О мародёрстве в войне 1812 года

Понял, как мало написано по этому поводу. Решил исправить своим небольшим очерком. Да, научная ценность такой заметки мала, но я не стремлюсь писать здесь сложный научный текст. Для вас здесь будет адаптированный научно-популярный медиум-рид.

Начнём с того, что мародёрство, в принципе, вещь для любого человека привлекательная. Каждый из нас всё время находится в системе ограничений, а когда эта система перестаёт работать, карательный аппарат прекращает выполнять свои функции, животное нутро человека дат о себе знать и homo (уже без sapiens) впадает в мародёрский раш.

Французское мародёрство

В 18-19 веках мародёрство на чужой территории очень сильно осуждалось, уже тогда считалось, что армия нарушает правила ведения военных действий. Да, до международных трибуналов всё ещё далеко, но про компенсацию ущерба во время подписания мирных договоров помнили все, поэтому формально мародёрство считалось преступлением. Например, Кодекс о наказаниях за военные правонарушения (Le Code penal militaire) был принят во Франции 19 октября 1972 года, ещё в период Революции. Кодекс неоднократно дополнялся. Например, постановлением от 11 ноября 1796 года Директория конкретизировала наказания за мародёрство (maraude). Оно подразделялось на три категории: а) обычное, в этом случае уличённый мародёр отдавался на суд своих товарищей; б) постоянное (рецидив), 3 года в кандалах; в) в отношении товарищей по оружию, 6 лет каторги; г) кража имущества у хозяина дома во время пребывания на постое, 10 лет каторги (см. Соколов О.В. "Армия Наполеона", с. 576). Как видим, наказание было довольно серьёзным.

Но тут возникает один философский вопрос. Является ли закупка провианта на оккупированной территории по ценам, установленным верховным командованием, мародёрством? Более того, после начала кампании 1812 года мы можем наблюдать случаи подделки рублей ассигнациями. Сегодня, мы скажем, что "да", но французы так не считали (см. Стендаль "Собрание сочинений", Т.15. с. 121).

Хотя, нужно отдать должное французам. На мародёрство не смотрели сквозь пальцы. В архивах находятся десятки тысяч дел о мародёрствах. Более того, через 8 дней после начала кампании 1812 года Наполеон ужесточил наказание за мародёрство - арест, предание суду, расстрел в случае обвинительного приговора. Приговор выносился "первотальными комиссиями" из пяти человек. Но, за всеми уследить не получается, поэтому у нас есть большое количество мемуаров и хроник, свидетельствующих о постоянных вылазках французов на поиски пропитания (например, Boulart J.F. "Memoires millitaires", p. 251).

Отдельно можно написать про мародёрство во время пожара в Москве. Но это будет мною разобрано в рамках большой работы по анализу немецкой мемуаристики, посвящённой Москве в 1812 году.

Русское мародёрство

В России мародёрство также приравнивалось к военному преступлению. Так, оно запрещалось следующими дореволюционными нормативно-правовыми актами: 1) Соборное уложение царя Алексея Михайловича 1649 года; 2) Воинский устав Петра Великого 1716 года; 3) Полевое уголовное уложение 1812 года; 4) Устав военно-уголовный 1839 года; 5) Устав воинский о наказаниях 1868 года. Нас, конечно, интересует третье. Прочитав его я обнаружил удивительное сходство с упомянутым выше французским военно-уголовным законом 11 ноября 1796 года. Так, за мародёрство полагалась... смертная казнь! (см. Полевое уголовное уложение 1812 года, ст.72, 73)

Но, как правило, никто за этим особо не следил. И, с русской стороны, отличились больше всего даже не солдаты, а крестьяне, вдруг почувствовавшие себя свободными. Они разоряли Москву куда сильнее французов. Известны даже случаи создания ОПГ, часто пускавшиеся во все тяжкие по Москве. Тут мы встречаемся с удивительным правовым конфликтом: судить французы русских не могли, а все русские судебные органы просто покидали территории, в итоге происходило что-то вроде анархии.

Таким образом...

Мародёрство было чем-то ужасно страшным, за что могли покарать как русского, так и французского солдата, но если сделать это тихо и незаметно, то, скорее всего, никто не заметит или сделает вид, что ничего не было.