Падение самолета над северной столицей.Рассказывает пилот самолета простым языком.

25 June 2018

Посади самолёт за 14 секунд …. Друг, ты не понял - посади падающий самолёт на воду в центре Ленинграда! За 14 секунд…

Время пошло - тик, так ...

На принятие решения, планирование и реализацию всего 14 секунд. Есть ли сегодня люди, способные посадить падающий самолёт в центре огромного города всего за 14 секунд? У товарища Чесли в 2009 году было 3 минуты

Целых 3!

У Виктора Мостового и Василия Чеченева было всего 14 секунд.

Вы только вдумайтесь!

14 ….

14 секунд ...

Суть событий

В далёком 1963 году ТУ-124 отправился по маршруту Таллин – Москва. Сразу после взлёта КВС Мостовой и второй пилот Чеченев обнаружили, что передняя стойка шасси заклинила, т.е. не убралась полностью. Недолго думая диспетчеры предложили пилотам сесть в Ленинграде, т.к. он был уже ближе, чем Таллин.

«Ну и здорово – летим вырабатывать топливо и садиться» - подумали Виктор и Василий.

Хотя не очень, конечно, здорово, т.к. при торможении без переднего шасси о бетонку ВПП может и возгорание топлива из-за искр произойти, а может и неуправляемым самолёт стать и уйти с полосы на скорости километров 200 в час. Но делать нечего – нужно садиться. Решено было приземляться не на бетонную ВПП, а на вспаханную специальную аварийную полосу. Это могло помочь избежать опрокидывания, которое также вполне могло произойти при торможении борта.

Кружили наши пилоты над Ленинградом, а бортинженер в это время прорубил пол кабины пилотов и стал пытаться выбить застывшее шасси, чтоб оно встало на место. Мало кто за пределами нашей необъятной родины смог бы догадаться попробовать такой вариант – из кабины ломом бить в шасси, паря при этом над пропастью.

И вот, на третьем круге над многомиллионным советским городом у машины весом десятки тонн отказывает сначала один двигатель, а потом почти сразу и второй. В салоне наступила жуткая тишина. Пошёл обратный отсчёт 14 оставшихся секунд в воздухе …

Под самолётом – памятники истории и архитектуры, Зимний дворец, Исаакиевский собор, жилые кварталы с тысячами людей. В небе – заглохшая стальная птица, в которой находятся почти 50 гражданских, а за штурвалом двое молодых мужчин, от решений и опыта которых зависит будут жить остальные или нет.

Единственный шанс не погубить тех, кто находится на земле – это Нева. Решение садиться на реку было принято молниеносно. Виктор Мостовой тут же передаёт управление второму пилоту Василию Чечину, у которого за плечами находится опыт посадки на воду во время военной службы. КВС не колебался ни секунды, т.к. осознание того, что времени нет совсем, было у обоих пилотов – высота самолёта на момент отказа двигателей была менее 500 метров, а теперь самолёт вообще падал! Не планировал, а именно падал…

Василий выравнивает самолёт над рекой и начинает планирование. Первый мост минули благополучно, пролетев над ним на высоте 50 метров. Но дальше находится второй мост, а самолёт продолжает терять высоту. Мост только строился и на нём были работяги, возводившие конструкцию. Они, естественно, попрыгали с моста в воду, т.к. лайнер планировал прямо на них. В четырёх метрах ТУ-124 проходит над вторым мостом

А прямо по курсу перед ними возникает буксир с баржей. Столкновение было бы неминуемым, если бы Василий и Виктор совместными усилиями всё-таки не потянули бы штурвал на себя. Невероятно удачный пролёт над баржей, а дальше касание воды фюзеляжем.

Это самый опасный момент, так как не существует одинаковых посадок на воду. Основные факторы, которые не совпадают никогда: скорость течения, завихрения воды в конкретном месте водоёма, а также ветер и высота волн. Всё это за 2 секунды может превратить фюзеляж как минимум в гармошку, а максимум – разорвать борт на части.

Скорость при соприкосновении с водой в нашем случае была 400 км/ч… Но это не все – при выборе неверного угла соприкосновения хвостовой части самолёта с поверхностью, хвост отваливается, а крылья и передняя часть фюзеляжа клюют носом и разлетаются на части от чудовищного удара о воду. При касании играют роль считанные градусы наклона.

