Тайная жизнь Глава13 Крепость пала

18.01.2018

Вернувшись вчера домой, я в очередной раз попросила Да Е дать мне время для принятия решения, но если честно, я попросту оттягивала момент, не имея решимости изменить свою жизнь. Конечно, я осознавала, что долго так продолжаться не может, но в данный момент меня почти все устраивало. И, не забудьте еще, что тайное чувство мести мужу за те слова подзуживало меня вести себя подобным образом. Я как- бы брала реванш за его холодность ко мне.

Мои чувства к мужу были смешанными – с одной стороны я до глубины души была оскорблена его игнором, а с другой - мне не хватало прежней безмятежной жизни с ним и детьми. Ведь все те шестнадцать лет семейной жизни мне казалось, что моя семья идеальна и это я создала этот земной рай. А потом выяснилось, что муж несчастен, ему со мной не интересно и этот рай ему не нужен. Да, а что думают дети про нашу семью, счастливы ли они в ней? Мне всегда представлялось, что я, муж и дети - одно целое, один живой организм, как оказалось, я глубоко заблуждалась, и это неприятно поразило меня. Надо было выстраивать все отношения заново, пересматривать систему ценностей, перестраивать всю свою жизнь.

Возможно, я была слишком авторитарна и не давала никакой свободы для творчества мужу и детям, в том плане, что все и всегда в нашей семье решала я сама, практически, не терпя никаких возражений от близких. Мне казалось, что демократия в семье приводит к анархии. И, потом, я просто очень любила, чтобы все было разложено по полочкам – и вещи, и отношения. Мне казалось, все так закономерно – режим, распорядок, цели и движение – все по плану, но в какой-то момент правильный ход событий дает сбой, и ты сидишь и думаешь: « Как же все починить, чтобы было как раньше?» А как раньше уже не будет никогда, но если у тебя хватит мозгов и терпения, то будет по - другому, и может быть даже лучше, чем раньше. Ну, а сегодня, я стояла на распутье и даже не пыталась сделать выбор, в глубине души надеясь, что кривая сама выведет. И она, конечно, вывела, но совсем не так, как я рассчитывала... Но обо всем по порядку.

Дни на работе текли один за другим и я была очень довольна собой и своей жизнью. С работой я справлялась, с коллегами у меня выстроились замечательные дружеские отношения, а мои мушкетеры, казалось, приняли условия моей игры и кроме флирта и небольших знаков внимания в нашем общении больше ничего не присутствовало. К холодности мужа я попривыкла и мне стало казаться, что и так жить тоже можно.

Лето подходило к концу и можно было уже подводить кой-какие итоги моего превращения из домохозяйки в человека. Итак, что мы имеем в сухом остатке – работа хорошая, но временная; всё ещё замужем, но только по паспорту; зато не плохо стала понимать по-корейски, освоила профессию секретаря-референта, перешла на третий курс в универе и самое главное чувствую себя женщиной – красивой и желанной, что тоже не маловажно.

А как же сердце? Что с ним? А в сердце зияет пустота и страх перед будущим. Я не хочу расставаться с мужем, несмотря на то, что, возможно, он мне изменяет. Хотя от прежней любви почти ничего не осталось, живем, как в общежитии, но ниточка прошлого тянет меня к нему, а мысли о детях накладывают на мои плечи груз ответственности. Еще две недели и мы привезем их домой, чувствую, что с их приездом все еще больше осложнится.

Вчера, после занятий йогой Андрей снова намекал мне о том, что без любви человек, как дерево, сохнет и он мечтает о том, чтобы я наконец-то прозрела и поняла, что ошибки надо уметь исправлять и наша с ним встреча через столько лет не случайность, а судьба. Еще он сказал, что в его доме давно не хватает женских рук и детского смеха. Конечно, это большое искушение – думать, что все еще возможно начать сначала и быть счастливой с тем, с кем когда –то я узнала, что значит любить и быть любимой.

