Тайная жизнь Глава 8 Страсти по прошлому

08.01.2018

Утро выдалось отличное. Солнышко ласкало меня по щекам, когда я, как всегда, подойдя к окну, потягиваясь и зевая, смотрела на жизнь, протекающую за стеклом. В предвкушении встречи с детьми, я сама радовалась и припрыгивала, как ребенок, носясь по комнатам. Муж тоже очень соскучился по девочкам, и когда я попросила его съездить, без вопросов согласился. Заехав по дороге в супермаркет, мы выехали на трассу. На удивление пробок не было, и мы двигались с приличной скоростью. Сергей почти всю дорогу молчал. Поинтересовался только ради приличия, как работа, справляюсь ли, устаю, и снова замкнулся в себе. Доехали достаточно быстро, без происшествий, девочки уже ждали нас у дороги. Заметив нашу машину, они выбежали на встречу, и нам пришлось остановиться, не доехав до дома. Я вышла, обнялась с дочурками, и они наперебой стали рассказывать мне новости деревенской жизни, пока отец отгонял «Жужу» в гараж.

В Москве, в этой суете, я и представить не могла, что сердце мое так истосковалось по девчонкам. Как мне их не хватало эти несколько недель! Какие же они у меня хорошие, родные мои! Сергей тоже не отходил от них ни на шаг, наслаждаясь каждой секундой проведенной вместе. Мы собрали в корзину еды, взяли тканевое одеяло, полотенца и решили устроить пикник на берегу реки.

Благополучно добравшись до речки, мы увидели, что народу на берегу, как грибов в Подмосковье осенью, но все - таки нашли себе местечко и расстелили одеяло. Девочки побежали сразу к воде, а я решила немного позагорать и, достав из сумки крем для загара, попросила мужа натереть спину. Он нанес крем сначала себе на руки, а затем уверенными движениями стал растирать мне спину. За то время, что мы с ним не были вместе, я уже забыла, какие у него сильные и умелые руки. Знакомое ощущение родных рук заставило мое сердце жалобно заныть. Мне так его не хватало, что от отчаянья слезы сами заструились из глаз. Я, не в силах сдержать себя, зарыдала. Он оторопел от неожиданности и, не понимая как ему быть в этой ситуации, просто, молча, наблюдал за мной. Так мы и сидели, пока девочки не вылезли из воды. Чтобы не расстраивать их, я, отвернувшись, быстро побежала к воде, а Сергей остался на берегу с дочками. Успокоившись и накупавшись, я вылезла на берег и мы стали пировать.

День прошел замечательно, мы всеми силами старались показать девочкам, что у нас все хорошо. Распрощавшись вечером с нашими красавицами и сев в машину, за всю дорогу мы так и не проронили ни слова. Боль в моем сердце была не передаваемая. Скорей бы уйти в работу и забыться, чтобы я сейчас делала, если бы сидела дома? Об этом мне было даже страшно подумать.

В воскресенье с утра я позвонила Юнонке и пригласила к себе:

- Юнончик! Привет! Чем сегодня занимаешься? Подорамиться не желаешь? Приезжай ко мне.

- Давай. Вместе наверняка это веселее делать. Через два часа буду у тебя.

Пока я ее ждала, сварганила капустный штрудель по рецепту Алиски. Юнона принесла с собой бутылочку шампанского, и мы устроили праздник души, тем более, что Сергей куда-то ушел и нам никто не мешал ловить кайф от корейских кавайчиков. Мы поставили, на мой взгляд, самую невероятную и захватывающую историю «49 дней». Я точно знаю, что жнец из этой дорамы приводит в трепет всех женщин, влюбленных в корейский кинематограф. История эта очень поучительна. Никогда не знаешь, кто искренне тебя любит, а кто только вид делает.

Мы разложили на столике свою трапезу и стали наслаждаться. Через некоторое время, наевшись и напившись, откинулись на диван. Юнона пожаловалась:

- Опять объелась, ну зачем ты такую вкуснятину наготовила. Надоело все! То на диетах сижу, то сорвусь и натрескуюсь так, что того и гляди, живот по швам разойдется.

