Интервью с Брендоном Сандерсоном

Когда Брендон Сандерсон получал степень магистра в университете Бригама Янга, ему позвонил редактор издательства Тор, который хотел купить одну из его книг. В 2006 году был издан «Город богов». С тех пор Брендон продолжал расширять вселенную Космера, в которую входит невероятно популярный сериал «Рожденный туманом». В интервью мы поговорим о том, как Брендон умудряется удерживать в порядке столько серий, есть ли у него суперспособности и о многом другом.

Что вас вдохновило написать серию книг про супергероев, где все, обладающие сверхспособностями, становились злыми? Что заставляет вас думать о людях, которые могут своей силой разрушить мир, когда большинство людей думает о людях с суперспособностями как о хороших парнях?

Я сделал это именно потому что больше так никто не делал! Мне давно нравится супергеройский жанр и, как писатель, я чаще всего пытаюсь создать что-нибудь в духе историй, которые мне полюбились. В тоже время, что-то во мне протестует против «сделай то же самое опять». Это противостояние поклонника и писателя во мне – и в результате я обычно провожу время, размышляя о жанре истории, пытаясь найти свежий и оригинальный подход. Будто ешь пирог, который сам испек! Я думаю будто могу добавить что-то к жанру, дать людям новую историю, но в тоже время включить в нее вещи, которые мне в жанре нравятся, - вещи, которые делают его действительно интересным.

Я слышал, что вы планировщик, но все-таки написали «Стальное сердце», как садовник. Были ли какие-то неожиданные трудности ли преимущества в подходе садовника?

Я «садовничал» первые несколько глав, но быстро вернулся к планированию. Начало было разведкой, три или четыре главы. Такой подход не редок, даже для планировщика. Тем не менее, после этих глав я остановился и написал по-настоящему подробный план для книги (на самое деле, один из самых подробных моих планов).

Когда вы занимаетесь писательством без планирования, по моему опыту часто получается лучше создавать и находить персонажей. Вот почему я часто пишу таким образом несколько открывающих глав в книге, чтобы понять, что за люди будут в ней действовать. Как бы там ни было, в писательстве без плана (садовничестве) есть трудность – сюжет. Очень трудно сделать плотное повествование без плана (добавлю, многие люди, которые любят писать без плана, могут исправить эту проблему во время редактирования).

Когда вы создаете мир и продумываете сюжет, вы работаете с картами и солдатиками? Воссоздаете ли битвы с помощью моделей и т.п.?

Я не пользуюсь моделями для боевых сцен, хотя вопрос отличный. У меня яркое воображение и, обычно, мне не нужно расставлять что-то на карте для создания сцены. На самом деле я считаю, что было бы опасно так поступать, поскольку у меня появится желание описать всё происходящее в действии, вместо того, чтобы сосредоточиться на точке зрения героя – где мой фокус должен находиться.

Часто, единственное действие с картой, которое я делаю для миропостроения, это общая зарисовка континента или города, с помощью которой я в общих чертах прикидываю где и что. Но потом я пишу книгу, и позволяю случаться тому, что в ней должно случиться, – хорошее повествование всегда бьет картографию. Я всегда могу восстановить карту, чтобы она была точной, когда допишу книгу.

Исключением будут масштабные битвы, вроде происходивших в «Колесе времени», где приходилось пользоваться настоящей военной стратегией и тактикой. В тех случаях мне приходилось рисовать полную боевую карту.

Как часто вы перечитываете, если перечитываете, свои книги, чтобы их содержание оставалось свежим в памяти? Или вы просто полагаетесь на записи и этапы развития для своих книг?

По-разному. Если книга выходила давно, перечитываю или хотя бы просматриваю определенные главы. Еще зависит от того, насколько история крутится у меня в голове. «Архивы Буресвета» и «Реконеры» не покидают ее последние пять лет, и я достаточно хорошо их помню, чтобы работать, как мне нужно. Но когда я вернусь к «Рифматисту» (примечание переводчика: быстрей бы уже!), придется перечитать всю книгу.

Как выбираете, какой из серий заняться? На вас влияет творческий интерес, расписание, семья, поклонники? У вас столько замечательных, сложных историй и серия вроде «Рифматиста», «Архива Буресвета», «Колеса Времени» и других, которые выпускаются одновременно.

Здесь приходится соблюдать баланс. С одной стороны, писатель во мне хочет заниматься чем-то новым и толкает меня в этом направлении. С другой стороны, «завершатель» знает, какое огромное, огромное удовольствие и сила лежат в окончании книги. Он заставляет меня работать над существующими сериями и не позволяет двигаться в разные стороны одновременно.

Как правило, я занимаюсь одной вещью за раз. Но когда я ее заканчиваю, стараюсь работать над чем-то совершенно иным, что позволяет мне не перегореть. На меня очень влияют мое расписание, семья, поклонники – все они подают мне идеи. Все это требует очень осторожного жонглирования приоритетами, чтобы каждый получил заслуженное время.

Брендон, как на ваше творчество повлияла церковь Святых последних дней? Включены ли аспекты учения мормонов в ваши миры?

Меня очень интересуют религиозные концепции и идеи вокруг них, и я часто нахожу себя пишущим книги, которые касаются интересующих меня вещей. Я позволяю таким темам натурально прорастать из созданного мира и тех историй, которые я хочу рассказать. Точней, я вроде как позволяю персонажам решать какими будут темы книги. Я не подхожу к этому в стиле «Я собираюсь написать об этом», но миры, которые я создаю очень сильно выдают мои интересы.

Что такого в вере и божестве? Есть что-то уникальное в человеческих существах, что-то очень для меня интересное, и мне кажется, эта область в фэнтези, которую можно использовать так, как никогда раньше. Меня всегда тянуло к вещам, которые, как мне казалось, никто не раскрывал как следует. Это интересно и восхитительно.

Вы закончили «Колесо Времени» за Робертом Джорданом. Кого бы выбрали закончить ваши книги, если бы что-нибудь с вами случилось?

Ох! Давайте надеяться, что этого не произойдет. Но, занимаясь работой над «Колесом Времени», я думал об этом. Сейчас мне кажется, что я выбрал бы либо Брента Уикса, у которого очень похожий стиль, или Брайана Макселлана, моего бывшего ученика, который сейчас отличный писатель. Я никого из них об этом не просил, просто досужие размышления.

Есть ли у вас какие-нибудь советы для новых фантастических писателей, чтобы облегчить им путь к публикации?

У меня множество советов, но большинство из них я не могу озвучить здесь. Есть несколько ресурсов, где я подробно их излагаю. Первым будет Writing Excuses, мой подкаст. Советую начинать его слушать с января 2015 года – он очень полезный. Еще более подробную информацию я публикую на Ютубе в видео моих лекций. Это классы в УБЯ, и там подробно разбирается публикация.

Здесь я скажу вот что: много практикуйтесь. Пишите такие книги, которые вы бы хотели видеть написанными. Заводите полезные привычки и учитесь быть писателем задолго до публикации. Работайте, учитесь думать как писатель, и относитесь ко времени, когда пишите, как к рабочему. Когда же наконец вас опубликуют, ваша реакция будет больше похожа на «Ну наконец это случилось», чем на «Ух ты. И что мне теперь делать?»

Если вы бы получили силу – немного, чтобы она не сделала вас злым – какую бы вы хотели?

Я бы с удовольствием летал. Это не «правильное» решение, которое, наверное, было бы каким-нибудь видом исцеляющей силы, что сделать себя и близких здоровей.

Но… полет!

Мой канал в телеграмм