Род Степлитов

2 December 2017

Так сложилось, что девяносто пятая квартира в доме номер два, на Тунесской улице стала полем боевых действий.

Семья Степлитов, проживающая там, никогда бы не узнала об этой войне, если бы не события поминального дня - в честь прабабки, умершей за месяц до этого.

Хотя война началась три года тому назад, когда Степлиты въехали в квартиру на четвертом этаже, сделали там ремонт.

Вообще-то Тен Степлит не любил домашних животных. Но в первый же месяц после въезда он встретил у подъезда бездомного котенка, и его не удалось никому отдать.

Котенка назвали Шерд, и он был первый.

Супруга Тена - Лисей - напротив, очень любила кошек, но тоже не собиралась заводить больше одной.
Так сложилось. "Так сложилось" - говорили Тен или Лисей, когда они оправдывались, что у них завелось двадцать семь кошек.

Квартира делилась на три зоны.

В первой правил Шерд, во второй Кеток, в третьей Амурд. Ветеринары не могли объяснить, почему в данном прайде власть держали самцы.
Но Шерд, Кеток и Амурд легко объясняли себе причины.

- Природа природой, - говорили они, - а защита от мертвых - мужское дело.

Поэтому все самки занимались добыванием негативной энергии от хозяев, а коты гоняли сущностей по дому.
Мертвые пришли в квартиру со смертью прошлого владельца, и заселили её. Поэтому Тену и Лисей в первое время снились только кошмары, затем за дело взялся Шерд.

Он не справлялся в одиночку и часто болел. Но когда его выносили на улицу, он всегда сбегал, если получалось, чтобы найти во дворах бойцов и вернутся в квартиру уже с ними.
Степлиты брали всех, кого приводил Шерд.
Им перестали снится кошмары, и они уже спокойно обустраивали быт.

Коты, к сожалению, не могли объяснить своего шального поведения владельцам. Они физически не могли спать по шестнадцать часов в сутки, потому что каждые пять-семь часов на квартиру набегал отряд мертвых духов. Коты патрулировали территорию и молниеносно реагировали. Квартира сильно страдала: все углы с новыми обоями уже были исцарапаны, да и по стенам тоже - по траекториям полета в прыжке. Шторы превратились в лохмотья, но в интересах котов было оставить их висящими, так как по ним было удобно долетать до потолка. Во многих местах линолеум и ламинат имели выбоины, вмятины от упавших тяжелых предметов мебели и бытовой техники. Диваны, кресла, столы - были также исцарапаны. Тену и Лисей часто приходилось докупать посуду, так как она часто билась. Люстр в квартире не было - их снесли в ервый месяц, и затем супруги не видели причин повторять этот опыт.

Коты не жалели квартиру, ведь им было важно, чтобы мертвые не трогали хозяев в первую очередь.

Пару раз случались осечки.
Так, однажды сущность вселилась в Тена и ударила Лисею во сне. Шерд так и не смог себе простить тогда произошедшего, хотя он в ту ночь приказал всем бодрствующим кошкам вцепиться в конечности Тена и удерживать его. Сам Шерд выцарапывал глаза хозяину, потому что ходили слухи: сущность трусливо бежит, как только понимает, что в человеческом теле отсутствуют глаза.
Лисея страшно обиделась на Тэна утром.
А Тен неделю пытался пристроить весь свой отряд кошек "в добрые руки". Он получил многочисленные шрамы, некоторые из которых не заживут уже никогда. Тен винил во всем котов.

Кеток успокаивал Шерда, что такова их кошачья судьба. И что их роль никогда не будет осознана человечеством. Амурд предлагал всем вместе бежать на день, чтобы хозяева заметили разницу - когда их защищают, или же когда их дом будет кишить нечистью.

Но остальные отказались, так как защита была делом чести.
Всех новорожденных котят воспитывали в тех же убеждениях.

Квартира Степлитов оказалась очень значимой точкой для астрала по стратегическим соображениям. Вероятно, поэтому они изо всех сил старались ее захватить.

Порой, котам приходилось приглашать в квартиру всех кошачьих подъезда, чтобы справиться. Для этого коты Степлитов долго тренировались, научились работать с ключами, дверными ручками, ножами. Они накачали мышцы задних лап, и, когда Тен и Лисей были на работе, ходили как прямоходящие. Будучи уже мышечными котами, они занимались гимнастикой и изучали темные искусства.

Часть кошек промышляла воровством и спускалась по запасной лестнице на улицу. Там кошки отбирали кошельки у похожих, вырывали сумки у беззащитных бабушек - если в них угадывалась провизия. Они совершали набеги на супермаркеты или на детей. Собирали капитал по мелочам, и все несли в дом - чтобы возмещать ущерб, наносимый квартире в процессе войны.

Сущности отличались коварством. В отличие от кошек, они умели летать, проходить сквозь стены, увеличиваться или уменьшаться в размерах, телепортироваться.
Часто сущности использовали полиэтиленовые пакеты, как перевалочные пункты и возможность закрепиться. Тогда кошки прогоняли тех из пакетов, и старались уничтожить пакеты во имя спасения людей.

Шерд знал, что привлек множество сил к исполнению своего долга; и однажды война прекратилась.

Темные силы отступили.

Главные самцы держали территорию под контролем несколько дней, проверяли все темные уголки, дежурили у порогов, но мир действительно настал.