Коснувшись реки хвостом, самолёт начал торможение, коснулся фюзеляжем и заскользил по водной глади прямо на железнодорожный мост через Неву. Третий по счёту мост, над которым уже невозможно пролететь

50 метров оставалось до столкновения с каменными опорами конструкции, когда благодаря встречному течению Невы самолёт остановился.

Пилоты посадили борт на воду так, что не разбили даже пиво, находившееся на борту (это абсолютный факт, как и всё изложенное выше). Но тем не менее, фюзеляж был повреждён и самолёт быстро набирал воду.

На помощь подоспел буксир, который пилотам удалось чудесно миновать при приземлении. Капитан буксира Юрий Поршин подошёл к ТУ-124 так быстро, как только мог и оттащил его к суше. Крыло как трап легло на брёвна, складированные у набережной. По нему все обитатели самолёта и сошли благополучно на землю.

Ни за что не догадаетесь какая часть у самолёта является наиболее крепкой...

Рулевые колонки, на которые крепятся штурвалы в кабине пилотов!

Именно за них буксир и оттаскивал наш счастливый ТУ ))

Из-за кого чуть не отправились к праотцам полсотни человек?!

А ХЗ, ЁПТА!!

Нет официальных результатов расследования. Сначала гэбня «приняла» наших героев, утверждая, что они тупо прошляпили показания приборов об остатке топлива. У умелых работников со стукачами, вероятно, не могло возникнуть иной версии. Человек же есть? Даже не один. Ну, значит и статью сейчас подыщем! Версия – типа, увлечённо занимались вырубкой пола, чтоб зафиксировать шасси и не заметили как закончилось топливо.

Но это ересь, так как в те времена погрешность топливомера считалась нормальным делом. Залили людям с запасом - они и полетели! Ясен-красен, что пилоты топливомер беспрестанно пасли. На нашем рейсе последними показаниями топливомера были 200 литров. После них стал сразу стал ноль! Моментально. Как ты мог такое предугадать или пропустить?

А шаровой болт, который вывалился из переднего шасси при предыдущей посадке – это тоже вопрос к пилотам? Его, кстати, потом нашли на ВПП в Таллине (ахаха)

Любопытно, что в 1963 году ТУ-124 в узких кругах авиаторов не считался полностью доработанной и испытанной машиной. Но у нас же соревнования с капиталистами! Поэтому наши самолёты производятся быстрее всех и выпускаются в небо раньше всех. А коли у кого какие нюансы возникли, так это дело только в человеческом факторе и ни в чём больше! Поэтому сам конструктор Туполев (хоть и дельным штрихом был) не смог сказать, что топливомеры у нас пока говёные, но мы всё поправим в ТУ-134 и 154. Вместо этого тоже бросил говняху в Мостового и Чечина, заявив об ошибке пилотов.

В общем, сначала планировали обоих посадить. Прям руки чесались у этих гомиков со звёздочками!

Потом история просочилась в западные СМИ, а они стали превозносить наших пилотов. Тут об этом узнал самый главный и дал команду наградить. Но затем лысый кукурузник с фамилией на «Х» довольно быстро передумал насчёт медалек, но ребятам дали кому квартиру, а кого сделали командиром воздушного судна. Получается, образумились и сделали достойный happy end!

Выводы

Вы будете смеяться. А, может, кто-то наоборот заплачет.

Выводы сделали буржуи, ссука! Они начали тренить своих пилотов сажать пассажирские лайнеры на воду. Тот самый Чесли Салленбергер, прославившийся в 2009 году на весь мир, сказал, что смог посадить самолёт именно благодаря тренировкам при подготовке! Плакать тут или смеяться?

Полёты самолётов над Ленинградом после этого случая были запрещены.

Экипаж ТУ-124 б/н СССР-45021. Слева направо:
командир воздушного корабля В. Мостовой и второй пилот В. Чеченев
Экипаж ТУ-124 б/н СССР-45021. Слева направо:
командир воздушного корабля В. Мостовой и второй пилот В. Чеченев

P.S.

Может, кому интересно будет, но командиру судна Виктору Мостовому на момент инцидента было всего 30 лет...