Варвара и её омоложение

Сигарета Варвары Семёновны на удивление быстро истлела, когда интерес пожилой дамы переключился на события, происходящие за окном. Точка обзора – третий этаж обыкновенной хрущёвки. Пространство обзора – маленькое без обильных зарослей, но зато со странным мостиком над давно высохшим ручьём перед небольшой лесополосой, за которой находятся железнодорожные пути. Цель обзора – двое ребят, старательно ищущих что-то в окрестностях. Один заглянет в дупло деревца неподалёку, другой выкопает небольшую ямку. В целом, со стороны Варвары Семёновны это казалось очень странным обрядом ставшим результатом сильных наркотических веществ, чьи названия она слышала лишь из телевизора.

На улице разворачивался настоящий немой театр с широчайшими жестами двух актеров, разбитых собственной трагедией. Ясно, что они не могли найти что-то чрезвычайно важное, будто утерянное еще их предками. Ребята старательно общупывали самые очевидные места для сокрытия этого «что-то», но продолжали беззвучно огрызаться друг на друга. И вот, ликуя, один что-то нашел, и показал другому, тот брезгливо выкинул находку и вдвоём они продолжили поиски. Вот если бы человек с таким животным рвением искал смысл бытия! Что это была бы за жизнь!

Копошение среди тайников постоянно прерывалось перекурами по причине постепенно вырастающих из листвы прохожих. От каждого темного пятнышка в пестром зеленом полотне листьев ребята резко шарахались в кучку из двух человек и оживленно изображали диалог, избегая взглядов в сторону прохожих. Ох, знали бы они о Варваре…

В запыленной комнате, обставленной в типичном стиле советской тесноты, старческая рука Варвары протянулась от окна до телефонной трубки с древним колесом изрезанным отверстиями для цифр. Две цифры, через небольшую паузу для прокрутки, набраны с выразительно уверенным «тыканьем» в телефонный корпус.

– Отдел полиции…

– Сынок, - прервала Варвара собеседника – на улице…

– Варвара Семёновна, это вы? – перебил мальчишеским голосом сотрудник полиции всю последовательность слов и мыслей Варвары.

– Да, это я. Звоню по поводу дворовых ребят, часто рыскающих под моими окнами в поисках чего-то важного и необходимого.

– А что это «чего-то важное и необходимое»?

– Да запрещенные вещества они ищут! Раз в две недели ищут и ищут. Иногда в течении часа. Я смотрю за ними и не могу ничего сделать. Их посадить надо! Курят свою дрянь, а потом глаза себе ложками выковыривают…

Оператор в полиции некоторое время молчал, а потом сказал в момент вдоха Варвары перед следующим потоком мыслей.

– Вот когда вы увидите их в состоянии наркотического опьянения, то звоните, а пока если нет других важных тем, то до свидания.

И тут же бросил трубку.

Варвара некоторое время слушала гудки и обессилено склонилась в стуле над телефоном. Её силуэт во мраке комнаты казался еще более немощным, чем должно быть. Старушка-то не такая уж и маленькая своими размерами.

Звякнув стуком, Варвара положила трубку куда полагается и начала собираться к выходу на улицу.

В голове, возникшего на пустом месте виджеланте, все мысли были объединены в одну тему: «Если уж никто ничего не хочет делать, то я сама решу проблему наркотиков в своём дворе. Нечего бездельникам травить себя, не заботясь о будущем.»

Накинув на свои сутулые плечи множество слоёв одежды, будто сотканных из самой сущности старости и обернув свои колени в обилие старушечьих юбок, Варвара вышла из мрачной квартиры в потёртый жителями подъезд. Он принимал в себя обилие самых плохих качеств современного человека, исправно выслуживаясь перед ним, не залечивая своих настенных шрамов в виде надписей оголтелой молодежи.

«10 б, 2010год», «группа крови на рукаве» – все эти надписи провоцировали утомленные вздохи Варвары сильнее, чем тяжесть шагов по ступенькам.

На улице уже не было молодёжи, ненавидимой Варварой. Подумав, что они ушли ни с чем, она принялась за поиски вместо них. Ну, да, никто не будет думать, что пожилая дама будет искать наркотики в примечательных для заветного клада местах. Все будут думать о старческом маразме, но Варвара была в твердом уме, хоть и с долей мнительности, шагающей бок о бок с паранойей.

Обилие безмолвных наблюдателей в виде тополей и мелких дубов давило своей безразличной массой на маленького человека в поисках мелочного свертка, но бабуля не отступала и с твердой уверенностью продолжала. В любом случае при старческом безделье заняться нечем и каждый импульс, пробуждающий активность в пожилом сердце и будоражащий больное иссякшее воображение, воспринимается как временное лямзанье последних дней. Может жизнь не пройдет зря, хоть в последние дни что-то полезное получится. Вместо гнетущего пустословия, состоящего из обсасывания действия соседей, новостей с телевизора, новых рецептов по продлению жизни, появляется хоть какое-то копошение вместо активного наблюдения за окружающими.

Представляя себя человеком последнего дела, возможно ощущая скорое помещение в гроб с желтым лицом, Варвара чувствовала - вот-вот найдет «что-то». В старой пачке из под сигарет, испачканной засохшей грязью был найден сверток. Предстала масса удивительной легкости и плотности, как шайба китайского пуэра, завернутая в толстый слой скотча под слоем качественного целлофана, который используется для упаковки килограммов качественной земли под домашние цветы на продажу.