Я вот думаю – неужели Сергей не боится все потерять, неужели эти шестнадцать лет для него ничего не значат? Как могут мужчины так просто разрушать то, что создают с таким трудом и начинать новое, неизвестное? А если и там ничего не получится через несколько лет? Снова бросят и снова начнут? А что будет ждать их в старости кроме обломков былого счастья? В результате - ни одно здание не доведено до логического завершения и везде зияет холодный, безжизненный недострой.

Не в силах больше жить в неизвестности, я решила прояснить наши отношения и подошла к Сергею.

- Я хотела бы с тобой поговорить, думаю, нам есть, что сказать друг другу.

- Что ты хочешь узнать у меня?

-Как будем жить дальше? Скоро вернутся девочки, они сразу заметят, что между нами холод.

- Не заметят. Между нами уже давно холод. Раньше же они этого не замечали. Будем вести себя, как и прежде.

- У тебя кто-то есть?

- А у тебя?

Я поняла, что правду он не скажет и бессмысленно продолжать разговор:

- Ну, вот и поговорили, - подумав, я добавила:

- Может быть, ты хочешь расстаться?

На что он ответил:

- Зачем? Меня все устраивает. Просто не лезь ко мне, а я не буду лезть к тебе.

Этими словами он расставил все точки над i, позволив мне жить своей жизнью. Как же мне стало обидно. Он вроде не бросил меня, но чувство было такое, что лучше бы бросил. Так хреново было на душе! Мне захотелось срочно выпить, и я позвонила Юноне. Она долго не брала трубку и, наконец, я услышала ее заспанный голос:

- Эбусиё! Неужели я кому -то понадобилась в воскресенье вечером?

- Привет, Юнонка! Мне очень плохо, нужно срочно с кем – нибудь забыться.

- Тогда зачем ты звонишь мне? Забудься в объятиях своих мушкетеров.

- Ну, я серьезно с тобой говорю. Мне так плохо, что спасти меня можешь только ты.

- Что случилось? Что-то с детьми?

- Да типун тебе на язык. С детьми все - Слава Богу! Нет, я просто поговорила с мужем. Хотела выяснить с ним, как дальше жить будем.

- Ну, и выяснила?

- Выяснила. Никак. Все останется по-старому. Он будет спать в своей комнате, а я в своей.

- Ну, так, что тебя не устраивает? Ты так уже не один месяц живешь, и еще пока не умерла, а здоровье тебе есть с кем поправить – только пальцем щелкни.

- Да не хочу я этого. Я боюсь, что когда перейду черту – не смогу остановиться.

- Ладно, я чувствую разговор здесь долгий, и без пол - литра не разберешься. Может, приедешь ко мне? А то, мне в лом куда-то тащиться.

- Хорошо. Жди, скоро буду.

Было шесть часов вечера, когда я заходила в метро. Народу было как в будни, мне пришлось всю дорогу до Строгино стоять, на выходе я зашла в магазин и взяла два флакона водки, как говорится на вырост; потому, как известно «Сколько водки не бери – все равно два раза бегать». Благополучно дойдя до квартиры Юноны, я позвонила в дверь. Она встретила меня в полупрозрачном халатике по колено и такой же сорочке. Фактура у нее была очень даже аппетитная. Пораженная ее видом, я решила пошутить:

- Никак ты меня соблазнить решила? Ты учти, я - натуралка.

- Если я сейчас расскажу, кого я соблазнила, ты упадешь. От меня утром в крайнем изнеможении ушел – кто?...

- Подожди, теряюсь в догадках, неужели Федулов?

- Он самый!

- А как же Люся?

- Он с ней расстался неделю назад. Она замучила его своей ревностью.

- Ну, видимо не напрасно, похоже он еще тот бабник.

- Да какой он бабник? Ему тридцатник, а у него всего две женщины было. Просто она увидела нас вместе, когда я смеялась над его анекдотом и на придумывала себе невесть что. Ладно, не будем про Люсю. Ты лучше спроси меня, как он в постели?

- Ну и, как он?

- Ураган! У меня никогда и ни с кем еще такого не было. Люсе было за что ревновать.

- Ты расскажи, как он в твоей постели оказался?

