Петру I – Екатерина II

05.01.2018

Ушедший 2017-й, столь щедрый на годовщины, подарил нам ещё две юбилейные даты. 335 лет исполнилось с начала правления Петра Первого и 255 лет – со дня восшествия на престол Екатерины Второй. Видимо, не случайно в календаре исторических дат эти имена стоят рядом.

Оба великих правителя оставили в российской истории незабываемый след, «отметившись» в самых разных сферах – от глубоких внутренних реформ до смелой внешней политики. Петр мощно начал русский XVIII век, Екатерина этот век блестяще завершила. Петр создал Российскую империю, Екатерина укрепила новую супердержаву и расширила ее пределы, сделав Россию ведущим игроком на международной арене. И когда мы слышим словосочетания «Век Петра» и «Век Екатерины», нам не нужно уточнять, какой именно из трех русских царей по имени Петр и какая из двух императриц-Екатерин имеются в виду. «Екатерининская», «петровская» Россия – Россия великих свершений и блистательных побед.

Ускоритель времени

Петр Первый – человек-эпоха. Россия до Петра и Россия после – как будто две разные страны. Но в том-то и дело, что страна была и есть одна, просто потенциал ее развития настолько велик, насколько многообразна может быть Россия, что петровские реформы стали для нее не столько ломкой старого и внедрением нового, сколько обновлением, системной перезагрузкой, выявлением скрытого потенциала.

Не правы те, кто рисует Петра завзятым западником, фанатично приверженным Европе и отрицавшим все национальное, исконно русское. Это далеко не так. Обладатель порывистой, противоречивой натуры, Петр был русским до мозга костей, и хоть и заставлял подданных стричь бороды, танцевать, пить кофе и носить европейское платье,  но национальные традиции чтил – например, на Пасху любил христосоваться со  всеми встречными-поперечными. Просто он был прагматиком, понимавшим, что патриархальный дух старины хорош до тех пор, пока не вступает в противоречие с задачами и вызовами времени.

А вызовы были серьезные. Без модернизации Россия рисковала упустить исторический шанс, превратиться в задворки цивилизации, стать страной-лузером. Для рывка вперед России были нужны передовые технологии. Требовалось изменить темп жизни, придать ускорение всему и всем. Сам Петр жил чрезвычайно быстро – внешне это проявлялось в его стремительной походке, огромных шагах больших, обутых в ботфорты ног. Мыслил Петр соответствующе. В беседе с немецким философом и ученым Готфридом Лейбницем Петр сокрушался, что изменения в России «не столь быстро идут, как его мысль». Обосновывая политику крутых перемен, он сказал: «Для народа, столь твердого и непреклонного, как российский, одни крутые перемены действительны».

Для начала Петр изменил… время. Он упразднил старое летосчисление. Указами 1699 года было установлено иное празднование новолетия: отсчет нового года был перенесен с 1 сентября на 1 января, а вместо летосчисления «от Сотворения мира» ввели счисление лет «от Рождества Христова». 1 января 1700 года в Москве состоялись пышные торжества, посвященные празднованию нового календаря. Система исчисления суточного времени тоже изменилась. Теперь на циферблатах часов было не 17 делений, а 12.

Влияние петровских преобразований изменило почти все стороны жизни российского общества.  Даже русский язык перестал быть прежним, вобрав в себя массу иностранных слов и речевых клише. Изменилось само название страны. Петр был последним «царем всея Руси»: в 1721 году Россия была объявлена империей, а монарх стал именоваться императором.

Петровские реформы едва ли могли бы состояться без колоссального напряжения всего народа. Лес рубят – щепки летят, обойтись без финансовых и человеческих потерь при строительстве новой империи было невозможно. Желая народу блага, царь народ не жалел. Но и себя Петр никогда не щадил. Он постоянно подчеркивал, что служит только России, и требовал такого же служения ото всех – и от простолюдинов, и от представителей высших сословий. 

Весь текст статьи полностью - на сайте "Общей газеты" Ленинградской области.