Тайная жизнь Глава 7 То пусто, то густо

05.01.2018

Открыв утром шкаф, я решила, что сегодня оденусь в тон солнечному дню и такому же настроению. Выбрав белую узкую юбку по колено, я сняла с вешалки блузку, стилизованную под матросскую тельняшку. К этому наряду я добавила темно-синие туфли на высокой шпильке с элегантным бантиком сзади и белую лакированную сумочку, размером со школьную тетрадь. Посмотрев на себя в зеркало, я отметила, что в этом на вид простом наряде я выгляжу чертовски сексуально. Забрав двумя заколками по бокам пряди волос, я позволила остальным локонам обнимать мои плечи. Еще раз оценив себя в зеркале, я пожелала своему отражению: « Вперед Анастасия Павловна! Через тернии - к звездам!»

В восемь опять зазвонил сотовый. Это уже стало доброй традицией. Сняв трубку я, как и ожидала, услышала голос Юджина:

- Ася, доброе утро, мы Вас ждем, выходите.

Выйдя из подъезда, я подошла к машине и, открыв дверцу, сказала:

- Юджин, мне не совсем удобно злоупотреблять Вашим добрым расположением, и вызывать недоумение коллег. Я и на метро могу добраться до работы и буду там еще раньше Вас.

- Но, ведь нам все равно по пути, почему бы не поехать вместе? Ну же, Анастасия Павловна, не упрямьтесь, - протяжно сказал он и мило улыбнулся, оголяя ряд, блестящих как жемчуг, верхних зубов.

Ничего не оставалось, как сесть в машину и, немного смущаясь, сказать:

- Ну, если Вас не затруднит.

Да Е повернулся ко мне и, как ни в чем не бывало, поздоровался:

- Здравствуй, Ася! Как спала? Голова не болит? Где же вы с Юноной так повеселились?

- А ты откуда знаешь? – мне снова стало неловко.

- Не спалось ночью, и я с балкона наблюдал, как ты, пошатываясь, шагала от метро.

- Вчера у нас была чудная дорамная вечеринка в весьма милой пиццерии.

- Жаль вы не взяли меня с собой, а то, что же это за корейский вечер без корейца, - Да Е оглянулся.

- Ты прав. В следующий раз мы обязательно возьмем тебя с собой.

Тут в диалог вмешался Юджин:

- Кстати насчет вечеринок, сообщаю тебе, что в пятницу у нас корпоратив в караоке-баре. Явка обязательна.

- Это, что же, Вы с родины с собой этот ритуал пятничных попоек привезли?

- Да. Знаете, Ася, совместный отдых очень сближает и это замечательным образом сказывается на работе. Вы заметили, какая у нас в офисе доброжелательная атмосфера? – Юджин бросил на меня взгляд в зеркало.

Перед лифтом мы опять столкнулись с Андреем, поздоровавшись и подождав немного, я плавно перетекла в него вместе с толпой. Народу зашло столько, что стояли стиснувшись. Уже от одного этого я почувствовала неловкость. Возникло такое напряжение, которое точно ощутила не я одна. Андрей своей грудью прижался к моей спине и дышал мне в затылок, а потом я ощутила, как он положил свою разгоряченную ладонь мне на ягодицу. « Вот наглец!!!» - моему возмущению не было предела, мне захотелось развернуться и врезать ему пощечину, но при таком скоплении народа я не стала поднимать шумиху и только попыталась отодвинуться от него.

Сегодня было очень много работы и мне было даже некогда пообедать. Удалось лишь один раз попить кофе, вместе с прибежавшей после обеда Юнонкой. К концу рабочего дня босс еще подкинул мне документов, и вечером я уходила одна из последних. У Юджина был назначен деловой ужин, и он в это время должен был уже быть в ресторане. Когда я шла по коридору, наш этаж казался совсем пустым, ни одной живой души. В лифт я тоже зашла одна, но когда двери стали закрываться, внезапно забежал Андрей.

- Ты откуда взялся? – оторопев от неожиданности, произнесла я.

- Да, работы с отчетом оказалось чуть больше, чем я предполагал, вот и задержался.