Шерд, Кеток и Амурд стали обговаривать, как бы распустить половину кошек и разъехаться, чтобы не напрягать хозяев в материальном вопросе.

Если бы не тот день, когда к Степлитам приехала прабабка по линии Лисей.

Она приехала погостить, посмотреть, как внуки устроились, попросила остаться на ночь, и неожиданно скончалась прямо в гостиной.

На сороковой день нежить воспользовалась смертью прабабки как трамплином для возвращения. Тогда Лисей попросила мужа устроить поминки.

И мертвые пришли праздновать.

Духи начали с того, что блокировали кошек - не давали им проснуться. Шерда оставили в сознании одного, чтобы мучился.

Лисей приготовила мясных пирожков.
Стемнело. Тен развернул стол в гостиной и задвинул шторы. В семь часов стали подтягиваться гости.

Пришли родители с обеих сторон, сестры, братья, друг Тена. Лисей открывала всем двери, обнимала и пользовалась платком, чтобы вытирать горючие слезы.

В дверь в очередной раз позвонили, и Лисей открыла: к квартире пришла её мертвая уже как пять лет сестра. Лисей зарыдала, почувствовала что сходит с ума, но пустила бедняжку. Затем в гости пожаловала её тетя Рисита, умершая лет десять назад. Затем пришли двоюродные племянники-близнецы, умершие два года назад в возрасте двенадцати лет.

Всех Лисей пускала и усаживала за стол вместе с остальными.

Родственники молчали; разговор не клеился. Шерд не мог заткнутся и постоянно надрывно мяукал, но не сходил с подоконника. Тен нервничал и рычал, чтобы кот умолк.
Все подняли бокалы за прабабку и выпили, не чокаясь.
Шерд взвыл.

Часть стола, за которой сидели все мертвые родственники, молчала, хоть к ним и обращались.

Лисей заметила, что их кот плачет. Она взяла ватный диск, чтобы протереть ему глаза, они гноились.

Вечер прошел незаметно. Под конец мертвых стало заметно больше - их впускал в квартиру уже кто-то другой. После двенадцати дверь и вовсе осталась открытой. К ней поставили табуретку, в подъезде слышалось постоянное шарканье. Тен всё орал, чтобы закрыли дверь.

Наконец, в три часа, входная дверь захлопнулась.

Сестра Лисей - Зельн - встала ближе к желтому торшеру и впервые открыла рот:
- Спасибо за гостеприимство, Лисей.
Лисей кивнула.

Зельн и ее покойный муж(те вдвоем умерли в автокатастрофе) взяли Лисей под руки и повели в коридор.
- Тен! Тен!
Муж Лисей вскочил и попытался высвободить Лисей.

Здесь подступили другие мертвые и уже вместе стали толкать хозяев к выходу.

Кто-то подсобил и вновь открыл дверь нараспашку.
Шерд метался по коридору, бросался в лица мертвых, но его усилия были тщетны. Хозяев выперли из квартиры.

Затем Зельн открыла дверь на балкон и пригласила всех живых выходить через балкон.
Живые гости завопили от ужаса. Через десять минут они успокоились и выстроились в очередь. В основном, все плакали и приставным шагом двигались к двери балкона. Кто-то завел отвлекающую светскую беседу.
Зельн распахнула дверь балкона и отошла.

Свежий воздух поступил в помещение; кошки проснулись.

Они тут же набросились на ноги пришельцев, пока не отгрызли их. Без ног сущности оказались беспомощны и очень быстро выползли из квартиры.
Ноги мертвых надлежало полить оставшейся после праздника водкой и поджечь на главном блюде - плоской обширной тарелке.

Живые, как сообразили, помогали кошачьему прайду.
Они закончили ритуал, когда уже рассветало, и пригласили хозяев обратно в дом.
После этого в квартиру завели священника, который провел соответствующие процедуры.
И коты завершили дело.

Тен и Лисей психологически больше не могли находиться в этом пространстве: они переехали.

Квартиру Степлиты не могли сдавать, но продолжали держать там кошек. Тен каждый день заходил туда, чтобы насыпать корма и налить воды. Кошки часто болели, поэтому Тен и Лисей завели полезную связь с ветеринарной клиникой, чтобы врачи помогали им по дружбе. Каждый раз, как Степлиты возвращались в квартиру, они видели, как коты носятся, прыгают и карабкаются по стенам, потому что работа оказалась не закончена.

Война ещё идет.

И хозяева это поняли. Поэтому они добились, чтобы в государстве утвердили медали для кошек, и награждали всех, кто участвует в этой страшной борьбе.
Тен и Лисей основали отдельное кошачье кладбище рядом с домом, но через поколение оно так разрослось, что внукам пришлось решать и этот вопрос.
Внуки обговорили все с администрацией города. Там утвердили место рядом с лесопарковой зоной, которое теперь зовется Городским Кошачьим кладбищем.
И оно до сих пор увеличивается.

На хромированных воротах этого кладбища есть надпись "здесь покоятся солдаты-кошки, участвовавшие в Войне, начавшейся 14 октября 2002 года". Дата окончания войны не указана, но квартира 95 известна во всем городе.

Степлиты изымают котов из квартиры в возрасте четырнадцати лет и отправляют в санаторий, как ветеранов войны.

Кирпичный дом, где находится квартира 95, целиком пустует. Он заброшен, и его также заселили кошки.
Род Степлитов вкладывает все силы, чтобы положить этому конец.