- Я в интернете рекламу видела – таблетки от жира из Европы, может поможет?

- Лучше бы они изобрели - таблетки от жора из Европы! В моем случае, думаю, это было бы эффективней.

Я засмеялась:

- От жора тебе поможет только Жора. У меня, когда с мужем стали отношения прохладные, я сразу похудела.

- Ну, и как, помогло?

- Что? – не поняла я.

- Ну, отношения потеплели?

- Нет, - вздохнула я - Не помогло. Зато это дало мне возможность не бояться зеркал, а это уже не плохо.

- Да, - согласилась Юнона – Не плохо.

Мы болтали и дорамились все воскресенье. Сергей пришел в тот момент, когда Юнона уже одевала туфли.

- Сергей – это Юнона, Юнона – это Сергей. Мы вместе работаем. Ну, вот, формальности соблюдены, - сказала я.

Сергей галантно кивнул головой и, сказав: « Очень приятно», отправился на кухню. Юнонка, посмотрев ему в след, произнесла:

- А он у тебя ничего так, видный мужчина.

И я, наверное, впервые за долгие годы, посмотрела на Сергея другими глазами. Я всегда знала, что он не плох, но за это время так привыкла к нему, муж казался мне обычным, ничем не выделяющимся среди других, однако после слов подруги, я посмотрела на него взглядом не жены, но женщины. Для сорока лет он выглядел довольно молодо и респектабельно. Своей статью он мне всегда напоминал, почему-то, гусара. Среднего роста, светло-русые волосы и васильковые глаза. Он прожигал ими насквозь; когда он смотрел, то ты чувствовал себя, как под микроскопом. У него был небольшой нос с изящной горбинкой и тоненькие, вечно растянутые в усмешке, губы. Если бы я сейчас где-нибудь в компании познакомилась с ним, то вполне возможно, у меня появилось бы желание продолжить это знакомство. Мне стало не приятно от мысли, что другие женщины тоже находят его привлекательным.

Простившись с Юноной, я зашла в его комнату и спросила:

- А где ты пропадал целый день?

Он с раздражением ответил:

- А тебе не все равно, по-моему, я тебе не особо то и нужен.

Молча закрыв его дверь, я пошла дорамиться дальше. Досмотрев серию и выключив компьютер, я забралась в постель и с легкой грустью подумала: « Вот и подошли к концу мои первые в жизни заслуженные выходные».

Утром, пройдя уже привычный ритуал, я села в « Бэху» Юджина и благополучно добралась до работы. День предстоял тяжелый. Работы завал. Мы подготавливали новый проект с одной солидной фирмой, и упустить такой куш просто не имели права. Эта суета отразилась на всех. Обычно такие размеренные, сейчас все сотрудники передвигались из кабинета в кабинет в темпе вальса и разговаривали друг с другом слегка раздраженным голосом. Юджин после двенадцати ушел на переговоры, и я в приемной осталась совсем одна, правда на раскачку времени не было. Кипа бумаг на столе ждала своей очереди.

В обеденный перерыв за столиком мы сидели с Андреем вдвоем, так как Юнона не смогла оторваться даже на перекус. Поинтересовавшись, как я провела выходные, он предложил пойти с ним сегодня на занятия по йоге.

- В принципе, вечером мне все равно нечего делать. Давай сходим, а вдруг мне понравится.

Он зашел после работы за мной в приемную, я подкрасилась и мы пошли на выход. Андрей подвел меня к своей машине и усадил на переднее сидение. Машина у него была шикарная ( ну, по моим меркам), новехонький темно-серый « Лексус». Такой большой и комфортабельный, что мне тут же вспомнились слова Мягкова из « Служебного романа»: « Это же малогабаритная квартира!» Утонув в просторном и мягком сидении, я вытянула ноги и расслабилась.

