Конец приватности. День Х

02.05.2018

Когда речь заходит о приватности и праве на неприкосновенность частной жизни, защитники этих прав часто апеллируют к моральной или политической стороне вопроса, автоматически занимая очень слабую позицию, вызывающую с одной стороны закономерные насмешки разного рода эксгибиционистов, справедливо указывающих, что большую часть истории приватности в нашем сегодняшнем понимании не существовало (Приватность: рождение и смерть. 3000 лет истории приватности в картинках), и резкую критику легалистов с другой стороны — ведь если вам нечего скрывать и вас не интересует мораль, зачем вы требуете этих прав? Меньше приватности — больше раскрытых преступлений, вы либо хотите безнаказанно нарушать закон, либо перечитали Оруэлла.

Другое дело конфиденциальность. Когда речь заходит о государственной или коммерческой тайне, авторском праве и интеллектуальной собственности винтики в головах людей начинают вращаться в другую сторону, и среди сторонников полной открытости остаются разве что анархисты.

Но почему так?

В своей статье про Паноптикон я немного рассказывал о философской стороне вопроса. Давайте теперь обратимся к его практической стороне.

Конфиденциальность

Патентное и авторское право, а также коммерческая и государственная тайна в первую очередь нужны для защиты первооткрывателя чего-то нового, чтобы защитить вложения денег и сил, которые были затрачены на это изобретение и хеджировать риски. Без подобной системы возникает опасность того, что никто не будет вкладываться в долгосрочные инновационные проекты, зная, что результаты исследований сразу же станут общедоступны, и первооткрыватель не сможет реализовать свое преимущество. Чисто экономическое обоснование.

Является ли этот аргумент бесспорным? Конечно нет. Начать стоит хотя бы с того, что он противоречит неоклассической модели рынка совершенной конкуренции, равновесие по Парето в которой достигается при одинаковой информированности всех участников рынка. Но, похоже, что неоклассических экономистов подобные противоречия не очень волнуют.

Приватность

А какие риски возникают при потери приватности? Как мы помним, существует аргумент о том, что "меньше приватности - меньше преступлений", неявно подразумевающий, что данное отсутствие приватности должно быть использовано органами охраны правопорядка. Очевидно, что информационный перекос в сторону должностных лиц, которые могут получать приватную информацию, и всех остальных, которые не могут этого делать, создает централизацию и своего рода монополию, причем в данном случае, информация оказывается в руках не тех, кто вкладывал усилия в ее создание, а у обобщенно понимаемых регуляторов.

И здесь дело не в конкретных исполнителях, которые тоже обладают большой властью, но в данном конкретном случае гораздо важнее, что поток информации неизбежно замыкается на их руководителях, имеющих право и возможность принимать решение о том, что делать с той или иной информацией — именно в этом заключается суть регулятора (чиновника или любого другого должностного лица) — они направляют потоки денег и информации в ту или иную сторону, и поскольку у нас нет никаких оснований не считать их людьми, делают они в своих собственных интересах.

А сочетание собственных эгоистичных интересов и не производящая, а регулятивная функция в обществе, вместе дают игру с нулевой суммой (или даже отрицательной, если учитывать потери и транзакционные издержки). Как может быть удовлетворен личный интерес регулятора, за счет монопольного владения приватной информацией? Фактически только двумя способами: продажей этой информации лоббистам из крупных компаний (или мафии, здесь нет принципиальной разницы) и попыткой использования этой информации для укрепления собственных позиций в политической борьбе.

Лоббизм и игра с нулевой суммой

Лоббизм, не важно узаконенный или нет, является неизбежным следствием существования регулятора. Если бизнесмен понимает, что он может получить прибыль, покрывающую издержки от лоббирования, он будет это делать, потому что это его функция — максимизировать прибыль своего бизнеса. Если он это не сделает, это сделают его конкуренты.

Но лоббирование — это плохая конкуренция, потому что оно не приводит к увеличению производства или качества какой-то продукции, а напротив увеличивает издержки бизнеса, которые в итоге перекладываются на потребителя в виде роста цен. И если мы посчитаем все на шаг дальше, то даже сами производители в конечном итоге не выигрывают от своего лоббизма, потому что пройдя по кругу рынок возвращается в равновесие, а понесенные издержки никуда не деваются.

Как это происходит: условная компания, предоставляющая услуги сотовой связи, дает деньги чиновнику или проводит своих людей в сенат и получает от регулятора некую частичную монополию или льготные условия, в итоге ее прибыль вырастает. Но следом местные металлургические компании делают тоже самое, в итоге вырастает себестоимость сотовых вышек и телекоммуникационных сетей, и прибыль первой компании падает, а металлурги получают свое увеличение прибыли. Потом тоже самое делают топливные или нефтяные компании, и дорожают транспортные услуги, создавая убытки для металлургов. И т.д.

В итоге в долгосрочной перспективе отраслевые компании остаются при своем, компании не имеющие возможностей для лоббирования закрываются, а всю разницу между ситуацией «до» и «после» несут потребители (и частично импортные компании).

