ЧЕЛОВЕК В ЖЕЛЕЗНОМ МИРЕ. ОПЫТ УРБАНИСТИЧЕСКОЙ РЕФЛЕКСИИ №1

В том мире, где вещь транслирует информацию медиа, медиа - сообщение, а сообщение есть вещь – информационный продукт происходит изменение человека, под воздействием вещи.

ЧЕЛОВЕК В ЖЕЛЕЗНОМ МИРЕ. ОПЫТ УРБАНИСТИЧЕСКОЙ РЕФЛЕКСИИ №1

Написать нечто подобное Эрику Фромму, пусть поначалу в виде небольших набросков. Хорошая идея, но и большая ответственность. Читатель увидит знакомую форму противопоставления и поспешит ознакомиться. Но в том и опасность использования апробированной формы «haben oder sein», что читатель a priori предполагает найти в этом опусе разъяснения основ бытия, а тут предложено всего лишь сравнить портреты двух владельцев совершенно разных транспортных средств.

Вещь содержит, рождает символ, символ порождает вещь, внося изменения как в самую вещь, так и в её владельца. Симулякр вещи переносится на восприятие вещи, а система ценности владельца трансформируется, формируется под влиянием самой вещи. Связка симулякр-вещь не полна без включения владельца вещи который воздействует на восприятие образа образа, и на самого владельца каким бы изначально он не был. Владелец – потребитель индивид создаёт вещь, и вещь в её восприятии создаёт индивида. Абстрагируясь от материальной составляющей вещи, сводя к симулякру – осознаваемому образу в сознании индивида можно выделить дихотомическую пару симулякр владельца-создателя-потребителя – то есть внутреннее восприятие и восприятие обществом вещи, так и её владельца, то есть восприятие внешнеe.

Barba non philosophy, но «меч рождает самурая». Вещь воспринимается как продолжение образа индивида (восприятие внешнее). Наблюдая вещь можно заключить, насколько искусен, добросовестен в своем ремесле её владелец. Скряга он или мот, придерживается традиционного образа жизни или стремится к модерну etc. Внешнее восприятие воздействует на индивида, наделяя его статусом, регулируя социальный капитал и уровень доверия которым сообщество наделяет индивида.

ЧЕЛОВЕК В ЖЕЛЕЗНОМ МИРЕ. ОПЫТ УРБАНИСТИЧЕСКОЙ РЕФЛЕКСИИ №1

Отправной точкой этих размышлений послужили общественные дискуссии летних дней 2015 года. Именно в этот период в городской культуре России велосипед из объекта детского развлечения и спорта стал средством передвижения. Городские власти в Столицах, а чуть позже и во всех крупных городах стали выделять специальные полосы для велосипедистов, оборудовать велостоянки. Резко вырос спрос на самые различные модели велосипедов. В начале казалось, что муниципальные администрации просто поддерживают мировые урбанистические тенденции. Жить по-европейски, пересесть с автомобиля на велосипед, придерживаться здорового образа жизни. Но велосипед меняет сознание индивида, адаптируя исконно патриархальное мышление под реалии городского быта. Оказалось, что для человека со средними физическими данными доступно большинство городских объектов. Оказалось, что общественное мнение не осуждает появление немолодого лысого мужчины пикнического типа в шортах и майке на велосипеде. Напротив, факт использования велосипеда становится весомым дополнением к имиджу «современного» человека. При этом автомобиль в условиях пробок и трудности парковки в некоторой степени утрачивает своё преимущество как средство передвижения.

Автомобиль весь ХХ век был символом независимости и свободы. До тех пор пока не стал обузой. Проблемы парковки, интенсивное движение сопровождаемое пробками, незначительными автоавариями, которые приводят к постоянному нарушению правил дорожного движения, к необходимости у части владельцев автомобилей искать пути избежание наказания всеми доступными способами. Индивид вынужден создавать и поддерживать коммуникационное взаимодействие со всевозможными структурами ГАИ, страховые и юридические компании, адвокаты, авторемонтники и так до бесконечности. Но автомобиль – это комфорт, система кондиционирования воздуха, музыка и особое чувство защищенности, «дома», укрытия. Укрытие, которое в любой момент могут эвакуировать на штрафную стоянку за нарушение правил парковки.

В условиях города автовладельцу приходится постоянно лгать, нарушать правила движения, изворачиваться, чтобы не попасться на глаза полицейским. На городских дорогах водитель в постоянном конфликте с другими участниками движения. Замкнутое пространство автомобиля наполнено нелицеприятными эпитетами в адрес других водителей, пешеходов, полицейских и всего окружающего мира. Увы, но автомобиль рождает всю палитру негативных эмоций. Противостояние миру, противостояние космосу и в то же время постоянная изворотливость, как способ не победить, но выжить.

Велосипедист открыт и в тоже время совершенно не защищён. Шлем и накладки на локти/колени могут защитить от незначительных травм, но не от серьёзной аварии. Защита велосипедиста – его гармония с городом и миром. Взаимосвязь с другими велосипедистами, с обществом в целом, с городом. Причем эта связь не вынужденная, как у пользователя общественным транспортом, но выбранно сознательно. Сознательный отказ от комфорта и иллюзии безопасности в пользу дополнительной независимости от урбанистических проблем. Физическая нагрузка по своему желанию и отдых в любом месте и в любое время.

Автомобиль всегда в движении. Остановка требует специальных условий и разрешена в определенных местах. Велосипед можно остановить и возобновить движение в любом месте. Новый памятник архитектуры, интересное событие, мимолетное желание. Потребность другого человека в помощи. Велосипед создаёт коммунитарное пространство в городе, где каждый взаимосвязан с каждым.

Это новое явление не всегда воспринимается как естественное. Индивидуализм общества потребления способствует разобщению, преувеличенному значению личного пространства. Страх вторжения, в которое ведет к разобщенности, равнодушию и в конечном итоге к атомизации общества, об опасности которого так много писалось и пишется самыми различными авторами. Вторжение велосипеда в набор постоянных вещей окружающих человека разбивает, трансформирует привычную модель. Транспортировка человека из пункта А (дом) в пункт Б (работа) можно считать потерянным временем. Но можно и путешествием, если оно проходит в преодолении, физической нагрузке, новых впечатлениях велосипедной прогулки. Не случайно среди «взрослых» велосипедистов много работников информационной сферы. Причина здесь не столько в необходимости физических упражнений. Новые впечатления и новые виды необходимы для творческой работы.

В наших широтах сезон для велопрогулок достаточно короткий, четыре, пять, а иногда и шесть месяцев не более. Но этого периода оказалось достаточно для самовыражения людей определенного типа с ценностями частичного отказа от благ цивилизации, принесённых ХХ веком ради века XXI, первого века информационной эры.