Восстание болельщиков в Византии

27.01.2018

Император Юстиниан со своей свитой.
Император Юстиниан со своей свитой.

Императорский ипподром был универсальным народным учреждением. Тут можно было и на скачки поглазеть, и казни увидеть, и крикнуть императору пару ласковых, и восстание начать.

Ближе к средине 6-го века императорский ипподром имел даже свои политические партии: белые, синие, красные и зеленые.

Партии ипподрома можно назвать предшественниками современных футбольных хулиганов, но с уклоном в сторону политики.

Главные действующие политические цвета в предстоящем восстании – синий (приверженцы императора) и зеленый (противники правителя).

В начале 532 года наглость императорской партии синих стала невыносима. Они каждый день устраивали в Константинополе убийства несогласных, а суды проявляли величайшее пристрастие к ним.

11 января 532 г. император был в ипподроме, а старшины зеленых жаловались ему на несправедливость судов и администрации.

Типичный «Бег на колесницах»
Типичный «Бег на колесницах»

Юстиниан назвал их жалобы неосновательными, но на следующий день (12 января), чтобы успокоить начавшееся волнение и соблюсти вид справедливости, велел казнить семь человек, чьи преступления были раскрыты следствием. 

В числе осужденных некоторые были синие (так он планировал показать зеленым, что «любители императора» тоже могут умирать).

Четверо из семи были обезглавлены перед глазами народа, а троих других ждала прогретая виселица.

Одного повесить удалось, но вот двоих других веревки не выдержали и уронили на землю.

Эти сорвавшиеся люди были защищены народом от повторной казни и уведены в церковь.

По воле случая, один из них был зеленый, другой – синий.

Народ скандировал о чуде и помиловании спасшихся, но городской префект не захотел слушать и окружил церковь войском.

Общие интересы объединили обе партии и синие с зелеными не дали стражам увести спасшихся.

13 января на ипподроме проводились очередные скачки, но зрители пришли не болеть за свои цвета, а требовать у императора помилования. Юстиниан отказал им в этом.

Тогда зеленые завопили что-то типа «долой императора» и учинили драку с идейными синими.

Наездник из партии «синих»
Наездник из партии «синих»

Вскоре беспорядки, с криком «Никá!» («побеждай»), выбрались из ипподрома и распространились по всему Константинополю.

Зеленые уже не били синих. Теперь они вместе напали на стражу, богачей и взялись жечь дома знатных людей.

Ко всему прочему, они освободили заключенных их тюрьмы.

Скорее всего, народный бунт так бы и закончился короткими погромами, если бы уличных восставших не поддержали оппозиционные сенаторы.

На следующее утро (14 января 532) возобновилась битва со стражами порядка, начались новые пожары.

Поднимавшийся по условному клику «Ника» народ бушевал уже в окрестностях дворца, куда долетали проклятия и угрозы. Восстание усиливалось.

Император удумал успокоить народ, дав отставку ненавистнейшим сановникам: было объявлено, что лишены своих должностей преторианский префект, ненавидимый за корыстолюбие и презираемый за пошлый разврат, государственный секретарь, знаменитый юрист, но алчный взяточник, и префект города.

Наездник из партии «зеленых»
Наездник из партии «зеленых»

Но эти уступки не удовлетворили мятежников. Враждебная двору партия желала лишь свергнуть Юстиниана и возвести на трон одного из племянников бывшего императора.

Восстание Ника росло с каждым часом, и Константинополю пришлось подвергнуться более ужасным бедствиям, чем пожар.

Верность телохранителей была ненадежна, число войск в столице было недостаточно для подавления мятежа. Велизарий (полководец-передовик) призвал отряды, находившиеся в станах неподалеку от столицы и состоявшие большей частью из германцев – готов и герулов.

17-го января он с заграничными наемниками сделал неожиданную атаку на беспорядочную и отчасти безоружную массу народа. Войска произвели среди восставших страшное кровопролитие. 

Напрасно духовенство пошло торжественной процессией разделить сражающихся. Германцы, в числе которых было много язычников, беспощадно били батюшек, а мощи и другие святыни падали на землю.

Это поругание святынь усилило ярость народа.

Люди, не принимавшие участия в восстании Ника, взялись теперь за оружие, и борьба приняла религиозный характер.

Женщины бросали из окон верхних этажей и с кровель камни, черепицы, всякие другие тяжелые предметы на провластных воинов, а те в отмщение поджигали дома.

