Тридцать третий богатырь

Их было тридцать три, выходцев их моря. Все - сыновья бога моря. Все, как один, хотели на престол.

И только одному было пофигу - Этену.

Его отец и выбрал, потому что у него, младшего, не было привязки к факту наследия, и он был чист от избыточных потенциалов.

Братья не смогли простить это единоличное решение отцу. И брату, который безоговорочно согласился с отцовской волей, тоже. И решили они объединиться, чтобы погубить родных. В свою очередь, брат и отец объединились, чтобы вместе вывести всю тридцатку из моря и по одному убить на суше, раз они, заразы, не хотят мириться и оставаться в монархичном гладко выстроенном и структурированном царстве мирным путем.

Так царь и царевич привлекли внимание тридцатки к берегу и дали каждому по скакуну. Те клюнули на наживу и поскакали по пустыне, преследуя отца и брата. Братья догоняли родственников, но сила всех богатырей осталась в водной стихие. Царь и царевич скакали к другому краю острова, надеясь, что вдвоем доберутся до берега быстрее. Но тридцать два богатыря быстро разрушили их надежды, схватили и повалили наземь. Затем, поставили на колени. Они требовали отца, умоляли отменить решение.

Но единодержец сказал:

- Кто же тогда из вас станет царем?

И богатыри замолчали. Богатыри повернулись друг к другу и не рассмотрели и намека на единогласие.

- Решайте, - опуская брови и роняя на свое лицо тень, сказал отец.

Он втайне решил, что тот, кто решит и станет царем.

- Пусть Айдун будет, - сказал самый отстраненный от внутренней политики сын, Этен, не желающий быть царем.

- Нет, Айдун не будет. Он нерешительный, - царь заглянул в глаза Айдуну, и тот чуть не умер на месте от обиды. Но понял, что имел ввиду отец.

- Тогда, пусть будет Кемен.

- Нет, Кемен не будет, - повторил отец, он вконец ослаб вдали от воды.

- Воды! - сказал Дунай, один из нерешительных братьев. Вместе они двинулись к кромке воды, чтобы окунуть старика в воду. Совершив последний вздох, он повторил:

- Царем останется ваш младший брат, богатырь Этел.

Братья проводили отца в последний путь последним словом, оставив его тающее тело без влаги. Мстительные твари, они также не пустили назад Этела, оставив его мучиться на испепеляющем солнце.

Богатыри смотрели как Этел, не желающий быть царем по своей воле, но согласившийся на это, приходит в негодность. Сами же вернулись в родное царство и поделили его на уделы.

Ни один из них не принял толкового решения. Так наступил закат и крах земноводной цивилизации. Потому что рыбы не умеют говорить, ни физически, ни ментально. Потому что у них нет сил принимать решения, у них нет сил проявить волю.

Это вода. Она не может принять форму - ни форму богатырей, ни форму царств, ими объединенных.