Регуляция доступа к пользовательской информации ничем принципиально не отличается. Огромное количество больших компаний будет готово платить чиновникам, чтобы получить базы, в которых собрана информация о ваших банковских вкладах, регулярных расходах, месте работы, поездках за границу, семейном положении, возрасте и т.д., чтобы таргетировалнно предлагать вам свою продукцию в обход конкурентов.

Кто-то заметит, что это не проблема большей открытости, а проблема того, что большая открытость не коснулась тех, кто принимает такие решения. Давайте просто сделаем так, чтобы не только чиновники и спецслужбы могли следить за нами, но и обычные люди могли следить за ними. Отличная идея, но как там с государственной и коммерческой тайной? И, кстати, что там на счет борьбы с терроризмом с помощью раскрытия персональных данных? Сидит такой фэбээровец и ловит террориста, просматривая базы данных с его контактами и перемещениями, а террорист такой заглядывает ему через плечо и пакует манатки. Отличная работа, дайте две!

Ну хорошо, давайте следить за ФБР будут не обычные люди, а суды или депутаты, выбираемые за прямых выборах или назначаемые по жребию, или ФБР пусть будет частной конторой, а не государственной, или суд пусть будут частным и... — это ничего не изменит. Усложнение цепочки контроля и сдвиг регулирующей функции выше (суд ведь тоже в итоге может решать на что закрывать глаза, а на что нет) просто увеличивает количество людей, которым надо проплатить и издержки, которые понесут потребители.

В общем, от лоббирования, централизации потоков и издержек регулирования в этой ситуации никуда не деться. Но проблема не только и столько в этом.

Авторитаризм под маской патернализма

Главной проблемой авторитаризма является вовсе не несменяемость власти, репрессии или агрессивная внешняя политика, а продвижение неработающих методов управления под видом благой цели. Причем чаще всего неосознанно. Плановая экономика, вертикаль власти, жесткий контроль за ценами и национализация стратегически важных предприятий всегда служили цели догнать и перегнать другие страны за счет попытки более рационального использования имеющихся ресурсов.

В современную демократическую эпоху интеллектуалы используют и обосновывают более "мягкие" способы управления людьми — так называемый новый патернализм. Например, Ричард Талер получил недавно Нобелевскую премию за свою работу по поведенческой экономике, в которой он занимался разработкой концепции "подталкивания", т.е. направления людей к принятию правильного решения в тех случаях, когда они склонны вести себя нерационально.

Люди склонны переедать сладкое, что по итогу сказывается на их продолжительности жизни и частоте сердечно сосудистых заболеваний, запретить производить быстрее углеводы мы не можем, потому что это слишком накладно и тоталитарно, но давайте потребуем от крупных продуктовых сетей, чтобы на самых видных местах стояли продукты "здорового питания", а все вредные быстрые углеводы были спрятаны вглубь магазина. Никто не пострадал, никому ничего не запретили, а покупки здорового питания возросли. Все по науке.

Как все это относится к нашей теме?

Если пример с тортиками не напряг никого, кроме владельцев крупных сетей, давайте подумаем, как сюда вписываются приватные данные.

У нас уже есть система для борьбы с террористами, позволяющая распознавать лица людей в толпе — недавно ее начали тестировать в московском метрополитене. Почему бы не использовать ее для борьбы с безбилетниками? Давайте уберем дурацкие турникеты и будем списывать деньги за проезд прямо с банковской карточки или мобильного телефона всех проходящих в метро людей. Подавляющее большинство будет только за.

А как насчет кредитного рейтинга и стоимости съема жилья? Может быть сделать программу, которая отслеживает ваши покупки, образ жизни, успехи на работе и автоматически предлагает более льготные условия аренды, каршеринга и других услуг? Но подождите, ведь это уже было реализовано в Китае.

Можете почитать, как эта система выглядит изнутри:

«Я — гражданин третьего сорта». Как смартфоны помогают строить новое классовое общество по принципу благонадежности.

Эффект кобры

Во всей этой идеологии "подталкивания" и "социального кредита" есть одна большая проблема, с которой я начал — навязывание неработающих методов управления под видом благой цели. Да, это прекрасно, что вы так рациональны, что можете решить за других людей, что им надо есть меньше тортиков и больше фруктов. Но вы уверены, что вы посчитали все последствия?

Есть такая экономическая байка времен колониальной Индии — называется эффект кобры. Англичане заметили, что на их территории развелось слишком много кобр и попросили губернатора назначить награду за каждую принесенную змеиную голову. Считалось, что таким образом местное население быстро сократит популяцию кобр, но вместо этого индусы просто начали разводить кобр, чтобы получать больше награды, и популяция змей и число укушенных ими только возросли.

И так это работает каждый раз, когда один человек считает, что он умнее миллионов. Да, вы можете поменять местами на прилавке тортики и здоровое питание, но вам придется делать это в приказном порядке и понести издержки на донесение и контроль этой новой нормы, а магазинам и кондитерам придется понести издержки из-за изменения структуры спроса, в результате чего кто-то разорится, а где-то повысятся цены.