- Как, как? Не виноватая я, он сам пришел! – Юнонка заходилась от смеха: Вчера позвонил мне и говорит – Скажи - да или нет? Ну, я сказала – да. Тогда, говорит, я сейчас приеду, и приехал…

- Все так просто?

- Ну, нам, чай, не по шестнадцать, мы уже знаем что хотим, чего резину тянуть.

- Я бы так не смогла.

- В этом вся твоя проблема – и хочется и колется. И сама извелась и мужиков извела. А у меня все гораздо проще, мне нравится Виталик, и я ему нравлюсь, мы оба хотим близости, к чему ходить вокруг да около. Как говорят англичане: « Time is money».

- Да мало ли кто мне нравится, неужели со всеми спать?

-Ну, почему со всеми? Только в том случае, если у тебя при мысли о нем башню сносит от желания. – Юнона закрыла глаза, как будто представила себе Федулова и вновь ощутила на себе его прикосновения.

- Башню сносит… У меня может почти от всех кто ко мне ближе, чем на полметра - башню сносит, что же мне на всех кидаться?

- Бедняжка! У тебя видно железный характер, как ты вообще еще держишься?

- С трудом! Честно говоря, хочется послать все к чертям – и долг, и верность и пуститься во все тяжкие, но внутри каждый раз включается красная кнопка и визжит серена. Я так устала бороться сама с собой.

- А может уже хватит бороться, отпусти поводья и доверься судьбе. Вот, что тебе дал контроль над семьей? Хватит контролировать, надо жить.

Я задумалась над словами Юноны. Интуитивно я чувствовала, что она права, но не хотела в этом признаваться даже самой себе.

В тот вечер мы так и не притронулись к водке, проболтали на сухую до десяти вечера. Когда я пришла домой, муж с кем – то болтал по телефону, услышав звук захлопнувшейся двери, он понизил голос. Я чувствовала себя, как не в своей тарелке, будто я вор, пробравшийся в квартиру и заставший в ней хозяев. Наскоро умывшись, я легла спать, но уснула не сразу, сон, который мне приснился в ту ночь, я буду помнить всю жизнь.

Снится мне, будто плыву я на огромном теплоходе по морю и в каждом порту мы останавливаемся на целый день, ходим на экскурсии по городу, осматриваем старинные замки и средневековые крепости. А еще, будто я не одна на теплоходе, а с Даешкой. Мы ведем себя, как молодожены. Целуемся на каждом углу, обжимаемся и столько в нас любви друг к другу, столько страсти, что люди из соседних кают, думая, что у нас медовый месяц, снисходительно улыбаются и стараются оставить нас наедине. Однажды, пока Да Е мылся в душе, я пошла погулять по палубе и присев на скамейку, разговорилась с одной очень миловидной старушкой. Она поведала мне историю своей жизни:

