Письма

Фашисты стояли совсем рядом, буквально в двух метрах.

Стук сердца, был поначалу таким сильным, что перекрывал немецкую речь. Справившись с этим волнением Яков вдруг четко осознал одно: если он сейчас застанет их врасплох, то ему легче будет отбиться. У него появиться шанс выжить, потому что отстреливаться потом от семерых солдат уже гораздо сложнее.

Он выждал момент когда никто не смотрел в сторону кустов, где он скрывался и первой очередью уложил или ранил пятерых. Оставшиеся двое схватились за автоматы, пытаясь осознать откуда идет стрельба. Понять откуда ведет свой обстрел он им не дал, вышел из кустов, что бы они уже надоедливо не цеплялись за одежду, и сделал еще две очереди. Все эти семеро, теперь не встанут- подумал он...

Услышал стон, ах значит есть раненый. Подошел поближе к раздававшимся стонам, лежит молодой парень, ранен в руку и по всему видно в ногу.

Наверное надо добить- пронеслась мысль в голове слабой ниточкой, потому что любой нормальный человек не может испытывать одну эмоцию дольше 10-15 минут.

В следующую секунду эмоции жалости накрыли его с головой, и он отошел подальше. К нему на подмогу бежали два красноармейца. За этот подвиг ему дали орден.

Как наверное сложно жить с осознанием того что- пришлось убить человека. Да, конечно все не просто- защищал Родину. Но Якову с его "тонкой кожей" было очень тяжело. Он даже перестал писать письма домой и думал что скорее всего он где нибудь погибнет.

Его старший брат Федор, старался знать обо всех своих братьях и очень переживал не получая вестей от кого либо.

И вот удача, Федор встретил Якова в одном из командных пунктов. Оказалось Якова отправили посыльным именно в тот пункт, куда так же посыльным от своей роты был отправлен Федор. Радости не было предела, они проговорили несколько часов, пока

Вернулся с фронта только Яков. Федор, это мой дедушка по отцовской линии, он писал письма домой и все думал, что вернется. Но судьба распорядилась иначе.

Раны в душах и сердцах наших дедов и прадедов, все еще отголоском отдаются в нас.

Читая письма дедушки, их всего то два, я не могу сдержать слез.