И далеко не факт, что вы достаточно хорошо изучили психологию, чтобы суммарный положительный эффект превысил все эти издержки, ведь, возможно, вы просто отложите в сознании людей желание купить и съесть что-то сладкое, и они купят его в мелкой подвальной лавке на развес по гораздо более низкой цене, и потребление сахара на душу населения только вырастет. Или, возможно, борьба с желанием купить сладкое, расположенное на самом видном месте, наоборот регулярно тренировала их силу воли, а вы сломали этот процесс обучения, и теперь покупатели станут более падкими на первый попавшийся на витрине продукт. Никто ведь не проводил такой глубины исследования?

Аналогично с безбилетниками, системами распознавания лиц, базами личных данных и кредитами — вы понятие не имеете, как эта система сработает в маловероятных или непредусмотренных случаях, и что случится с тысячами людей, которые получат совершенно противоположные стимулы или попадут в безвыходные ситуации.

Конец приватности

Но самое главное, об этом сейчас подумаете вы, но не те, кто разрабатывает или принимает решение о внедрении подобных систем, потому что для них это перераспределение ресурсов здесь и сейчас, и у них нет никаких стимулов думать о черных лебедях или долгосрочных последствиях, их личные риски минимальны. В отличии от вас.

И просто представьте насколько масштабными могут быть последствия таких решений, когда используются такие современные технологии, как бигдата, нейронные сети, автоматические системы скоринга и рассылки штрафов.

Сейчас у вас есть множество степеней свободы, позволяющих вам избежать столкновения с неработающими, плохо продуманными или просто невыполнимыми спущенными сверху нормами. У вас есть черный рынок, блокчейн, торренты, анонимайзеры, наличные деньги, блокировщики рекламы, неофициальный съем жилья и многое другое, что появилось в результате сочетания попыток контроля и невозможности его полного достижения во всех сферах вашей жизни.

Но представьте, что завтра все ваши личные данные будут передаваться правительству, которое решит, что торренты, блокировка рекламы и анонимайзеры нужно пресечь на корню и штрафовать всех, кто продолжает ими пользуется. А съем жилья станет возможен только через монополизированные государством реестры, основанные на блокчейн-технологии. Тоже самое с наличными деньгами, их просто перестанут принимать, и вас обяжут расплачиваться карточкой, на которую вам приходит ваша зарплата или пособие с автоматическим вычетом всех налогов и штрафов. И конечно вы уже нигде не сможете безнаказанно покупать товары, которые по какой то причине запретило вам покупать ваше правительство, чтобы удовлетворить запросы крупных лоббистов.

Плохо ли это будет с точки зрения "меньше приватности - меньше преступности"? Нет, просто число преступников резко пополнится большинством из вас. Но самое главное, что это полностью сломает нашу экономику (а возможно и мировую экономику), лишив огромное число людей гибкости в своем поведении и дав огромные полномочия тем, кто принимает решения. Больше всего это будет похоже на очередную социалистическую утопию, которая пойдет к краху, потому что централизованные решения будут все более неадекватными, а теневая экономика, как-то державшая на плаву эту плановую систему, будет уничтожена вместе с уничтожением приватности, без которой она не может существовать.

День Х

Насколько близко такое будущее?

Я уже привел примеры с китайской системой социального рейтинга и системой распознавания лиц в толпе, уже работающими сегодня. В Индии в 2016 году началась масштабная денежная реформа, главной целью которой является изъятие из оборота большого количества наличных денег. В США подобная борьба идет уже давно и более 70% всех платежей происходит там по безналу. Разговоры о внедрении блокчейн-тенхологии в государственные структуры не утихают уже более двух лет. Крупные компании вынуждены идти на уступки в ослаблении приватности. Google и Facebook уже давно передают и перепродают собираемые данные другим компаниям и правительствам.

Рано или поздно нам придется что-то с этим делать.

Главное вовремя осознать опасность и быть к ней готовым. Вас не заставят пользоваться подконтрольными правительству банками, если вы будете пользоваться криптовалютами. Вас не смогут отследить и контролировать, если вы заранее задумаетесь о своей сетевой и финансовой безопасности и поддержите тех, кто обеспечивает ее для вас. Камеры не смогут испугать гражданское общество, если вы будете использовать методы, вводящие в заблуждение распознающие лица нейросети. А правительства не смогут угнаться за развитием технологий, если вы не будете лояльно платить и поддерживать все новые вводимые ими налоги.

Будущее все еще в ваших руках.

Будьте готовы, День Х еще не настал.

И еще немного о технологиях:

История и секреты шифропанков: публичные учётные записи, доступные почти везде и почему важна конфеденциальность

Информационная безопасность и анонимность v 2.0

______________________________________

Подписывайтесь на группу ВКонтакте:

https://vk.com/libertarian_ght

И добавляйтесь в Дискорд:

https://discord.gg/vwwcadU