Внезапно память всколыхнула его утреннюю выходку, но я, как – то постеснялась сейчас начать выяснять отношения. Он видимо тоже вспомнил, а потому подошел ко мне вплотную и стал шептать на ухо, будто боялся, что его могут услышать посторонние:

- Скажи своему мужу, чтобы не позволял тебе больше так одеваться, а то может остаться без жены. Не могу удержаться, руки сами к тебе тянутся, так и хочется тебя потрогать на ощупь - не сон ли ты, - говоря это, он намотал мой локон на палец и продолжил соблазнять меня:

- Я думал о тебе весь вчерашний вечер, это судьба, что мы встретились. Мы не должны были расставаться. Нам суждено быть вместе, - его взгляд соскользнул с моих глаз на губы, и я ясно увидела, что сегодня мне не сбежать от него. Он крепко взял рукой мой затылок, чтобы я не могла шевельнуться, и, не долго думая, завладел моими губами. О, эти сладкие, давно забытые ощущения! Его запаха, его вкуса, его движений! Я наслаждалась им, как же мне его не хватало все эти годы! Поцелуй закружил и увлек меня, но когда его язык коснулся моего, желание большего пронзило мою суть. Это был очень жаркий поцелуй. Я уже и не помнила, когда у нас с мужем бушевала такая страсть. В момент приземления лифта, мы уже не ощущали реальность, но, как все хорошие сказки, эта тоже закончилась. Золушке надо было покинуть бал и возвратиться домой к тому, кто перестал с ней даже общаться.

За эту неделю я достаточно хорошо вникла в суть своей работы. Как и говорил Юджин: « Ничего архисложного», но требовались внимательность, аккуратность и оперативность. В пятницу вечером почувствовав, как будто покорила Эверест, наполнилась уверенностью и огромной энергией, мне казалось, что у меня вся жизнь впереди, и я еще многого смогу достичь. На душе было так спокойно и хорошо, что вечер в караоке-баре ощущался заслуженной наградой. В седьмом часу Юджин в приподнятом настроении, вышел из приемной и, обращаясь к сотрудникам, сказал:

- Ну, а теперь что же…,- все вокруг отозвались:

- Серый волк! - и смех покатился по этажу.

Все было достаточно организованно. У входа в здание нас ждал автобус и мы, расположившись в нем, поехали, оставив машины на стоянке. Проехав где-то минут сорок, мы остановились перед одноэтажным зданием больше похожим на сказочный теремок, увитый ядовитым плющом. Внутри нас ждал незабываемый вечер в густом полумраке и накрытый стол. Раньше я никогда не была в караоке-барах, но в дорамах видела, как они сидели в небольших комнатах и, напившись, начинали буянить. Мне было очень интересно, как все происходит с нашим невоздержанным темпераментом и менталитетом.

Я устроилась рядом с Юноной и Да Е, напротив меня сел Андрей, а Юджин расположился с другой стороны огромного стола. Мужчины начали отдых с пива, дамы с вина, но когда градус выпитого превысил шкалу застенчивости, народ потянуло к прекрасному, и все наперебой стали заказывать песни. Мне не хотелось сегодня петь. Мы с Юноной и Да Е очень бойко обсуждали корейскую пластическую хирургию, проехались по их автопрому и вернулись к нашим баранам – « Кому на Руси жить хорошо?» Вдруг меня дернуло, и я попросила:

- Даешка, а ты случайно не знаешь песню из дорамы « Ты прекрасен, Angel». По-моему, она называется « Прогулки по луне».

Он, ничуть не смутившись, быстро вышел из - за стола, подошел к столику заказов, взял микрофон в руки и запел на корейском эту песню. Сердце медленно стало таять. И даже не столько от звука его голоса, как от ( для меня такой родной) корейской речи. Все время пока пел, он смотрел, на меня и я, в свою очередь, не сводила с него глаз. Какой же Да Е был няшный мальчик! Так и хотелось его облизать, как мороженое в вафельном стаканчике. Сев снова за стол, он спросил:

- Ну, как, тебе понравилось?

- Я в восторге, и от песни и от тебя, спасибо, солнышко - сказала я, поцеловав его в щеку.

Он улыбнулся и подставил мне другую, ничуть не смущаясь, я поцеловала и эту.

Мы с Юноной и Да Е решили перейти на более взрослые напитки и разлили себе по стопочке коньячка. Вздрогнув: «за пятницу-развратницу!», закусили лимоном с шоколадом и сыром. Во рту ощущалось приятное послевкусие, и я аккуратно слизала с губ крошки шоколада. Сидевший напротив меня Андрей, смотрел, не отводя глаз. Внезапно я почувствовала, как его нога коснулась под столом моей. Мне захотелось отодвинуться, но он надавил на мою ногу своей, и в его взгляде загорелся ярким пламенем огонь желания. От ступни шел такой жар, что мое сердце невольно наполнилось истомой, перехватило дыхание, и я замерла под натиском этой волны. Мы смотрели друг на друга, не моргая и из наших глаз, должно быть, сыпались искры, потому что Да Е тут же сказал:

- Вы, что в замри-отомри играете?

