый, покинутый… А почему знать? Быть может, он тоже любил прекрасное, сочувствовал прекрасному, хоть по инстинкту… Вот вам положение провинциального актера; как же порицать его, как же судить и осуждать? Он подавлен, убит обстоятельствами, нуждой, не редко, может быть самой горькой. Он не имеет ни средств, ни способов ни видеть, ни слышать, ни знать, ни образовываться. В этом смешном, а, может быть, и поэтическом кочевании, он, тратит время, здоровье, самую жизнь. Он жалок… он вызывает сочувствие, на размышление. Что ему до искусства? Искусство обратил он в ремесло: его сценические труды – его насущный хлеб… Когда же ему мечтать о славе, об известности, о развитии таланта?... Если бы он стал заниматься этими химерами, он умер бы с голоду. И почему знать, сколько светлых, сколько ярких, живых и юных талантов погибло, и погибло невозвратно на этих помостках провинциальной сцены!... Не всякому таланту приходится разорвать эти путы… Одному гению нет препон, одному гению нет преград!...». Заметка подписана М.К.

Итак, театральная жизнь в нашем городе существовала и до построения театра Злобиными, и имеет более древнюю историю. Наверное, в будущем, будут найдены и другие доказательства этому.

P.S. Хотелось бы поблагодарить работников Санкт-Петербургских библиотек за оказанную помощь в предоставлении материалов для написания данной статьи.