Первый прыжок с парашютом. Мысли до, во время и после

18.01.2018

Я стоял в неудобной позе, выставив левую ногу вперед, и держался двумя руками за ремни парашюта на груди. От долгого ожидания ноги уже начинали затекать, а в открытой двери кукурузника виднелась спутниковая карта google. В голове судорожно мелькал длиннющий список всех моих действий, которые я должен был произвести после отделения от самолета. Действий, про которые я узнал только сегодня и, если честно, помнил их уже достаточно смутно.

«Считаю до трех, одновременно прижимаю подбородок к груди и принимаю позу эмбриона. Потом…»

Хлопок по плечу, означавший команду «Пошел!», был полностью неожиданным и откровенно более энергичным, чем я предполагал. Спутниковая карта, до этого ограниченная дверным проемом, мгновенно расширилась и заполнила собой буквальное все пространство вокруг.

«Ооо-аа-ыыы, почему кувырок вниз головой?!? Черт, считать же нужно! пятьсотодинпятсотдвапятсоттри! Запасной?!?» – мягкий рывок открывшегося парашюта прервал мои хаотичные мысленные метания. Быстрый взгляд вверх и беглый осмотр белого купола не показал видимых отклонений, и правая рука, уже судорожно сжимавшая кольцо запасного парашюта висевшего на груди, несколько расслабилась. А вокруг тишина!

Радостное ликование, сравнимое с эйфорией, буквально затопило меня. Хрен вам, мы еще побарахтаемся!

«Фууух! Бл@, я лечу!!!» – осмотревшись вокруг в поисках сотоварищей, и обнаружив оных достаточно далеко, я удовлетворенно вздохнул. Если бы товарищи обнаружились рядом, то нужно было бы кричать друг другу мудреные фразы про сближение и тянуть одновременно за правые или левые свободные концы. Учитывая то, что часом ранее наш «взвод»по команде «напра–во!» крутился во все стороны одновременно, шансы синхронизироваться со сближающимся товарищем стремились к нулю.

«Блин, где этот чертов флажок-указатель ветра? Походу я вообще лечу задом наперед!» – я потянул вниз красную стропу управления и начал медленно разворачиваться вокруг своей оси. Работает эта веревочная конструкция, черт возьми.

«Все, лечу по ветру, как учили. Блин, классно-то как! Только вот дома впереди мне что-то не нравятся… Как-то близко они. Что он там говорил про приземление на крышу дома? Вцепиться во что-нибудь крепкое и держаться изо всех сил, вроде так… Нахер!» – я потянул за оба свободных конца справа, чтобы сместиться правее, где была собственно площадка для приземления. Фиг! Не работает! Да еще и развернуло опять вдоль своей оси. <br><br>

Часом ранее…

– Первые номера, напра–во! – половина новоиспеченных парашютистов лихо повернулась направо, вторая половина, не менее лихо – налево.

И угораздило же меня попасть в это свежеобразованное армейское подразделение! Битых три часа длинный инструктор рассказывал устройство парашюта и все те действия, которые мы должны будем предпринять в самых разных ситуациях. Инструктор был невероятно высок и когда показывал позу эмбриона, которую необходимо принять при отделении от самолета, то складывался в несколько раз, как складной деревянный метр.

«Если вы приземлитесь на ЛЭП, то не нужно хвататься за два провода сразу – оставите без света ближайшую деревню. Оно вам надо?»

«Если вы приземляетесь на идущую внизу по дороге бабушку, то что нужно сделать в первую очередь? Правильно, кинуть в нее шлемом, чтобы привлечь внимание»

«Если вы приземляетесь в лес, то нужно опустить лицо вниз, руки крестом, венами внутрь»

Ну вот зачем это все, а? Откуда здесь деревья? До леса километр. Полетели прыгать, я уже насыщен адреналином доверху!

– Приготовился! Пошел! – я прыгнул вперед, и спустя секунду земля больно ударила по ногам. – Еще раз!

Уныло вздохнув, я опять полез на эту чертову тумбочку. Никак у меня не получалось приземлиться так, как требовал инструктор – сразу на две ноги, на всю ступню, фактически превратив их в одну конечность - амортизатор. И когда же закончится это издевательство?

Ну наконец-то! После трехчасового теоретического курса и двухчасового прыгания с тумбочки наш «взвод» отправился на выдачу парашютов. Примерка, подгонка, двойная или даже тройная проверка, а вдалеке механик уже крутит винт кукурузника, который буквально через несколько минут затащит нас на высоту 800 метров. Еще я оказался самым тяжелым и поэтому прыгаю первым. Никак только не пойму – хорошо это или плохо.

– Первые номера, напра–во! – новоиспеченные парашютисты, все как один, лихо повернулись направо и зашагали к самолету. За время прохождения предварительного инструктажа группа потеряла всего троих участников и времени для того, чтобы отказаться от этой бредовой затеи, оставалось совсем немного. В самолете уже все. Прыжок – дело хоть и добровольное, но после взлета все немного меняется. Хочешь – прыгай, не хочешь – вытолкнут.

А я еще думал в середине дня, что насыщен адреналином доверху. Ха!

Спустя двадцать минут…

Я потянул за оба свободных конца справа, чтобы сместиться правее, где была собственно площадка для приземления. Фиг! Не работает! Да еще и развернуло опять вдоль своей оси.

Опять развернувшись с помощью стропы управления в правильном направлении, я окончательно понял, что не хочу прилететь в дом и предпринял попытку экстренного торможения. Ну как попытку – потянул за задние концы, как учили. Мелькание кустов внизу особо не изменилось, на мой взгляд, а вот земля стала приближаться как-то очень быстро. Я же сажусь, блин! Какие еще дома? До них еще сто метров.

Группируюсь, сжимаю ноги вместе, готовлюсь к удару и надеюсь не попасть в кусты или березы. Бах! Все равно неожиданно и достаточно жестко. Падаю на бок и сразу тяну к себе нижние стропы – гашу купол. С ветром шутки плохи, это я уже знаю по опыту виндсерфинга. Есть совсем неиллюзорная вероятность поехать на пузе вперед, собирая открытым ртом полевые цветочки и сшибая лбом небольшие березки.

Стаскиваю стропы с окрестных небольших берез, сворачиваю купол, как учили, и начинаю плести из строп эту бесконечную косичку. Сдуло нас куда-то в те места, где аэродром уже закончился, а деревня и лес еще не начался. Но это все фигня! Рядом кто-то во всю глотку орет всякие матерные слова, не особо сдерживая эмоции. Из моей груди тоже рвется реальный восторг.

Знаете, вот именно то чувство, когда хочется кричать чего-то бессмысленное во все горло.

А потом наша команда взахлеб и наперебой делилась впечатлениями. Самое прикольное, что еще полчаса назад все были по-отдельности и особо друг с другом не общались. А после прыжка все сдружились в один момент.

Что-то пошло не так, и один человек из второй группы приземлился в рябину, один в березу, а еще один филигранно сел между стоящим самолетом и бетонным навесом. Красавчик, чего уж тут говорить, сорвал аплодисменты зрителей. Все без травм. Вот видео приземления:

Так что рассказы инструктора о приземлении в лес оказались очень кстати. Да и вообще, сейчас считаю, что только такой наполовину армейский подход способен за день вбить в голову совершенно разных людей основы знаний о прыжке с парашютом. Инструктор – молодец!

Хочу еще. Боюсь, правда. Боюсь, что затянет и все, пиши пропало.