Я сразу же нашлась, что ответить:

- Просто, Андрей хочет спеть песню, но видимо стесняется, - настойчиво проговорила я, глядя на Андрея.

- Ну, что ж, если тебе хочется… могу и спеть.

Выйдя на середину, Андрей запел. Это была песня Агутина « Босоногий мальчик». Пел он ее не плохо, но мне не дал дослушать Да Е. Допив очередную стопку, он взял в руки лимон и уже было хотел отправить его в рот, но я неловко повернулась и задела, в этот момент закуска со всем содержимым приземлилась на мою светло - голубую юбку. Сняв с колен кусок, я обнаружила жуткое пятно. Мне ничего не оставалось, как пойти в туалет, чтобы застираться. Да Е, смущаясь и извиняясь, пошел за мной. Зайдя в туалет, и сняв юбку, я сделала все, что было нужно, чтобы спасти ситуацию. Да Е, как верный пес, ждал у туалета, и я, выйдя, даже пожалела его, вид у него был довольно смущенный. Желая утешить, я, со словами: « Ничего страшного, не бери в голову», поцеловала его в щеку, тогда он, по – детски, сказал:

- Докажи, что ты на меня не злишься, - и, притянув меня к себе, поцеловал меня в губы. Это был детский поцелуй, я каждый день так целовала своих детей перед уходом в школу.

- Даешка, это же просто пятно, я и не злилась на тебя, - улыбнулась я и, потрепав рукой его волосы, произнесла, - Я хочу пойти подышать свежим воздухом.

- Пошли, - он с готовностью двинулся в направлении дверей.

- Нет, извини, я хочу побыть одна, - сказала я и вышла из помещения на порожки. Там стоял Юджин и, похоже, тоже хотел немного побыть в тишине. Увидев его, я спросила:

- Не помешаю? Может Вы хотели бы побыть в одиночестве?

-Нет, спасибо, в одиночестве я уже был. Как Вам вечеринка? Не жалеете, что приехали?

- Отчего же, все отлично. Как часто они у вас бывают?

- Ну, раз в месяц стараемся выезжать, летом реже, зимой чаще.

На улице смеркалось, зажглись фонари и в воздухе уже не чувствовался запах зноя и смога. Москва не торопливо примеряла вечерний наряд. Мы смотрели на проезжающие машины, гуляющих людей, свет в окнах домов и молчали. Было так хорошо, но опускающиеся сумерки принесли прохладу и мои руки стали покрываться мурашками. Юджин заметив, что я поежилась, предложил мне свой пиджак. Я, согласившись, кивнула. Сняв с себя, он аккуратно одел его мне на плечи. На секунду его руки замерли, затем он развернул меня к себе и прошептал:

- Ты меня волнуешь. Я думал мое сердце больше не способно чувствовать. Столько лет оно молчало, но, увидев тебя, еще тогда, в красном платье, оно сказало мне: « Это Она!» и в тот момент его пронзило от боли. С этого дня я, не переставая, думаю о тебе. Это просто наваждение какое-то.

Мне не хотелось его обнадеживать. Конечно, он тоже, в какой – то степени, волновал меня, как, впрочем, волновал бы любой корейский красавчик, но я не могла позволить себе серьезные отношения ни с ним, ни с кем бы то ни было другим.

- Я очень благодарна за эти слова, но не могу принять чувства – я замужем, у меня семья, не хочу давать тебе ложную надежду.

- Я все прекрасно понимаю, но, к сожалению, не властен над своими эмоциями. Когда вижу тебя, то сердце начинает биться в другом ритме, и я просто не справляюсь с ситуацией, - он посмотрел мне в глаза и продолжил:

- Я ничего не требую, просто хочу, чтоб ты знала.

Почувствовав на себе чей-то взгляд, мы с Юджином обернулись и поняли, что Да Е, стоящий в дверях слышал все, от начала до конца. В его глазах была палитра из жалости и ревности. Не сказав ни слова, он пошел назад в зал, и мне стало его очень жаль. Обратившись к Юджину, я произнесла:

- Пойдемте, по-моему, мы уже освежились, - не дожидаясь ответа, я ушла.

Народ уже вовсю разошелся и одна молоденькая девица, стоя в середине танцующих, соблазнительно покачивала бедрами, поглаживая себя по ним руками. Сергей, развалившись на стуле, молча наблюдал за ней. Юнона с Да Е решили выпить, подойдя к ним, я протянула свою стопку. Мне было очень неловко перед Да Е, за то что он застал нас с Юджином, и хотелось снять это напряжение. И тут Да Е предложил:

- Ты не откажешься выпить со мной на брудершафт?

