Стальной художник

31.03.2018

В городском музее произошло одно из главных событий культурной жизни Обнинска этого года — открылась выставка работ Заслуженного художника России Александра Шубина


Художник и его офорт
Художник и его офорт

Выставка приурочена к 70-летию художника. Юбилей он отметил еще в прошлом году, и вернисаж первоначально планировалось провести осенью, но вмешались обстоятельства — Александр Павлович заболел. Слава богу, врачи МРНЦ уже поставили его на ноги, и сейчас Шубин чувствует себя нормально — работает дальше.

Труден путь художника

Шубин — если не первый, то один из первых свободных художников Обнинска. Получив красный диплом художественно-графического факультета Орловского пединститута, семь лет преподавал в обнинской художественной школе, а в 1977-м ушел на вольные хлеба. Зарабатывал в основном, выполняя заказы областного художественного фонда, в том числе писал портреты вождей для уличной наглядной агитации — это хорошо оплачивалось. «Однажды мы с портретом Брежнева, висевшим на улице, намучились, — вспоминает Шубин. — Леонид Ильич получил очередную Звезду, и ее надо было пририсовать, а уже некуда. Что делать? Использовали автовышку — и поверх складок пиджака как-то изобразили награду».

Разумеется, не это было главным делом художника — он уже в середине 70-х становится известным графиком, его линогравюры выставляются на зональных и республиканских выставках, а в 80-е годы он отдает сердце офорту, и в этой технике работает до сих пор, применяя в ней новые приемы.

На сломе эпох художнику пришлось лихо — портреты вождей стали не нужны. «Продавал офорты в Измайловском парке. Основными покупателями были иностранцы, — рассказывает Александр Павлович. — Три года подряд ездил в Австрию. Там работал уличным художником, рисовал городские пейзажи для туристов». Но не все же делать на продажу, верно? Шубин в 90-е годы создает свои программные произведения: триптихи «Русь» и «Планета», серии «Автомобильный век» и «Без указателей». В них — величие Отечества и боль за умирающую провинцию. «Мрачные» работы Шубина даже не хотят брать на выставки, мол, слишком они пессимистические. Но именно за них ему в 1996 году дают звание Заслуженного художника России. И он до сих пор в городе такой — единственный.

Основа его офортов — стальные «доски». Сталь — тяжелый материал для гравировки, зато позволяет применять разнообразные техники, поэтому гравюры Шубина столь ярки и необычны. «Я стальной художник», — говорит о себе с улыбкой Александр Павлович. И в этих словах — не столько о материале, сколько о характере. Шубин невероятно твердый и упорный. И невероятно работоспособный. Все делает сам. У мастеров его уровня обычно есть подмастерья — для протравливания досок кислотой, для печати готовых листов. Но он и травит, и набивает краски, и печатает в одиночку. И времени на это уходит немало. Большой офорт «Вид Калуги в начале XX века» делался им ровно год.


А. Шубин. Победа
А. Шубин. Победа

Почему на работах Шубина нет Обнинска

«Фишка» Шубина последних лет — виды старинных русских городов: Владимир, Суздаль, Орел, Калуга. «Когда я гравирую, я прям-таки нахожусь на улицах этих городов, полностью погружаясь в то время, — рассказывает художник. — И когда меня во время работы отвлекают, я не сразу понимаю, в какой реальности я нахожусь».

На выставке множество различных видов, в том числе хорошо узнаваемых — белкинских. А обнинских нет совсем.

— Почему?

— Обнинск присутствовал в моем творчестве в 70-е годы, — отвечает на вопрос Шубин. — Но со временем главной темой стала русская провинция, которую я бесконечно люблю. И в моем творчестве есть два направления. С одной стороны, я любуюсь Россией и создаю масштабные виды старинных городов, городские пейзажи со старинной архитектурой. С другой стороны — я переживаю боль из-за современного состояния российской провинции, и тогда получаются совсем другие по тональности и настроению работы».

Виды старинных городов, созданные Шубиным, получили высокую оценку профессионального сообщества. Он единственный художник региона, награжденный дипломом Академии художеств. Награду вручил ему лично президент Академии Зураб Церетели.

Что будет дальше? Осенью — совместная выставка с дочерью «Александр и Анастасия» в Калуге. «На этом выставочную деятельность закончу и сосредоточусь на творчестве, — говорит Александр Павлович. — Не хочу загадывать, приступлю ли я созданию крупной формы, надо прислушаться к состоянию здоровья. Продолжу делать маленькие офорты. Это тоже серьезно. Однажды я получил медаль на биеннале малой графики в Польше. Оформлять эти работы мне помогает студия «Автограф». Там на них можно посмотреть. И при желании — приобрести».

Владимир Обухов, искусствовед, заслуженный работник культуры России:

«Офорты Шубина – разные, разноликие, но единокровные, однородные. Тут и пейзажи, и панорамы старинных русских городов, и большие метафизические «картины мира». Но во всех этих образах отзываются та воля и та сила, которые так присущи душевному складу самого художника. Сразу, при первом же взгляде на них, становится понятно: они – шубинские. Цепкость взгляда, твердость руки, упрямое движение мысли художника ощутимы в каждом штрихе, в каждой работе».

Андрей Лопатин, Заслуженный художник России:

«Александр Шубин – безусловно замечательное явление в российской графике последних десятилетий. Изощренная техника исполнения становится плюсом художника только тогда, когда он может поведать зрителю свое сокровенное, личное восприятие мира. И вот это видение и систему образов Александр Шубин последовательно оттачивал на протяжении всего творческого пути».

Анатолий Мощелков, член Союза художников России:

«Пластические нюансы техники офорта Шубина основываются на ряде функциональных принципов, где задача черного штриха – определить, обозначить, решить. Белый штрих, на первый взгляд вторичный, опосредованный, но в результате является главным элементом в технике офорта, который, по сути, и определяет формообразование света и тени, выстраивая трехмерную модель пространства».