Сильный северо-восточный ветер высоко поднимал бурлящее пламя, оно охватило и соседние части города. Четыре пожара соединились в один, все пространство от Форума Константина до дворца и Ипподрома обратилось в пылающие развалины. Половина города сгорела.

Вскоре Юстиниан I предпринял последнюю попытку примириться.

18-го января, в воскресенье, он созвал народ в злополучный Ипподром, сознался в своих ошибках, поклялся на Евангелии понять, простить и забыть все, если народ прекратит восстание.

Но ему не верили. Люди осыпали правителя ругательствами и пригрозили уничтожением его дворца.

Смущенный император поспешил вернуться во дворец, где доселе держал, как заложников Ипатия (Гепатия) и Помпея, племянников бывшего императора. Теперь он отпустил их, опасаясь, что они взбунтуют во дворце телохранителей, на верность которых он уже не надеялся.

Ужасную ошибку совершил Юстиниан. Мятеж получил теперь вождей, занимавших высокое положение в обществе.

Утром 19 января народ провозгласил Ипатия императором. Участники бунта Ника подняли Ипатия на щит, понесли на Форум Константина и возложили там на него знаки императорского сана.

Узнав об этом, Юстиниан созвал своих приближенных на совещание. Тут были и Велизарий, и императрица Феодора, и любимый заграничный евнух.

Из окон зала были видны дворцовая пристань и открытое море, а в пристани стояли императорские корабли, готовые к отплытию.

Созванные Юстинианом друзья стали совещаться о том, остаться ли ему в столице или уплыть в Гераклею. Большинство говорило, что надо уплыть. Кажется, разделял это мнение и Велизарий, опасавшийся измены войск.

Только властная Феодора в эту решительную минуту проявила мужество и заверила испуганного мужа, что "самая славная гробница – царский престол".

Императрица Феодора
Императрица Феодора

Волны мужества захлестнули императора, и Велизарий получил приказание снова идти с иноземными войсками на мятеж Ника. Он должен был сделать приступ к Ипподрому, где укрепился, как в цитадели, Ипатий с главными людьми своей партии.

Пока полководец-передовик принялся за свое обычно дело, Нарсес, любимый императорский евнух армянского происхождения, был удостоен чести показать всем, что мужества у него таки полные штаны.

Нарсес и верные императору люди пошли к агрессивной толпе и уговорили (при помощи лживых обещаний и раздачи золота) часть разойтись.

Дальше он направился к старейшинам «синих» и настроил их против «зеленых».

Зеленые, воображая торжество восстания близким, уже держали себя высокомерно, и гордость их оскорбляла синих.

И точкой в подкупной деятельности евнуха стала покупка нескольких влиятельных сенаторов, которые поддерживали восстание, но были не против отказаться от убеждений за умеренную суму.

Так восстание утратило поддержку влиятельных сенаторов, старейших партий и части населения.

Тем временем, Велизарий, продвигаясь двумя путями по развалинам между рухнувших или горевших домов к Ипподрому, добрался до него.

Его германские наемники бросились с двух противоположных сторон на нестройную и большею частью безоружную массу восставшего народа, и началась ужасная резня, во время которой в Ипподроме было убито 30-35 тысяч человек.

Уже к 20 января Императорский ипподром был услан багровым ковром из бывших восставших.

Юстиниан и Феодора вышли прогуляться 20-го января
Юстиниан и Феодора вышли прогуляться 20-го января

Восстание Ника было подавлено, и начались казни.

Ипатий и Помпей, державшиеся сначала осторожно и уклончиво, перед нападением Велизария на Ипподром были обмануты ложным слухом о бегстве императора и стали открыто действовать как правители государства.

Они были схвачены на императорской трибуне и брошены к ногам Юстиниана. Оба уверяли, что не изменяли императору, а преднамеренно собрали восставших в Ипподром, чтобы облегчить подавление бунта.

Что же, им не поверили.

Закованные в цепи, они были отведены в подземную темницу дворца и казнены 20 января.

Тело Ипатия вернули вдове, а Помпея бросили кормить крабов. Их имущества, конечно же, конфисковали.

Многие оппозиционные сенаторы и другие знатные люди, подверглись той же судьбе.

Так завершилось восстание Ника, что началось с обычной драки болельщиков на ипподроме.

Если вам понравилась статья, поддержите меня лайком.
Также подписывайтесь на канал, обещаю вам массу интересных исторических фактов и событий.