Ехали долго. По дороге Андрей решил дать мне начальные знания:

- Кундалини – это энергия, которая объединяет и пробуждает все чакры человека, активизируя его развитие, в том числе сексуальное.

Я напряглась, он улыбнулся:

- Не напрягайся, ничего плохого с тобой там не произойдет. Просто с помощью этой силы человек может раскрыть все остальные чакры в своем теле, всего их семь, как цветов радуги. От нее, снизу вверх энергия движется по позвоночному столбу в темечко, туда где располагается верхняя чакра.

-А что дает раскрытие чакр?

- Ну, для всех по – разному, у кого-то открывается так называемый третий глаз, кто-то начинает читать мысли, кто-то видеть будущее, а у кого-то раскрываются не открытые таланты. В одном только все схожи – жизнь кардинально меняется. Человек смотрит на жизнь по-другому, делает полную переоценку ценностей.

- А тебе, что-то уже дало? Ну, повлияло на твою жизнь?

Он задумался и, посмотрев на меня, сказал:

- Думаю, да, повлияло.

Честно говоря, мне не очень верилось, что какая-то йога может каким-то образом повлиять на мою жизнь. Я вспомнила лицо мужа сегодня утром, этот холодный, отчужденный взгляд, и позволила себе скептически отнестись к словам Андрея.

Пока беседовали, машина выехала за МКАД. Я с немым вопросом посмотрела на Андрея. Он, не отрывая глаз от дороги, произнес:

- Да, от работы далековато, но близко от моего дома. И мне почти по пути.

- Боюсь спросить, где же ты живешь? – с долей известной иронии поинтересовалась я.

- В Видном - просто ответил он.

- Слава богу, что не в Рязане.

Я отвернулась от него и в голову ко мне полезли нехорошие мысли. Андрей, заметив упадок в моем настроении, попытался как-то успокоить меня:

- Не думай о всяких глупостях, мы позанимаемся и я, как джентельмен, отвезу тебя прямо к твоему дому.

Мне очень хотелось съязвить про то, что к джентельменам он имеет такое же отношение, как я к морякам, в том плане, что плавала, только на матрасе летом на море, но мне вдруг стало лень вступать в перебранку и я, закрыв глаза, притворилась, что сплю.

Когда мы доехали до места, было уже без десяти восемь. Это был обычный спортивный центр, такой же, как многие другие и я заметно успокоилась. Войдя внутрь, я увидела, что все, кто приехал на йогу, одеты в спортивную одежду, а я - в юбке. Андрей, посмотрев на меня, попросил подождать и ушел куда-то. Вернулся он буквально через две минуты и, сунув мне в руки штаны, предложил переодеться. Не долго думая и не привередничая, я одела штаны необъятных размеров. Благо они были на шнурках, завязав их потуже, я зашла в зал, одна стена которого, была полностью зеркальной. На полу лежали спортивные синие коврики, на многих из них уже сидели люди. Я уселась на один из ковриков в позе лотоса, как и все остальные. Андрей был рядом со мной, только чуть-чуть поодаль. В комнату зашел маленький старый китаец и все сразу вскочили, поклонились ему со сложенными у груди руками, он тоже улыбнулся в ответ и поклонился. Затем пристально посмотрел на меня и сказал на ломаном английском:

- Это она и есть?

Андрей, поклонившись, ответил ему:

- Да. Разрешите ей сегодня присоединиться к нам, учитель?

Китаец одобрительно кивнул и, обведя всех глазами, произнес:

- Здравствуйте,- обращаясь же ко мне, он сказал, - меня зовут Чан Су Лим. Так как у нас новичок, вы не возражаете, если сегодня мы повторим начальный этап и отдельно завершим пройденное на той неделе?

Присутствующие снова поклонились учителю, а он уже продолжал, обращаясь ко мне:

- В йоге все начинается с дыхания. Ты должна очистить свои легкие, дать светлой энергии дыхания проникнуть в твое тело, заполнить каждую авеолу живительной силой кислорода, тогда твое тело очистится от шлаков и токсинов, а мысли и душа будут способны раскрыться.

