Чем угостить залетного дракона?

Горячий рецепт отличного вечера.

Когда этот Черный Дракон обрушивается на мою маленькую квартирку, я понимаю, что еще немного, и останусь без жилья. Почти вся мебель, словно сама собой, подпрыгивает и немного сдвигается с места, позвякивает посуда на сушилке, кот растворяется в черноте поддиванного портала в параллельный мир. Крыша едет, передавая привет Карлсону и тихо шурша шифером.

Дракон огромен, громкоголос, молниеподобен в движениях и вечно голоден. Во всех смыслах. Жадно набрасывается на еду, новости, язвительно обгладывает до костей мои творческие записи, терзает компьютер, кота, если тот не успел спрятаться и меня, потому что я обычно не прячусь. А еще, у него есть привычка готовить вместе. Вот и сейчас, он навис позади меня над приготовленными продуктами.

— Что делаем?

— Телятину в красном вине. Очень удачно, что ты принес две бутылки сухого. Одну на кулинарию потратим. Мммм… тосканское Кьянти. Открой, пусть вино подышит.

— Отлично! Значит, берем филе молодой сочной телочки…

Почувствовав над ухом страстное сопение и огромные теплые лапы на… в общем, в районе филе, я решительно пресекаю уход в сторону от рецепта:

— Эй! Мы готовим или как?! Режь мясо, не отвлекайся!

Дракон, со зверским рвением, поигрывая ножом, режет поперек волокон телятину на куски, размером чуть-чуть больше куриного яйца. А я, тем временем, соревнуясь в скорости, крупно кромсаю помидоры, которых должно быть столько же, сколько мяса.

— АП!

Мы почти одновременно заканчиваем нарезку, приостанавливая наше негласное соревнование. Пальцы, кажется, целы.

Мясо вместе с тонко нашинкованной луковицей вываливаются в толстостенный сотейник и слегка обжариваются в масле. Дракон с голодным азартом помешивает куски, мгновенно заполнившие ароматом кухоньку. Пришло время запускать на эту арену томаты. Все происходящее в сотейнике кажется сюрреалистической корридой. Несколько минут боя, яростное смешение коричневого и красного цветов, шипение и азарт… Добавляем темперамента в виде пары зубчиков чеснока, разрезанных пополам и красного жгучего перчика. Живой огонь в глазах Дракона отражает суть происходящего на плите.

— Пора! Воды! — это звучит почти как мольба погасить пламя пожара.

Заливаем горячей водой всю компанию в сотейнике так, чтобы она едва покрывала куски телятины и, закрыв крышкой, оставляем на медленном огне тушиться. У нас есть полтора с лишним часа.

— Грррр! — довольный ящер легко перекидывает меня через плечо и взмывает в вечернее небо. Визжать несолидно, но восторг полета к звездам заставляет булькать, стонать и орать от удовольствия. Если вам когда-нибудь приходилось нестись ввысь, оседлав буйного и неукротимого ящероподобного зверя, вы меня поймете.

Мы едва успели: ввалились в кухню оба взбудораженные и усталые, когда воды оставалось на донышке, а мясо было совсем готово. Посолили. И вот, красное, кисленькое, сухое Кьянти заняло место выкипевшей воды и, нагреваясь, начало колдовать над вкусом мяса. Запах изменяется по мере выпаривания вина и загустевания этого пряного соуса.

— ОЙ! Базилик! Чуть не забыли базилик! – ору, кидая под крышку пряно пахнущие порванные листочки травы.

— Дааа, ты без травы не можешь готовить! — хохочет он, выпуская дым из ноздрей.

Последний штрих – перед выключением, под крышку кусочек лаврового листа и перец горошком.

Толкаясь и подшучивая, мы накрываем место для «банкета». Конечно, это не тронный зал с камином, но ведь для сказки главное - правильный визави за столом, а не антураж, правда?

Соус из вина, трав, остатков овощей и нашего настроения загустел и стал насыщенным и вязким. Душистая телятина, вобравшая в себя солнечные дни виноградной долины, пахучую суть зелени и щедрость огорода, жгуче дышит и соблазняет ее отведать. И мы не заставляем себя уговаривать. С момента начала готовки прошло больше двух часов, аромат свел с ума уже весь дом.

Вторая бутылочка Кьянти незаметно «ушла» под душевный разговор.

— Полетел?

— Увы, пора. Надо бы чаще встречаться.

— Ну, ты это… заглядывай, если что.

Отягощенный и наполненный до краев сытостью, Ящер на бреющем полете потянулся восвояси, оставив мне мыть посуду. Вот, так всегда! :)