Грузинский рог или грузинский рок?

6 August 2019

Что бы выбрал ты: испить настоящего грузинского вина из того самого национального артефакта или же насладиться творчеством грузинских рок-музыкантов?

Наш сегодняшний гость выбирает второе. Дмитрий Елисеев переехал в Грузию много лет назад, сейчас он успешный рок-музыкант, а также сталкер по самым таинственным локациям страны. Дмитрий «сидит на адреналиновой игле» и совершенно не употребляет алкоголь.

Сегодня Дмитрий расскажет нам об эмиграции, работе звукорежиссером, выпуске альбомов в составе рок-группы и своих взглядах по поводу отношений России и Грузии. Гамарджоба, генацвале!

О себе и родителях

Родился я в Тбилиси, еще в СССР, в 1980 году. Родители работали инженерами в засекреченном НИИ «Волна». С развалом СССР они остались без работы, и отец пошел работать спасателем в спасслужбу при Красном Кресте.

Школу я окончил в 1998 году. В 2001 году получил диплом музыкально-педагогического института им. З. Палиашвили. Играл в местных рок-группах, нигде не работал. Пробовал преподавать и заниматься звукозаписью в частном порядке, но тогда этот вид деятельности мало кому был интересен здесь.

Переезд Россию

В Россию переехал по совету родителей в неполных 24 года. На тот момент они уже год как работали по контракту в Краснодарском крае. До реформ Саакашвили в Грузии был хаос: работы нет, кругом одни бандиты, вся страна жила «по понятиям». К переезду подтолкнуло желание убежать подальше от этого кошмара. Саакашвили на тот момент только пришел к власти, в его успех мало кто верил.

Менталитет

В России устроился работать в творческое объединение, сразу на две ставки: звукорежиссером и руководителем клуба авторской песни. Сразу столкнулся с каким-то непонятным и непривычным для выросшего в Грузии человека хамством. Создалось такое ощущение, что хамство – это национальный спорт. Начальник хамит сотрудникам, сотрудники грубят друг другу. А зарплата смешнее некуда. И все очень много пили.

Но, к удивлению, на тот момент (2005-2006 годы) не было таких вещей, как фанатичный «ура-патриотизм», черно-желтые ленточки только начали появляться, и все вокруг думали, что это реклама «Билайна». Никто не думал ни о каких войнах, на прилавках были весьма неплохие продукты.

Бюрократия

Бюрократия удивляла. Свой первый загранпаспорт я оформлял в Горячеключевском УФМС ровно полгода. Чтобы устроиться на работу, нужно было собрать около 10 справок. Даже медкомиссию назначили под предлогом того, что предстоит работать с детьми. Но вся эта «медкомиссия» свелась к тому, что я обошел кабинеты с бумажками, мне в какую-то нелепую синюю книжку поставили какие-то печати – и все. Фактического осмотра не было.

Но если не обращать внимания на хамство, пьянство и бюрократизм, вполне можно было жить, будучи себе на уме. Разве что жили мы вдали от самого Краснодара, в 25 км. И, когда у других краснодарских рок-музыкантов день только начинался, мне уже пора было бежать на последнюю электричку. Поэтому я никак не развивался.

Рок-группа и концертные туры

Позже мне удалось собрать свою рок-группу Fferyllt, мы записали и выпустили три альбома, в этом нам помог замечательный человек, директор лейбла Stygian Crypt Productions Андрей Обоскалов. Благодаря работе с его лейблом о нашем творчестве узнали заинтересованные люди. Мы стали ездить в гастрольные туры по России, в Украину заезжали.

Конфликт между Россией и Грузией

Параллельно развивались печально известные события: военный конфликт России и Грузии в 2008 году. В России Цхинвальский регион называют Южной Осетией. Смеетесь, да? Какая Южная Осетия? Это исконно грузинские земли, принадлежали испокон веков знатному грузинскому роду. Куча исторических документов – тому доказательство. Да, осетины там жили тоже. И в мире жили друг с другом.

А тут жарким летом 2008-го я вдруг узнаю, что «фашистская власть Грузии вторглась на территорию Южной Осетии и разбомбила спящий город». Поверить в такую дезинформацию может только тот, кто незнаком с грузинами и даже краем уха не слышал о грузинской истории, культуре и традициях. Во мне тогда что-то начало радикально меняться, в моих взглядах на Грузию, на Россию.

Сперва я, как и все, сидел на кухне у телевизора и слушал «киселёвщину». А там несли откровенную ложь. Параллельно я поддерживал контакты со своими друзьями из Тбилиси, в том числе теми, кто принимал участие в боевых действиях. И от них получал совершенно противоположную информацию. События тех дней утихли, я продолжал записывать альбомы и давать концерты. Контракт на каждый альбом был по три года.

Продолжение статьи во второй части.

Лиза Калитина для O2Blog