Другое измерение

Лето выдалось на редкость жарким. Когда я так говорю, мне самому становится смешно. Как же может быть иначе? Лето на то и лето, чтобы быть жарким. Но человек, если он живет не на Луне, сразу смекнет, в чем дело. В последнее время ничего толком не поймешь — летом холодно, зимой снега не выпросишь, весна пугает тропической жарой, а осень… осенью все одинаково. Уныло.

Словом, в Париже этим летом было сорок пять в тени. В Москве немногим меньше. На этом сходства, как говорится, заканчивались.

Я ждал ее у входа в парк, где в тени дубов изнывали от жары немногочисленные прохожие. Фонтаны рассыпали вокруг себя серебристые капли. Окруженные мельчайшей водяной пылью, они казались посланниками других миров. Не то чтобы я люблю жару, — по мне так лучше жарко, чем холодно. Но не все так думают.

Она увидела меня первой.

— Привет, — кажется, она была встревожена и ей не терпелось что-то сообщить. Она смотрела на меня во все глаза, будто боялась, что я куда-то исчезну. — Как твои дела? Как новый роман?

Мы познакомились на богемной вечеринке, куда меня пригласил знакомый олигарх.

— Ничего от тебя не требуется. Побудешь и уйдешь, — сказал он кратко. Нас связывали полуприятельские отношения. Иногда он звонил и приглашал к себе, мы могли разговаривать часами, не напрягая друг друга и, судя по всему, он почему-то ценил мое общество. Звучит странно, согласен.

Мой первый роман пользовался хорошим спросом. Меня всюду приглашали. Словом, я был в тренде и несколько смущался повышенного внимания. В тот вечер она взяла меня под руку, завела в какой-то уголок необъятного помещения, чем избавила от множества пристальных взглядов. Потом мы бродили по городу, заходили в бары и снова бродили, смеялись, целовались и все получалось как-то самой собой. Наши отношения без особых обязательств были легкими, как пух одуванчика.

— Привет, — ответил я, радуясь незапланированной встрече. Обычно среди недели она очень занята работой и вытащить ее куда-либо было почти невозможно, так что ее звонок несколько встревожил меня. Мало ли что случилось, думал я.

— Новый роман? — я удивился. — Она никогда не спрашивала о новом романе. Признаться, я никак не мог его начать. Искал любую зацепку, которая бы заставила работать творческие шестеренки.

Она оглядела меня с ног до головы, будто проверяла, тут ли я и весь ли я тут, перед ней.

— Ты что-нибудь слышал про портал?

— Портал? Ты о чем?

— Значит не слышал. Ну ты даешь! — ее восклицание услышали дети, резвящиеся в фонтане. Впрочем, они тут же забыли о нас. — Твой новый роман должен быть о портале!

Я вытер пот со лба.

— Пойдем купим пива и ты мне все расскажешь.

Она кивнула.

Мы взяли два Будвайзера, присели за красный пластиковый столик под тентом. Пиво было вкусным и холодным. С легкой горчинкой. Возбуждающе-освежающим.

Она сделала глоток. Ее глаза горели. Удивительно, но, кажется, ей совсем не было жарко.

— В Европейском визовом центре, тут за углом, открылся портал. Вчера.

Я покачал головой.

— Ничего об этом не слышал. Какой такой портал? Игровой? Я давно уже…

— Да нет же! — она взмахнула рукой, прерывая меня на полуслове. Потом она осмотрелась, ее взгляд остановился на фонтане, медленно заскользил вправо. Наткнувшись на игровой тир, он замер. Там скучал смотритель в зеленой накидке. Она осматривала парк, в котором мы не раз бывали, с искренним любопытством. Так обычно смотрит человек на абсолютно незнакомую местность. Я тоже повернулся, попутно едва не расплескав пиво.

— Что-то не так? — спросил я.

— Все… все не так, — ответила она. — Все по-другому.

Я пожал плечами. Малышня подставляла руки и ноги упругому напору водяных струй и глядя на их неугомонную игру, нельзя было сказать, будто что-то изменилось. Кричали они с прежней силой.

