Советская медицина: взять, и отрезать

То, что творилось в советских тюрьмах и лагерях вплоть до 60-х годов, наглядно описал еще Солженицын. Были целые эпохи, во время которых осужденный по более или менее "антисоветской" статье подвергался нечеловеческим пыткам и условиям содержания.

Это было известно, безусловно, и высшему руководству страны, и самим карающим органам. Более того, часть инструкций по обращению с заключенными, которые имели отношение к противостоянию с советской системой, напрямую рекомендовала их "ломать", и унижать человеческое достоинство.

Зеки 70-х и 80-х уже могли немного "расслабиться", так как более-менее маститые воры вышли на саму Галину Брежневу, и их влияние на укрепление уголовной среды той поры сложно переоценить. Галину Леонидовну подкупали ворованными бриллиантами, за которыми нередко оставались реки крови. Полупьяная и похотливая дочь вождя умело "разруливала" многие проблемы урок, порой отводя настоящих головорезов от "вышки". Но в тюрьмах и лагерях оставались верные идеям СССР товарищи, и они умело расправлялись с зеками старой закалки. В ход шли жесточайшие карательные меры, такие, как например, ложные диагнозы и истории болезней. Самым удобным способом расправиться с урками высшего уровня был туберкулез легких.

"Тубик" - бич лагерей

Это короткое сленговое обозначение заболевания было почти приговором. Серьезная стадия туберкулеза легких, кавернозная, говорила о скором "кресте", как называли медчасть при зонах и тюрьмах. Советское правительство заботилось о здоровье зеков особым образом, что следовало из тайных инструкций врачам ГУИН - тогдашнего аналога ФСИН. Если при очередном обследовании у зека из "отрицалова" обнаруживалась каверна, то его непременно направляли в хирургию. Чтобы сразу удалить целое легкое.

Характерный подреберный шов после удаления легкого у больного туберкулезом
Характерный подреберный шов после удаления легкого у больного туберкулезом

Во-первых, это было дешевле и легче, чем заниматься его лечением оставшийся срок, а во-вторых, подобная операция неизбежно ломала и калечила личность. Человек с одним легким был уже полностью зависим от администрации лагеря или тюрьмы, так как нуждался в особом режиме содержания. Как правило, таких все равно переправляли в колонии специализированного типа, так называемые "тубзоны".

Но обычно операция проводилась не так радикально. Достаточно было удалить одну из долей легкого, чтобы зек понимал - теперь не стоит сильно спорить с "хозяином", ибо в его власти помещение в карцер - а оттуда туберкулезник уже вполне мог выйти, что называется, вперед ногами. Достаточно было 2-3 часов леденящего холода, чтобы оставшееся легкое тоже дало смертельный сбой...

Каверзная каверна

Торакальная хирургия спасла от преждевременной смерти сотни, если не тысячи зеков. Нельзя говорить о том, что эти методы лечения были исключительно варварскими - просто на то время в ГУИН СССР было всего 2 способа спасти зека от туберкулеза - либо торакальная хирургия, либо - Тубазид. Этот препарат был уже своего рода "паллиативным", его назначали при совсем уж неоперабельных случаях - чтобы человек дотянул до самого последнего вдоха. Тубазид растворял кости и дырявил ЖКТ, но эффективно сдерживал распад легких на крайней стадии заболевания.

Каверна - это почти сквозная дыра в легком, вид на рентгеновском снимке
Каверна - это почти сквозная дыра в легком, вид на рентгеновском снимке

Но пока шла активная фаза формирования каверн, фактических дыр в легких, зек был обречен. Он мог рассчиывать исключительно на 2 варианта медицинской "помощи" - удаление легкого, или тубазид. Других методов лечения для граждан СССР, содержавшихся под стражей, не существовало.

Убедительная просьба - нажмите на значок с пальцем вверх, и подпишитесь на канал, чтобы всегда получать интересные материалы о жизни в СССР