Мне не верилось, что с помощью дыхания можно очистить организм от токсинов, а уж о том, чтобы очистить мысли и душу с помощью кислорода – это вообще, выглядело фантастикой. Тем не менее, я добросовестно решила делать все, как говорил старый китаец.

- Дыхание в йоге называется пранаяма. Прана в ведизме означает дыхание, жизнь; ну, это ты, наверняка, и раньше знала, а яма – остановка.

Я кивнула.

- Давайте помолимся, - он посмотрел на меня и сказал – Ты можешь на слух за нами повторять слова мантры.

Все снова сложили руки у груди, закрыли глаза и, углубившись в себя, стали произносить:

-« Аннамунгередевеннамун»

Когда молитва закончилась, все открыли глаза и с почтением стали смотреть на китайца. Он, глядя на меня, неспешно заговорил:

- Приложите руку к животу и медленно на четыре счета вдыхайте. Пусть легкие до отказа заполнятся воздухом, дышите животом, задержите дыхание и также медленно выдыхайте, при этом полностью втянув в себя живот.

Учитель показал первый раз, как нужно делать, но потом просто наблюдал за нами. Поначалу я ничего не почувствовала, только живот стал от напряжения болеть, видимо мышцы растянулись. К концу упражнений в голове начал нарастать туман и я почувствовала, что голова вот-вот закружится.

- Молодцы! Теперь выполним упражнение с использованием агни-пранаямы. Это огонь духа, он пожигает внутри нас всю скверну, накопившуюся за долгие годы, выводит шлаки и очищает мысли. Рука на животе, вдыхаем быстро-быстро, как собачки, вдох-выдох, дышим животом.

Это выглядело очень смешно - взрослые тети и дяди, сидят и сосредоточенно дышат, как собачки. Я бы даже, может быть, рассмеялась, если бы не серьезное лицо китайца. И тут от быстрого дыхания голова поплыла, и я стала легкой и воздушной, как шарик. Закрыв глаза, невольно я стала наслаждаться этими необычными ощущениями. Мое наслаждение прервал голос Су Лима:

- Следующее упражнение называется верблюд. Дышите в ритме агни-пранаямы, при этом на вдох выгибаете спину назад, на выдох прогибаетесь вперед. Это похоже на то, как люди ездят на верблюде.

Он показал первый раз и стал смотреть на учеников. У меня сначала не очень получалось, я немного сбивалась с ритма, а потому стала наблюдать за другими. Кто-то делал быстро, со всей отдачей, кто-то делал плавно и медленно, закрыв глаза, словно наслаждаясь. Слегка развернувшись, я посмотрела в сторону Андрея. Он сидел, закрыв глаза, двигаясь мягко с пластикой пантеры, в этом движении, было столько скрытой сексуальности, что у меня от одного вида попал комок в горло, и я закрыла глаза, чтобы старый китаец ненароком не прочел мои мысли. Сосредоточившись, я постаралась двигаться в такт дыханию. Постепенно у меня стало получаться. Голова снова наполнилась до отказа кислородом и поплыла. Я представила мысленно Андрея, который двигался с такой кошачьей пластикой рядом со мной, и почувствовала, как растекается что-то внутри живота горячей волной. На какое-то мгновение, я отдалась полностью этому чувству. Мне было так хорошо, не хотелось останавливаться, но голос учителя призвал меня в реальность.

- Следующее упражнение – кобра.

Су Лим лег на живот и поднялся на вытянутых руках.

- Прогнулись до предела, голова параллельно пола и дыхание в ритме агни-пранаяма. Это позволит выйти наружу вашей внутренней энергии.

« Занятно, интересно, на что это похоже?». И вдруг я представила себя в этой позе глазами Андрея, потому что ясно почувствовала на себе его взгляд. Да… занятия явно несли в себе мощный сексуальный заряд. Я легла в эту позу и приступила к выполнению задания, но мои мысли, как приклеились к Андрею, смотревшему на меня.