Пытаясь загладить перед ним свою вину, я согласилась, и мы сплели наши руки.

- За искренность! – вдруг сказал он и разом опрокинул всю стопку.

Я последовала его примеру. Коньяк обжег мне горло и хотелось быстрей закусить, но Да Е опередил меня и, левой рукой требовательно притянув к себе, поцеловал. Он вложил в поцелуй всю надежду и боль, он целовал так, как будто это был его последний поцелуй в жизни, но может я уже перебрала, а может от того, что на нас смотрели несколько пар глаз, этот поцелуй совсем не взволновал меня. Да Е, почувствовав это, опустил свою руку и произнес:

- Мне надо поговорить с тобой.

- Хорошо, только давай не сегодня. Завтра выходной, мы можем спокойно все обсудить.

Он согласился. Посмотрев на другой край стола, я увидела, что Юджин не присаживаясь, налил себе водки, разом махнул ее и пошел к столику заказов. Полистав каталог и выбрав песню, он взял в руки микрофон. Когда заиграли первые аккорды, мое сердце защемило – это был Стинг и его хит « Shape of my heart». Юджин начал петь и все в зале замерли. От чувственности его баритона у меня, как у школьницы перед экзаменом, застучало невпопад и начало сладко потягивать сердечко. Да, Юджин мог заставить волноваться кого угодно. Все женщины в зале как завороженные следили за каждым его движением. Хотелось только одного, чтобы эта песня никогда не заканчивалась и его волшебный голос, который будоражил и обволакивал, не затихал ни на секунду. Если бы он сейчас предложил сбежать с ним с вечеринки, я бы не задумываясь, ушла за ним хоть на край света, столько в нем в этот момент было мужской притягательности, что сердце напрочь отказывалось подчиняться голове.

Да Е смотрел то на отца, то на меня и лицо его становилось все мрачнее, затем, открыв бутылку коньяка, он налил себе целый стакан и залпом его осушил. Мне не хотелось, чтобы Да Е ревновал меня к своему отцу и после Юджина сразу же пошла к микрофону, взяв песню Земфиры « Хочешь сладких апельсинов», я вложила в нее весь смысл, который хотела передать Да Е, смотрела ему в глаза и пела только для него. Вечер подходил к концу и сотрудники веселые и довольные подняли их любимый посошок: « Если есть вопрос с деньгами, вам поможет фирма Ками».

Автобус уже ждал нас у входа и сотрудники не торопливо стали рассаживаться на места. Когда я проходила по салону, то увидела Андрея, сидящего в самом конце у окошка. Он тоже заметил меня и стал активно махать рукой, зазывая к себе в соседи, но я разыскивала глазами Юнону, собираясь обсудить с ней по дороге последние новости, мне казалось, что она вошла в автобус, а значит должна уже где-то сидеть. Не найдя ее, я уселась на место у окна напротив Андрея и стала ее ждать. Тут в автобус зашли Да Е с Юджином и стали искать свободные места. Да Е еле держался на ногах, похоже он немного перебрал с коньячком. Увидев меня, он плюхнулся на сидение рядом, Юджин сел за нами. Я хотела было попросить Да Е пересесть, но передумала, видя, что для него сейчас это может стать проблемой. Юнонка пришла самая последняя, она возвращалась за сумочкой и еле-еле успела. Мы благополучно тронулись.

Все- таки, какие молодцы! И привезли, и по домам после попойки развозят. Как говорится, все так чинно, благородно, по-старому; в смысле заботы о людях. За окном мелькали фонарные столбы, машины, дома и загулявшие люди, а в автобусе было так темно и уютно, что все погрузились в сладкий предвыходной сон. Я тоже задремала, как вдруг Да Е свалился головой мне на колени. Я попыталась его поднять, но сделать это было не так-то просто, и он остался спать у меня на коленях, в тот момент он мне казался ребенком, спящим на коленях у матери, и вызывал чувство жалости и заботы. На светофоре водитель резко тормознул и голова Да Е слетела с моих колен, я аккуратно положила ее обратно, но он развернул ее ко мне лицом. Я попробовала переложить его, но он воспротивился и наоборот, еще теснее прижал свое лицо к моему животу. От этого низ живота отозвался жаром, и тепло разлилось в моем чреве. Да Е перестал дышать и замер, но напряжение между нами только нарастало. И вдруг, его горячая рука накрыла мою голую коленку и скользнула вниз под юбку. Я отпихнула его, но видимо алкоголь отбивает у мужчин способность думать, он был неудержим. С жаром целуя мой живот, он пытался все дальше продвинуть руку. Я сопротивлялась как могла, но привлекать к нам внимание мне не хотелось, а от его настойчивости я слабела с каждой минутой. Все мое тело уже горело желанием, и я едва сдерживалась.