« В молодости я была актрисой в одном из столичных театров. Я была тогда красива и ветрена, за мной ухаживало много кавалеров и многие из них просили моей руки, но я не хотела обременять себя семьей и отказываться от свободной жизни. Меняя ухажеров одного за другим, я позволяла им любить себя, но никогда не влюблялась сама. Ни один из них не заставил трепетать мое сердце, пока я не встретила Его – единственного кто не пал к моим ногам. Я встретила его не в театре, я встретила его на свадьбе у подруги. Он был свидетелем, как и я. Мы встречались потом регулярно – на днях рождениях, на юбилейных датах, на крестинах детей, и каждый раз, когда я его видела, мое сердце сжималось в комок, тело реагировало на него волной возбуждения, а душа стремилась раствориться в нем, я понимала, что пропала раз и навсегда, все мои мысли были о нем, все сны, желания и мечты связаны с ним. Я захотела выйти за него замуж, родить от него детей и состариться вместе с ним, но он был предельно вежлив и бесконечно равнодушен ко мне. Что творилось у меня на душе, Вы не можете даже представить, я готова была унизиться и признаться ему в своих чувствах, но глупая гордость и предубеждение не позволяли мне перед ним открыться. Так в мучениях проходили дни, месяцы, годы. Депрессия стала постоянным моим спутником, и я отыгрывалась на своих кавалерах, пуще прежнего терзая и мучая моих воздыхателей. В Москве стали слагаться легенды о моей стервозности. А закончилось все банально. Однажды я не выдержала и отправила ему письмо, в котором призналась в своих чувствах, но он на него даже не ответил. А когда через месяц мы встретились на дне рождения, он познакомил меня со своей невестой. Мне захотелось броситься под поезд, как Анна Каренина, но я не нашла ничего лучше, чем принять первое предложение, которое мне сделали. Так я вышла замуж на - зло ему, себе и всему миру. Через несколько лет у меня состоялся с ним разговор на одной вечеринке, и он признался, что был влюблен в меня, но моя слава, мягко говоря, ветреной женщины сыграла со мной злую шутку. Он не захотел быть очередным в длинной веренице мужчин и предпочел держаться от меня на расстоянии. Впоследствии, когда я много раз прокручивала в голове все возможные варианты, то каждый раз натыкалась на один интересный вывод - если бы не мой эгоцентризм со всеми вытекающими, то возможно я могла бы быть честной в своих чувствах и открыться первой, надо было сделать этот шаг, чтобы не жалеть о не сделанном всю оставшуюся жизнь. Моя гордость и ханжество довели меня до распутства, в оправданиях себя я не знала меры. Мне казалось, что я имею право так себя вести, но, суть заключается в том, что я боялась посмотреть правде в лицо и всю жизнь врала себе и другим, прячась за лицемерием и ханжеством, а он был и остается смыслом моей жизни - ни муж, ни дети, а он - тот, кого у меня никогда не было».

Она посмотрела на меня и произнесла:

- Ханжество – главное зло в этом мире, потому что, когда человек не может быть честен с собой, он обворовывает свою душу, лишая ее законного будущего. Мы все звенья одной цепи и каждый наш поступок отражается на общей истории развития цивилизации и если перед вами все еще стоит вопрос « Тварь ли я дрожащая или право имею?», так знайте, что мы все имеем право, главный вопрос - о цене, которую придется заплатить за это право.

На этих словах я проснулась. Сон был настолько ярок, что я не могу избавиться от ощущения, что действительно была на том теплоходе. Зачем она рассказала мне свою жизнь? К чему весь этот разговор про ханжество? Неужели я тоже ханжа и боюсь быть до конца откровенной с собой? Но в чем я вру сама себе, в тот момент я так и не поняла.

Следующим утром, в понедельник, встав с постели как обычно, я подошла к зеркалу и сказала своему отражению:

- Тебе уже тридцать пять лет, пора бы хоть чуть – чуть поумнеть и начать жить, не оглядываясь на законы и правила, а следуя своим внутренним ощущениям. Попробуй хоть раз в жизни доверять самой себе.

Твердо решив стряхнуть вековую пыль со своих мозгов, я долго размышляла под струями душа о себе, своем месте и задачах, которые я должна выполнить. Выходя из душа обновленной, я поняла, что задача родителей заключается в том, чтобы научить детей быть счастливыми, а как может научить чему-либо человек, который не владеет предметом? Моя задача на ближайшее время обрести внутреннюю гармонию, создать внутри и вокруг себя атмосферу любви и счастья. Жаль, конечно, что Сергей мне в этом не помощник, ну, да, ничего, и без него справлюсь.

По дороге на работу, в машине, я сделала для себя некие ориентиры и пометки, как, по - моему мнению, и в каких рамках я должна двигаться вперед.

День прошел быстро, но без суеты. Поболтала с Гекльберифином, то бишь с Юнонкой, о ее романе; немного попрактиковалась в корейском с Юджином и Да Е в кабинете у босса, отправила пару факсов и вечером поехала, как обычно с Андреем на йогу.

В этот день я должна была открыть первую чакру – Муладхару, что означает «Корень жизни». Как ее открывают я понятия не имела, но была уже наслышана про яркие впечатления при ее открытии.