Мы делали упражнение за упражнением, но я не чувствовала усталости, наоборот, меня все больше переполняла легкость и дурманящее возбуждение. К концу занятий я вся пылала.

- Устала? Ты вся красная, - Андрей участливо вытер капельки пота с моего лба.

- Все нормально – буркнула я и спешно отошла от него. Я была просто в шоке от своего тела. Оно предательски горело и отзывалось молниеносными вспышками на каждое прикосновение ко мне мужских особей.

Садясь в машину, я решила ограничить наше взаимодействие по - минимуму, и не успел он завести машину, как я искусственно зевнув, закрыла глаза и притворилась спящей. Проехав минут пятнадцать, мы остановились и он вышел из машины. Я открыла глаза:

- Что случилось?

- Ничего. Просто я решил заехать домой, покормить собаку, а то он целый день голодный, не хочу заставлять его ждать еще целых два часа.

« Ну, вот, началось, сейчас будет приставать» - мне стало неприятно от того, что он оказался настолько предсказуемым. Я вышла из машины, чтобы размяться и оглядеться. Все- таки интересно, как живет твой бывший. Дом Андрея располагался в частном секторе. Опрятная улочка, вдоль которой шла череда палисадников с роскошными хвойными деревьями, розами и изумрудными газонами. Его дом, по - сравнению с соседними, выглядел более скромно, потому что соседские коттеджи и домами язык как-то не поворачивался назвать. Огромные трехэтажные замки с колоннами, резными балконами, стеклянными мансардами – они явно принадлежали не рабочему классу.

Дом Андрея был двухэтажным, из желтоватого кирпича с коричневой крышей из металлочерепицы. Перед домом в палисаднике росла береза. Забор был выполнен из коричневого металлопрофиля с колоннами из желтого кирпича, под стать дому. Я осторожно заглянула внутрь. От калитки до дома тянулась дорожка из серой плитки, а по обе стороны от нее располагался газон, на котором стояло несколько одиноких туй. Никаких цветов не было и в помине.

Сам дом вблизи оказался довольно симпатичным. Стеклянная веранда, поднимаясь вверх, плавно переходила в балкон, на котором свились в причудливый узор металлические балясины. Пока я осматривалась, Андрей покормил пса и вышел на улицу.

- Может, хочешь выпить чаю, - вежливо начал он, но я его оборвала:

- Уже поздно, мне пора домой.

Он не стал настаивать и я, сев в машину, слегка повеселела.

- А у тебя не плохой дом. Как ты умудрился накопить такие деньги? Или ипотека?

- Ты, наверно, забыла, здесь жила моя бабушка. После ее смерти я, продав квартиру в Москве, доставшуюся от отца, построил все, что ты видела.

- Зачем тебе такой большой дом? Не страшно в нем жить одному?

- Ну, я рассчитываю, что у меня еще будет большая дружная семья, сегодня мне особенно в это хочется верить, - Андрей посмотрел на меня своим нежным взглядом, и мне не хотелось его разочаровывать в этот волнительный момент.

Отвернувшись к окну, я позволила креслу обнять мое, слегка болевшее от растяжки, тело и, слушая негромкое радио, стала дремать. Проснулась я от прикосновения к губам чего-то теплого. Быстро открыв глаза, я увидела, что Андрей, остановив машину, решил все - таки, меня соблазнить. Оттолкнув его, я съязвила:

- А говорил что джентельмен! Довезешь до дома! А сам, не успели отъехать, как полез целоваться.

- Оглянись, мы уже приехали, насколько я знаю, это дом Юджина. Я у него был пару раз.

Посмотрев по сторонам, я увидела, что машина Андрея стоит у шестого подъезда моего дома.