Торжествуя над собой и трудностями, организованными барыгами, Варвара уверенной походкой, без капли пожилого гудения по всему телу, шла в обжитые стены своей квартиры. Если бы на её пути встретились рыхлые старушечьи лица, то она бы с каждым поделилась своей карманной победой, но этого не произошло и с сияющей складкой на лице, бабуля скрылась в подъездном мраке.

Варвара притянулась к телефону и пальцы с плавностью танцовщицы набрали номер полицейского отделения:

– Здравствуйте. Это снова я. На этот раз по делу.

– Вас убивает скука? – съязвил голос, только Варвара не обратила на это внимания.

– Нет, я нашла их сверток! Сделайте с ним что-нибудь.

Не поведя и бровью, полицейский проговорил с той же язвой в зубах:

– Вы и сами можете сделать, например, засунуть в унитаз и смыть.

– А вы не хотите снять отпечатки пальцев с упаковки?

И тут к Варваре вернулась сутулость плеч от бессмысленности произошедших событий. Вдруг всё моментально обесценилось. Все её грязные юбки и слои хлопковых и шерстяных изделий, каждый шорох её рук по предметам и скрип суставов. Всё потеряло смысл, разбившись о безразличие полицейского голоса, брызжущего гноем из язв.

– Смойте в унитаз, – прозвучало перед рядом математически выверенных телефонных гудков.

Из последних сил Варвара положила трубку и окропила свои обвисшие щёки безысходными слезами. Достаточно изрезав овраги кожи ручейками тяжёлых капель, старушка решила сама выкурить содержимое свертка. В качестве мести ленивым полицейским, да и надо же знать ради чего наркоманы делают то, что делают.

Костлявые пальцы еще помнили мастерство заворачивания махорки в газету своему уставшему мужу. С молодецкой ловкостью завернув содержимое свертка в унылые портреты местной власти, фотографии правительственных конструкций и бесчисленных словесных сооружений, Варвара подожгла кончик, а потом тут же втянула тяжкий дым сущности расплескавшейся на бумаге иллюзии бытия. После этого кашель за кашлем и расстроенные вздохи скрученного истомой голоса взбудоражили пыльный воздух.

Импульс паранойи возбудил мысль, что полицейские всё равно придут за ней, но Варваре некуда было деваться и, вытянув грудь колесом, она легла в кровать в ожидании кары, предварительно отперев все замки.

Беснующиеся образы возникали один за другим. Обрывки фраз соседей, мыслей, желаний лоскутами образовывали картину её жития. А под этим одеялом из ярких пятен вдруг возникло давно истлевшее прошлое. Сперва бесконечные очереди, слезы и лишения, потом радость от подаренных брюк сапогом взрывала счастье в глазах Варвары. Потом смерти сыновей, холод щек заплаканной дочери, обиженная гримаса мужа в гробу. Мысли пытались разорвать голову Варвары на куски и та, пытаясь это предотвратить, дергалась в эпилептической конвульсии, уже сожалея о своём импульсивном поступке. Далее много типичных советских воспоминаний, столь ценных своей ностальгией, а за ними всё плохое, стертое из памяти, благостным очарованием лет.

Сдерживая эмоции скрипом зубов и громкими всхлипами, Варваре становилось всё страшнее. А вы попробуйте представить её положение. В чуть ли не поросшей мхом постсоветской квартире лежит буйная бабка окруженная теснотой нагроможденных антресолей и полок, где везде что-то хранится, притягивая к себе пыль из пустоты этого сдавленного пространства. Жуткое зрелище.

Сквозь череду ненужных воспоминаний, водовороты обезображенных лиц и лабиринты истоптанных фраз летело сознание Варвары. Куда летело? К черту на куличики сказала бы сама Варвара. С детским восприятием мира, в непонятности и бессмысленности пролежала старушка пару часов, чуть не лишившись рассудка, пока вдруг Варвара не поняла, что всё наконец-то прошло, всё вернулось в норму и часы тикали как обычно и даже шкаф, по родному нависший в угрозе, обрадовал её.

Варвара резко встала и квартира, рассыпавшаяся в её глазах на куски от скакнувшего давления, не помешала добраться до остатков веществ. Старушка бросила сверток в унитаз и тот, заурчав, бесследно его проглотил, довольно шипя бачком.

Бабуля почувствовала облегчение, вышла за дверь места преступления на улицу и, вдохнув свежий летний воздух, уселась на ближайшую лавку, заботливо обтесанную местным ЖКХ.

Старушка снова чувствовала себя живой. Выбравшись из этой ямы гниющего сознания, потрогавши болезненную материю собственного я, старушка вернулась к здравому уму. На этом контрасте она вспомнила что такое жизнь и больше не заводила нытье по поводу соседей, каких-то глупых рецептов и бессмысленных действий. В этой бессмысленности Варвара вспомнила, что перед смертью необходимо ценить даже малые благостные события. Как, например тот ветерок, гуляющий по вскопанным старостью равнинам лица старушки. Это был последний урок жизни в момент ощущения грядущей смерти.

Варвара больше не следила за тем клочком земли перед своим окном. Она смиренно наблюдала за бытиём, которое устраивается само собой, без вмешательства мелочных человеческих стремлений.

Чтобы не пропустить нового подпишись или на канал дзена или на прочие, а ещё тут написано, чтобы я попросил у вас лайк. Поставьте лайк, если понравилось.

https://t.me/eshafo

https://vk.com/eshafo