Мы зашли в зал, уселись на коврики в позе лотоса и Су Лим, поприветствовав нас, произнес:

- Сегодня мы будем работать с Муладхарой. Она находится у основания позвоночника, там, где располагается копчик. Связана она с запахом, элементом стихии – земля и красным цветом. Эта чакра связывает нас с материальным миром. Она передает космические энергии нашим физическому и земным слоям, закладывая тем самым основу для деятельности остальных чакр, а также для нашего существования и развития. Йога Кундалини как раз и позволяет выйти этой энергии, которая объединяет и пробуждает все чакры человека. Ну, что ж приступим. Давайте для начала прочитаем слова мантры и настроимся на пробуждение этой энергии:

- Аннамунгередевеннамун

Мы несколько раз прочли слова мантры и Су Лим показал технику дыхания для работы с Муладхарой. Набирая в легкие воздуха, мы должны были руками на уровне груди формировать энергитический шар и на выдохе резко сбрасывать его в лоно, напрягая при этом бедра.

Сначала я ничего особенного не чувствовала, но сделав несколько упражнений, я ощутила, что ступни ног стали горячими, затем тепло стало подниматься наверх и достигло нижней части живота. Оно обволакивало и щекотало. В общем и целом было очень приятно.

Закончив занятия, Сергей повез меня домой, но по пути, как всегда заехал к себе, чтобы покормить Пирата. Я в это время вышла из машины и прогуливалась по дорожке у него во дворе. Внезапно небо потемнело, подул ветер и посыпался град. Молниеносно забежав в дом к Андрею, я чуть не сбила его с ног, так как он уже собирался выходить.

- На улице светопреставление, - смеясь, крикнула я.

- Ну что ж, переждем и поедем. Хочешь пока чего – ни будь выпить?

Я утвердительно кивнула. Пока он ходил на кухню за выпивкой, я осмотрелась. Внутри дом был не менее приятным, чем снаружи. Мне очень понравилась гостиная, которую он стилизовал на английский манер – низ из красного дерева, а наверху шелковые обои темно - зеленого цвета. В углу комнаты стоял массивный камин, также отделанный красным деревом. Возле камина стояло объемное кресло, а на полу лежала медвежья шкура. Но, Андрей был абсолютно прав, женских рук действительно не хватало. Его дом выглядел, как холостяцкая берлога.

Он вошел в гостиную. Держа на подносе чашку чая и бокал с каким – то напитком зеленоватого цвета.

- Что это ты мне принес? Отравить решил? – заулыбалась я.

- Нет. Только чуть – чуть расслабиться, пей не бойся - это вихайя, она поможет тебе снять напряжение и расслабить.

Я взяла бокал в руки и вдохнула его аромат. Если честно он почти ничем не пах, так, только слегка ощущался еле уловимый запах скошенной травы. На вкус же было довольно приятно, сладковатый с нотками мелисы и калины.

Мы сели на большой угловой диван из черной кожи и оба замолчали, поглядывая в окно на разразившуюся непогоду. Андрей первым прервал молчание:

- Ась, ты когда – нибудь слышала о тантрическом сексе?

- Ну, так в общих чертах, а что, хочешь предложить?

- Хочу.

- Мы с тобой уже много раз говорили на эту тему, давай не будем начинать снова мыло – мочала.

- Я не уговариваю тебя тупо переспать со мной. Мы вообще можем друг к другу не прикасаться. Во время тантрического секса человек сосредотачивается не на физическом наслаждении, а на активизации эмоциональных центров. В результате ты получаешь не только чувственный экстаз, а более высокий – духовный. В момент экстаза ты сливаешься с вселенной, происходит твое общение с природой, становишься частью космического потока. Это очень похоже на второе рождение.

- Ну, ты наплел! И это все для того, чтобы тупо переспать! И второе рождение, и сливаешься с вселенной! « Наплел про лес!», как говорится. Не хочу даже слушать. Поехали домой.

Я встала с дивана и пошла к выходу, Андрей послушно побрел за мной. Когда мы открыли дверь на улицу, то поняли, что дойти до машины не реально.

- Ты видишь, что творится? Ну, куда мы сейчас поедем? Давай переждем, а потом я тебя отвезу. Обещаю.