— …так вот, — продолжила она, вспомнив, о чем говорила. — Вчера в визовом центре смонтировали установку, так называемый портал. Ее не рекламировали, опасаясь наплыва граждан. Знаешь, как это бывает…

— Ага… только дай повод.

— Именно. Я, наверное, не правильно выразилась. Не портал. Просто эта штука… похожа на портал. На деле же она типа рамки металлоискателя. Чуть побольше размерами. Вот как чемоданы ставят на ленту транспортера и они проезжают внутри такой штуковины на вокзале.

Я кивнул.

Она продолжила, сделав глоток пива. Маленький пузырик остался на ее нижней губе, а потом лопнул. Беззвучно. Я улыбнулся.

— Вот. Ты встаешь на ленту и тоже едешь внутри этой штуки. Там висит черная штора и не видно, что с другой стороны. Вообще не видно.

Я почесал затылок.

— Хорошая идея. Только зачем кататься туда-сюда…

К столику подошел огромный, как надувной дом, мужчина — продавец шариков. В руке он держал десятки, если не сотни ленточек, а над его головой кружились разноцветные шары, наполненные гелием.

— Не желаете приобрести даме шарик? — спросил он неожиданно живым для такой жары голосом.

— Нет, — сказала она. — У меня аллергия на резину.

Толстяк удивился, но не отступил.

— Они не резиновые. С чего вы…

— Нет, — сказала она снова. И потом добавила, обращаясь ко мне: — Видишь, здесь все не так.

Признаться, этого мужика я тоже видел впервые. Вблизи он походил на какую-то бутафорию, а не человека, вызывая довольно противоречивые, если не сказать сильнее, чувства.

— Да… — протянул я.

Не дождавшись реакции, носитель шариков удалился и пропал так же неожиданно как и появился.

— Словом, когда ты проходишь через рамку, то попадаешь в другое измерение. Оно совсем рядом с нашим, отстоит буквально на несколько секунд, как я поняла, но это совершенно другой мир. Вообще другой. Внутри рамки течет какой-то высокочастотный электрический ток, сильные магниты вмонтированы в стойки, а внутри… прямо волосы дыбом встают. И… ты попадаешь в другой мир. Экспериментальная установка.

Я оторопел.

— Так… ты сейчас другая? — Я смотрел на нее во все глаза, пытаясь понять, не шутит ли она. Но вообще-то моя знакомая работала в пресс-службе мэрии и насколько я смог ее узнать за несколько месяцев нашего знакомства после той вечеринки, была серьезной дамой. Даже более чем.

Она кивнула.

— Да. Полностью другая.

— А где та? — я имел ввиду ту, с которой мы раз или два в неделю дурачились, гуляли по городу и занимались любовью.

— Та? Осталась там.

Мне стало не по себе.

Я не хотел ее обидеть, но мне нужно было спросить:

— А сейчас здесь какая, новая или старая? То есть, ты не подумай…

Она засмеялась прозрачным смехом, который мне так нравился.

— Новая, конечно. Разве ты не видишь?

И действительно, что-то в ней неуловимо изменилось. В лучшую, разумеется, сторону. Блузка стала более прозрачной, смех еще более искренним, голос более мелодичным. Мне, конечно, хватало и той ее, учитывая, что даже о такой я не мечтал, но тут…

— А как же я? — я вдруг спохватился, словно невзначай взял ее руку в свою и крепко сжал. — Я-то, получается, тут — старый?

Она как-то странно посмотрела на меня, я уже подумал, что сейчас она высвободит свою ладонь, встанет и уйдет, потому что — кому нужен кто-то старый, да еще и в другом измерении. Кто-то, кто остался там, далеко. Можно сказать, на бесконечном расстоянии, учитывая что мы знаем обо всех этих штуковинах.

Но вместо этого она накрыла мою руку своей прохладной рукой, отчего у меня поползли мурашки по спине.

— Ты — старый, — сказала она, поглаживая мои пальцы. — По крайней мере, я на это надеюсь.

***

Роман Сергея Милушкина «Заражение» скачать 1-й том бесплатно:

https://www.litres.ru/sergey-milushkin/zarazhenie-tom-1/