СПОСОБЫ МЫСЛИ, ПУТИ ГОВОРЕНИЯ. 27 АПРЕЛЯ.

1. Типология "болезней языка" Ильи Селезнева (Актуальность концепции "болезни языка" О.Розенштока-Хюсси в исследованиях современного общества) напомнила кандидатскую диссертацию и первую книгу Феди Василюка "Психология переживания"- поворотную, на мой взгляд, точку в развитии мировой теоретической и практической психологии. Точно так же стерильные клетки типологический ячеек сопровождались яркими, сочными примерами из жизни и из художественной литературы. И точно так же сухой рассудочный текст наполнялся буйством полнокровной жизни. И жизнь, в нем присутствующая - это не просто иллюстрация, пусть даже и очень талантливая: это - новое качество и новая природа текста!

2. Индикатором высочайшей продуктивности дискуссии по докладу Евгении Шестовой (Работа понятий в языке феноменологии) стал, на мой взгляд, родившийся в пылу полемики персонаж "Философский зобми второго порядка", также "Тест Тьюринга-Финка" (автор изобретений - Иван Курилович). Что же касается самого доклада - вспомню, что секция называлась "Языки философии и их переводимость", - и попытаюсь сделать свой собственный его перевод.

Как утварь, сделавшись ничья,
Погребена под слоем пыли,
Так суть и чудо бытия
Упрятаны в словесном иле.

Глаза и  уши забивают,
Слепят и душат словеса.
Но,  словом слово попирая,
Звучат поэтов голоса.

Тогда, под лязг и скрежет лиры,
Бесспорность истины простой
Зияет на разломах мира,
Ошеломляя красотой.

Стихи написаны восемь лет назад. Тогда Евгения, возможно, еще и не задумывалась о философии. Но первод есть перевод, и не важно в какое время он сделан. А вот хорош ли он, точен ли - это можно выяснить только обратным переводом.

3. Доклады Елены Дрожецкой (Проблема интерпретации терминологии Э.Гуссерля в проекте "феноменологической психологии воображения" Ж.-П. Сартра) и Виктора Молчанова (Позиции и языки философии) понял лишь фрагментарно, а доклад Ольги Иващук (Рефлексивный и спекулятивный подходы к переводу трудных текстов) не понял практически весь. И тем не менее, они произвели на меня не меньшее впечатление, чем понятые доклады. Бывает же такое! Впрочем, то же самое могу сказать и о докладах следующего дня, сделанных Александром Гусевым (Репрезентационализм и прозрачность опыта), Виталием Суховым (Репрезентация и интенциональность), а также о докладе Сергея Жданова на последнем дне (Доксатический компатибилизм и вероятностные основания).

4. По моим наблюдениям, всех слышанных мною докладчиков, в зависимости от темпа речи (а иногда он был фантастически высоким) можно разделить на рассказчиков и скороговорщиков. По другому основанию, в зависимости от "литературности" устной речи - на ораторов и косноязычников. При перемножении получаем типологическую матрицу 2Х2 ячейки. И это открывает перспективу для конкретно-психологического исследования, которое, - если появятся энтузиасты, - можно провести на конференции 2019. Один из вариантов исследования - выяснить, какие из факторов и как влияют на положение докладчика относительно двух предложенных координатных осей. Перечень возможных факторов может быть, например, таким: содержание доклада, отношение докладчика к содержанию (степень освоенности и т.п.), отношение докладчика к аудитории, константные индивидуально-типологические характеристики докладчика, опыт публичных выступлений, соотношение предполагаемого объема доклада и регламента выступления, сложившаяся во время доклада ad hoc ситуация и т.п..

Иллюстрация Александра Сплошнова

#Философия, #Философия языка, #ВШЭ