Но, я настырно не хотела уходить от дверей, боясь, что внутри я не смогу противостоять его натиску:

- Давай постоим, подышим кислородом.

- Ну, давай постоим, подышим, - он облокотился о дверной косяк и мы встали напротив друг друга.

Между нами снова возникло неловкое молчание. Я старалась не смотреть на него, но чувствуя на себе его взгляд, не выдержала и посмотрела. Наши глаза слились и сердца застучали в унисон. Его рука потянулась к моему лицу, но я испугалась и рванула в дом. Он догнал меня и прижал к стене. Как только его губы прикоснулись к моим я поняла, что это конец.

Страсть обжигала всю ночь, не давая времени на отдых, как будто разбушевавшаяся стихия пробралась в этот милый дом и застряла здесь до рассвета. Утром я встала с постели совершенно счастливой.

Пока я мурлыкала в душе, Андрей сварил нам кофе и поджарил тосты с апельсиновым джемом. Выйдя из душа, я ощущала некоторую неловкость. Мне было не понятно, как дальше вести себя с ним, а еще я вспомнила наш разговор в лесу и понимание того, что я проиграла ему и себе, несколько подпортило мое прекрасное настроение. Чтобы как-то переключиться, я подошла к окну:

- Какое чудесное сегодня утро! Ты знаешь, у меня двоякое чувство - с одной стороны – мне так хорошо, как давным – давно уже не было, а с другой стороны – чувствую себя последней мерзавкой, которая изменила мужу.

- Не терзайся сильно, ты не очень-то и виновата.

- Как это? Изменила, но не очень виновата? – мне было не понять ход его мыслей.

- Я заставил тебя или, так скажем, подтолкнул, - он заулыбался во весь рот.

- Я не поняла. Ты же меня не изнасиловал, все произошло по обоюдоострому желанию.

- Это, конечно. Только вот с желанием я тебе помог.

- В каком смысле? – я напряглась.

- Вихайя – напиток любви, мощный афродизиак, - произнес он, усмехнувшись, - Решил, что надо тебя немножко подтолкнуть с выбором, а то все как-то затянулось.

У меня от его слов сначала даже ступор случился:

- Ты, что дурак! А если бы у меня на эту вихайю аллергия началась? Как ты можешь подсовывать всякую гадость? И кто тебе дал право решать за меня и управлять моими чувствами? Кем ты себя возомнил, чтобы принуждать меня!? А я тебе доверяла, думала, что ты меня любишь, а ты просто попользовался мной. Ты просто мерзавец. Отвези меня сейчас же домой.

Я психовала, внутри меня все клокотало от ярости. Он же был спокоен и невозмутим:

- Домой ты уже не успеешь, придется ехать сразу на работу. Чего ты злишься, остынешь – поймешь, что все не так уж и плохо. Ты получила удовольствие, сняла напряжение и увидела перспективы жизни со мной. Теперь тебе легче будет сделать выбор.

- Да я вообще не собиралась делать никакой выбор. О чем ты? Скоро приедут с дачи девочки и у нас снова все наладится. Я уверена, что все будет хорошо. Мы справимся.

Он задумчиво посмотрел на меня:

- Дай Бог.

Я чуть остыла и попросила его забыть о том, что здесь сегодня было:

- Андрюш! Так как, я была под действием практически сексуального наркотика, то ты же не можешь воспринимать эту ночь всерьез и думать, что между нами будет продолжение. Думаю, будет лучше, если мы оба оставим эту прекрасную ночь в прошлом. Еще прошу тебя никому не распространяться о том, что произошло – это в твоих интересах. Представь, если кто узнает, что ты подсыпаешь травку, чтобы с тобой переспали.

Он улыбнулся и заявил:

- Я знал, что ты тоже этого хочешь, просто боишься. Считай, что я убрал твои тормоза. Ну, скажи – это была волшебная ночь, и теперь ты каждый раз ложась в кровать, будешь вспоминать мои объятия.

- Наверное, но это ничего не значит и ничего не изменит.

Мы вышли из дома и сели в машину.

продолжение следует...