Медвежья рука и человеческая лапа

08.01.2018

Гризли быстро мчался через белый лес. 

В лесу проносились и замороженные реки, и и заледенелые стволы деревьев. 

Он наблюдал кроликов, ползущих по ветвям и вгрызающихся в хрустящую кору. Это делало кроликов сильнее. Это делало его сильнее. 

Гризли мчался и на окраине его леса остановился, встал на задние лапы, поднялся, словно статный великан. Гризли зарычал.

Он разогнался, и кубарем сиганул с холма - так нравилось ему играть самому с собой в этот шарик, становится снежным комом.

Потом медведь заснул внутри снежного шара. Надолго. Именно в этот момент его настигла зимняя спячка - в низине, у поредевших деревьев.

Но наступала весна и шар таял. Обнажилось поле. Гризли почувствовал грубые стебли пшеницы, те врезались в копчик. 

Послышались детские голоса.

Гризли издал рык.

Голоса замолкли.

Он сделал голос чудовищнее, но это, похоже, понравилось людям. Он выглянул.
С детьми шли охотники. 

Вот невезуха! Он начал рыпаться, но на шар набросили сеть. Гризли собрал всю свою мощь, ворочался в сугробе и рычал как дьявол. Дети умолкли и прятались за соседними стогами сена.
- Вот так подарочек! - воскликнул круглолицый юноша. Его стан был прямой, как палка. Он скромно улыбнулся, взмахнул плетью и полоснул медведя в бок. Тот взвыл. За что? 

Дети забеспокоились. 

Юноша присел на одно колено рядом с детьми:
- Хорошо.

Он достал из сумки ошейник и надел его на Гризли с нежностью в движениях. Гризли бурчал и стенал от боли. Хлыст разрезал медведю живот в области паха. Он дернулся и попал гигантской лапой прямо по круглому румяному лицу. Лицо вмиг исказилось.

- Ах ты! 

Юноша изящно прогнулся назад, занес кнут над собой снова и, под крики детей, вновь покарал медведя. Кнут прошелся молнией по лапе и отрубил ее насквозь. Зверь заорал страшным голосом. Зрачки Гризли расширились; его корчило и гнуло.
- Дети! Бегите! - проорал юноша. Остальные охотники молчаливо стояли в готовности. Дети взяли корзинки с грибами и побежали к маленьким домикам за холмами. 

Зверь не прекращал реветь. 

- Ладно, ладно! Успокойся! - велел юноша, натянул сетку и попросил других охотников помочь ему. 

Тугие нити сетки прижимали медведя к земле. Потихоньку тот успокоился. 

- Теперь надо вылечить тебя, - решил герой. 

Зверь снова сопротивлялся. Он уже давно желал, чтобы его отпустили. Он чувствовал свою лапу, чувствовал!
Охотники знали, чего он хочет, и спрятались за сугробами, оттянули сетку. Круглолицый скакнул за самый дальний стог как кузнечик и крикнул оттуда:
- Беги, Гризли! 

Они отпустили сетку. Гризли не мог поверить, но легко высвободился из нее и сразу замер. Они, нелюди, меняли решение каждую секунду. Он сделал несколько шагов навстречу лесу. А потом его захлестнула обида. Он хотел убежать и силу этого желания вложил в месть. Медведь жестоко напал на каждого из живодеров и отдельно остановился на круглолицем. Он все-то хотел спать. А его прибили, осмеяли, отрубили лапу. 

Это не по-людски. А демонов убивать не жалко. 

К слову, убить он их не убил. Но оставил без рук. 

Все охотники подползли друг к другу, образовали круг. Они смотрели на огрызки своих конечностей и плакали. 

Поднялась луна и Гризли завыл, подняв к ней морду. Где-то в лесу ему ответили. 

Живодеры развели огонь, и сели вокруг костра. Гризли не уходил, вокруг него растекалась лужа, но на лапе уже образовывалась корка.

Зверь вроде бы и умирал, но, полусонный, остался на огонек. 

Один из охотников затянул песнь. 

Из деревни пришли старики, увидели собравшихся, подхватили настроение, принесли бубны и барабаны. Один из пожилых начал ходить по кругу и пробубнивать спины греющихся. Бабушка рода взяла право гортанного пения, варган ее внука выносил всю грязь из мыслей в черное небо. 

Шкуры грели охотников, поэтому никто не заметил Гризли в их числе.

Круглолицый и медведь время от времени встречались глазами. В итоге юноша перестал петь и подсел ближе.

Он принес медведю медвежью лапу, а зверь достал руку юноши из закром в своей пасти и передал круглолицему. 

Они кивнули друг другу. 

Костер догорел, Гризли ушел в лес. 

С тех пор каждый из них помнит о том случае. Юноша помнит, как медведь, словно человек сидел у костра. А медведь помнит, как юноша вел себя как настоящий зверь в драке. 

Они тогда не вернули друг другу лапы, а оставили их друг другу в качестве подарка. 

И медведь зализал свою рану, дошел до берлоги и закопал возле нее человеческую руку. 

А юноша носил сушеную медвежью лапу в мешочке. 

Они помнили о той боли, которая свела их. Они не хотели забывать, и пронесли ее до конца своих дней, оставаясь в обществе непонятыми.

Авторы: Сестры-близнецы Мельниковы. Мы публикуем черные сказки каждый день.

Если понравилось наше творчество - подписывайся на канал, поддержи нас)

P.S. ждем вас в гости и группе в контакте!