- Прекрати, не надо, - чуть слышно вымолвила я.

К сожалению, я совсем забыла, что эти слова для мужчин имеют обратный эффект. Это почти, как красная тряпка для быка на корриде. Да Е поднялся, и не вынимая руки из под юбки, накрыл мой рот своими губами. В этом поцелуе не было ничего детского, в нем была страсть и желание взрослого мужчины, от которого у меня уже начинала кружиться голова. Кровь по венам лилась огненным потоком, он распалялся все сильнее. Еще секунда и я, сломившись, пущу его руку туда, куда она так рвется. Меня спас водитель – он включил свет и несколько человек вышли из автобуса. При включенном свете Да Е не посмел приставать ко мне. Я зашептала ему на ухо:

-Еще одна такая выходка и я не стану с тобой даже разговаривать, не то, что дружить, ты понял?

- Нет, не понял. Я же видел, что ты тоже сгорала от желания только что. Не пойму, зачем тебе меня отталкивать, если ты еле сдерживалась, чтобы не отдаться мне здесь же.

- Ну, ты и нахал, я не хочу сидеть с тобой рядом, пересядь от меня сейчас же, - возмущению моему не было предела. Правда резала мне уши.

Юджин сидел мрачнее тучи, наверно он все слышал, и четко, голосом, не терпящим возражений, сказал:

- Да Е, сядь рядом со мной.

Да Е послушно пересел, а я облегченно вздохнула.

Водитель милостиво довез нас прямо до дома. На улице, не желая снова попасть в неловкую ситуацию, я, наскоро попрощавшись, почти бегом долетела до квартиры, открыв ключом дверь, тихонечко пробралась на кухню посмотреть время – стрелки подкрадывались к часу ночи.

Муж спал, и я, поставив на плиту чайник, стала смотреть в окно, туда, где стоял мой родной фонарь. « Здравствуй!» - сказала я ему. Сколько времени мы уже вместе! Еще когда я была ребенком, он выслушивал мои детские обиды. Вот уже тридцать пять лет, каждый день - я смотрю на него, а он на меня. Его свет всегда согревает мне душу, и ему первому я рассказала о своей первой любви, он знает все мои тайны, помнит все мои слезы. Большая часть стихов была написана рядом с ним. Он – мое вдохновение и муза. Его луч, освещающий мрачные лужи на мокром асфальте, магию летящих снежинок, или прощальный вальс умирающих листьев, притягивает меня, как бабочку, и тогда жизнь наполняется смыслом, как будто ангел, легким прикосновением крыла, трогает мое сердце, я растворяюсь, и слова текут из меня, как ручей, питая все мое существование:

Горят за окнами огни,

Деревья в белой пелене,

А мы с тобой опять одни,

Лишь блики свечки на стене.

Тебя выдумываю вновь,

С тобой расстаться не могу

И застывает в жилах кровь,

Когда я спать с тобой иду.

Зачем себя теперь корить,

Питать иллюзии напрасные,

Ведь я не в силах изменить.

Мы оба сделались несчастные.

Пройдет зима, пройдет весна,

Года рекою утекут

И мы, проснувшись ото сна,

Устроим бешенный салют.

Не в силах более терпеть

Мы разбежимся навсегда.

Вот только радостно запеть

Уже не сможем никогда.

Ты позабудешь голос мой,

Я цвет твоих усталых глаз.

Ты станешь мне совсем чужой

И ангел отойдет от нас.

Напившись пьяною свободой,

Меня начнешь ты вспоминать

И я, терпя судьбы невзгоды,

К тебе душою прилетать.

Среди простых холодных фраз,

Среди бездушной пустоты

Друг друга вспомним мы не раз,

Но будут сожжены мосты.

И сердце снова заболит,

И слезы ринутся из глаз,

И мы увидим, как стоит,

И плачет ангел наш о нас.

Прочитав еще раз стихи, я отложила в сторону ручку. Боль сожаления и предстоящей утраты снова терзала меня. Мой счастливый брак оказался фантомом. Муж, с которым я прожила шестнадцать лет, казавшийся мне родным и близким человеком, стал чужим незнакомцем. Все вокруг казалось таким зыбким и не устойчивым. Только одно осталось настоящим и дорогим – Вера, Надежда, Любовь, мои девочки, мои солнышки. Мне так невыносимо сильно захотелось их увидеть, что я решила завтра, во что бы то ни стало, поехать к детям.

продолжение следует...