- А ты так и не переехала, - Андрей стал шептать мне на ушко, - Может ты ждала меня? – его дыхание обжигало ушную раковину, - Ты часто вспоминала меня? А мои ласки, ты вспоминала их? – его губы медленно стали посасывать мочку уха. Горячая волна дрожи пробежалась по моему телу, и оно изогнулось, обличая мое желание. Я, испугавшись своих нахлынувших чувств, оттолкнула его и захотела выскочить из машины, но ремень безопасности встал на моем пути непреодолимой преградой, и я жалобно посмотрела на Андрея:

- Прошу тебя, не надо, я не хочу этого, ну, отпусти меня.

Он стал торговаться:

- Один поцелуй, всего один поцелуй и ты свободна.

- Нет, я Вас боюсь, - сказала я шутливо, отодвигая его от себя.

- Ну, тогда мы будем сидеть здесь всю ночь, - и он, потягиваясь, зевнул и вставил в магнитолу флэшку. В динамиках раздались чарующие звуки - это был непревзойденный похититель сердец, вечный Стинг и его хит: « Англичанин в Нью-Йорке». Андрей хитро посмотрел на меня и сказал:

- Ну, что созрела? Что ты мучаешься, как маленькая? Всего один поцелуйчик и ты дома, - он с улыбкой призывно вытянул губки.

« Легко ему говорить, а у меня после его поцелуев бессонные ночи с болью внизу живота, и это при условии, что я смогу остановиться» - мучительно боролось я с собой.

- Ну, хорошо, только это будет детский поцелуй, - продолжала я торговаться.

- Ну, не знаю,- он уже приблизил ко мне лицо и, не отрываясь, смотрел на мои губы, - это как пойдет, - сказал он еле слышно и слегка прикоснулся языком к моей верхней губе, пробуя ее на вкус.

- Нет, - я, умоляюще смотрела в его глаза, - я не могу, - но было уже поздно, его рот мягко накрыл мой, и сердце остановилось.

Еще буквально секунду я смотрела на Андрея, но его язык, бесконечно нежный, заставил мои веки упасть и я поплыла. Прикоснувшись сначала к щеке, он стал слегка поглаживать ее, затем его рука плавно переместилась на мою шею и подобралась к кошачьей впадине на затылке, еле заметно он надавил на нее и стал поглаживать это место средним пальцем с небольшим нажимом. « Бессовестный, использует запрещенный прием» - мысленно возмутилась я, но тело уже предательски покрылось мурашками, сердце же тем временем снова стало набирать обороты все быстрее и быстрее, пока не помчалось вскачь, превращая кровь в поток кипящей лавы.

Собрав последние остатки здравого смысла, я попыталась отстраниться от него:

- Андрюш, прекрати, все хватит, не надо, - говорила я, тяжело дыша, но ни одно из моих слов не доходило до его разума.

Его губы уже путешествовали по моей шее, исследуя на вкус каждый ее сантиметр, а его дыхание напомнило мне, каким он может быть страстным и в голове возникли картины из прошлого, наполненные жаром раскаленных от возбуждения тел. « Боже мой, Боже мой! Что же я делаю!» - последние капли разума пытались пробиться сквозь толщу вожделения, но растворялись под ним, как капли воды, падающие на раскаленную сковородку.

Андрей тем временем спустился губами к ложбинке между ключиц, и я услышала его голос, дрожащий от возбуждения:

- О! Наконец-то! Как долго я ждал этого, - и он снова припал к ней, лаская ее языком, посасывая и прикусывая.

Переместившись своим торсом еще ближе ко мне и практически навалившись на меня всем телом, он воспламенился еще сильнее, когда его рука легла на мою грудь. Страсть между нами нарастала, как снежный ком, летящий с горы. Я вцепилась руками в его волосы и подалась навстречу, он снова накрыл мои губы своими, и яростно стал атаковать своим языком, пытаясь захватить мой. Его рука, тискающая мою грудь, стала огненной, она обжигала мою кожу даже через ткань блузки. Я перестала соображать что-либо, мое тело хотело только одного, чтобы его руки и губы не останавливались не на секунду. Сгорая в огне желания, мне было уже все равно, что будет дальше. Тело кричало, молило о продолжении. Задыхаясь, я прижимала голову Андрея к себе все сильнее и сильнее, умоляя стонами и руками, двигаться ниже. Он послушно спускался поцелуями вниз. Его пальцы бегло прошлись по пуговицам, и через несколько секунд блузка распахнулась, приглашая, продолжить путешествие губ и рук. Увидев мою грудь, слегка прикрытую кружевным лифчиком, он прошептал:

- Ты совсем не изменилась, я помню тебя во всех деталях, так, как будто это было вчера, - отстранив край ткани, он с любовью припал к напрягшейся розовой бестии, призывно смотрящей на него. В эту минуту волна сладострастья прокатилась по мне и осталась внутри, щекочущим грудь перышком. Его руки скользили по моему телу, лаская спину и бедра, но когда его рука стала пробираться к запретному месту, остатки разума попытались всколыхнуть мою совесть, и я тормознула его:

- Мы зашли слишком далеко, еще миг, и остановиться будет уже не реально, все, прекрати, - я попыталась остановить это безумие.

Андрей, тяжело дыша, оторвался от груди и хриплым голосом выдохнул:

- Я не в силах остановиться, я больше не могу ждать.

Эти слова отозвались эхом в моем сердце, и оно жалобно захныкало, ища поддержку у разгоряченного тела. Мы с Андреем смотрели друг на друга и огонь страсти исходящий от наших глаз, казалось, накалил до предела атмосферу в салоне, пожирая остатки разума. Смотря мне прямо в глаза, он медленно, но неумолимо стал двигать руку под юбкой вперед. Я была не в состоянии сопротивляться его настойчивости. Его глаза подернулись туманной дымкой и он, тяжело дыша, в мучительной истоме, снова накрыл меня поцелуем. Мучительная боль вожделения пронизала все мое естество, и, смирившись, я покорно отдала поводья в его руки. Внезапно мне показалось, что я сошла с ума - тихо заиграло аргентинское танго, и я обеспокоенно посмотрела на Андрея. Он замер и, тихо ругнувшись, полез в карман рубашки. В этот момент до меня дошло, что это звонок его мобильника.

« Какое счастье! Кто бы то ни был, но он меня спас» - я облегченно вздохнула и прежде, чем Андрей успел ответить на звонок, застегнула блузку и отцепила ремень безопасности. С явным сожалением, он наблюдал за моей поспешностью. Разговор по телефону был коротким, звонила его мама. Мне понравилось, что обращаясь к ней, он ласково называл ее матушкой. В наше время это такая редкость. Повесив трубку, он тихо сказал:

- Ася, Асенька, поехали ко мне домой, я всю ночь буду любить тебя, выполнять все твои желания, я заставлю тебя забыть обо всем на свете. Я все эти годы любил тебя, - выдохнул он, и голова его беспомощно упала на руль.

- Андрюш, ты снова забыл, что у меня семья, муж.

- А ты, ты помнишь об этом? Неужели в моих объятиях ты думаешь о нем? – он с вызовом посмотрел на меня.

- Не проси меня сегодня ехать к тебе, я еще не готова перейти Рубикон.

- Ну, по крайней мере, это звучит обнадеживающе, - он вяло улыбнулся.

- Ладно, Андрюш, мне пора, до завтра.

Выпорхнув из машины, я мельком бросила взгляд на окна Да Е. В них был свет, значит он еще не спал. « Интересно, чем он занимается так поздно?» Добежав до двери своего подъезда, я остановилась и решила несколько минут подышать свежим воздухом, приведя тем самым мысли в порядок. Больше всего меня мучил один вопрос – то, что я чувствую к Андрею это всего лишь призыв тела или ко мне вернулись былые чувства? Мне было тяжело ответить на него. Так и не разгадав ответа, я поднялась домой. Часы на кухне показывали пять минут второго. « Все позже и позже возвращаюсь домой», - чувствуя себя вавилонской блудницей, я на цыпочках прокралась в свою комнату.

продолжение следует...