XXI ВЕК НА ПОХОРОНАХ ИНТЕЛЛЕКТА

<100 full reads
Художник А.Сплошнов
Художник А.Сплошнов

Посвящаю Антонине Ростовской

ВУКА: ПЕРВЫЕ ПРИКОСНОВЕНИЯ

Лет пять назад футурологи начали выдавать в эфир страшилки: "непредсказуемость", «сингулярность», «VUCA». Поначалу в эти пророчества хаоса верили немногие. Но сегодня, пережив опыт пандемии, когда привычный образ жизни стал ломаться и многие потеряли работу или боятся ее потерять, что такое VUCA - нам довелось испытать на себе. А что сегодня говорят провидцы? Что нынешняя турбулентность - лишь рябь на поверхности. Реальная буря – впереди, где нас ждет непрерывна цепь экономических, геополитических, климатических и техногенных катастроф. Лично я такой сценарий считаю достаточно правдоподобным.

Представители социогуманитарных наук все больше склоняются к признанию невероятной сложности современного мира. И указывают на бессилие классических научных подходов справиться с этой сложностью. Как же справляемся со сложностью мы, живущие в этом сверхсложном мире? Спасает регулярность, повторяемость обстоятельств и событий. Как ни заметны все быстрее идущие изменения, каркас и фундамент окружающего нас мира все еще не поколеблен. Проснувшись утром, мы точно знаем, что погода за окном более-менее соответствует времени года. Что в магазине можно будет купить хлеб, к остановке подъедет автобус, в любой момент можно будет выйти в интернет, а если что – по вызову приедет скорая помощь.

ЭТОТ ПРОСТОЙ СЛОЖНЫЙ МИР

До тех пор, пока свойством сверхсложного мира является относительная регулярность и повторяемость, мы можем жить и без понимания того, какая сложность лежит в основе этой регулярности. Мы живем в окружении дружелюбных интерфейсов, которые вместо сложного мира показывают нам предельно упрощенные картинки. И что самое удивительное, - это еще Маркс открыл, - упрощенные картинки позволяют нам ориентироваться, строить свою жизнь и реально достигать своих целей (пример из статьи Владимира Серкина: мифе о глотающем Солнце крокодиле)

В общественно-политической сфере слишком уж упрощенные интерфейсы одно время называли популизмом. Но сегодня становится все более очевидным: популизм в современной политике неизбежен и без него не может существовать сама политика. В медиапространстве господствует крикливая «желтизна», пестрящая калейдоскопом ярких фактов и никогда не посягающая на связи между фактами. На смену культуре и искусству приходит индустрия легких развлечений. В проектировании технических и бытовых устройств балом правит пресловутый UX. Мы разучились читать сложные тексты и потихоньку разучиваемся слушать сложную музыку. Ориентация на сложный внутренний мир человека сменяется простыми скриптами политического и коммерческого влияния.

НА ПОРОГЕ ХАОСА

Последние несколько десятилетий разрыв между нарастающей сложностью мира и нарастающей простотой его видимого фасада быстро углубляется. Может ли это продолжаться бесконечно? Или когда-то произойдет сбой в работе простых интерфейсов, и они перестанут быть надежными ориентирами?

Народная мудрость гласит: надеясь на лучшее – готовься к худшему. Вполне вероятно, что уже нынешнее поколение окажется перед лицом ничем не прикрытой сложности как она есть. И мы должны будем научиться выживать и жить внутри этой сложности. Жить внутри взбесившегося мира, переставшего быть регулярным и предсказуемым. Задача неподъемная для homo sapiens, чьи разум, мысль, интеллект – слишком слабы для того, чтобы приручить и освоить сложность. В мире, постоянно не похожем на самого себя, перестает работать фундаментальный логический закон - закон тождества. В среде уникальных явлений и быстрой смены декораций - дают осечку привычные методы обобщения, разложения целого на части и объединения частей, классификации и типологии, поиска инвариантов и причинных цепочек. Возможно, уже завтра в каждодневной жизни нам придется столкнуться с тем, с чем сегодня столкнулась на своих передовых рубежах наука: с немыслимой сложностью.

ИСТОРИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РАЗУМА

Посмотрим на происходящее в исторической перспективе. Около 10 тысяч лет назад, в результате неолитической революции, человечество укоренилось в оседлости и начало создавать то, что сегодня мы называем цивилизацией. Совершенствовались орудия господства над природой, более эффективными становилась организация жизни людей. Возникали княжества, государства, религии, развивалась техника, а затем и наука. Благодаря созданной поколениями людей «второй природе» человеческий мир становился все более приспособленным к жизни, упорядоченным и предсказуемым. Начиная с неолита, вместе с ростом упорядоченности и регулярности среды обитания - развивались и становились все более богатыми речь и язык. Человеческий язык устроен так, что впитывает и отражает в своем устройстве устройство мира, в котором живут люди. Через освоение языка поколениям передаются представления о мире и способы мышления о мире. За фасадом речи стоят интеллектуальные операции: умение мысленно расчленять и объединять, обобщать и детализировать, различать причины и следствия. Подобно эстафете, язык предает новым поколениям достигнутый уровень познания. И одновременно - становится упором для того, чтобы сделать следующий шаг в познании и овладении миром. На основе обычного естественного языка возникают специализированные языки, развиваются такие тонкие инструменты познания и влияния как литература, поэзия, наука.

МИР НЕ СПРАВЛЯЕТСЯ С СОБОЙ

Однако, на рубеже третьего тысячелетия со всей очевидностью проявилось следующее. Подчинив своему разуму силы природы, человечество не смогло подчинить разуму самое себя и свою «вторую природу» - всю мощь созданной им техники и социальных институтов. С каждым днем становится все больше свидетельств тому, что люди безвозвратно упустили нить управления экономикой, политикой, общественной жизнью, развитием техники и культуры. Неконтролируемые миграционные потоки. Непрекращающиеся информационные войны государств и корпораций. Нарастающая дестабилизация в большинстве развитых стран. Одна из примет 21 века – ускоряющаяся трансформация государства, бизнеса, общества. Последние десять лет трансформация идет под знаком цифры и мало кто вспоминает гремевшие недавно пророчества NBIC-технологий. Сегодня балом правит цифра, завтра ее место может занять что-нибудь другое. Но механизм современной технологической революции остается тем же. Посмотрим внимательнее, как работают его шестеренки.

НАПЕРЕГОНКИ С ПРОГРЕССОМ

Технологии меняют условия жизни - и нам постоянно приходиться подстраиваться под новые условия. Покупать новые гаджеты. Осваивать новые сервисы. Всю жизнь переучиваться. И пытаться развить в себе soft skills, которые все продают, но которым мало кто реально обучает. Отовсюду призыв: не хочешь остаться на обочине – спеши! Узнать, освоить, научиться! Задыхаясь и спотыкаясь, человечество изо все сил пытается угнаться за прогрессом, который само же себе устроило. И вот в чем парадокс: взвинчивание темпа изменений вызвано как раз стремлением упростить жизнь и сделать ее более комфортной. Новый уровень удобства и комфорта, точечно возникающий в быту, в индустрии развлечений и на отдельных рабочих местах, приводит почему-то к довольно некомфортным последствиям за пределами островков комфорта. Через цепочку причин искусственный интеллект порождает безработицу, онлайн-бизнес приводит к рыночному монополизму, а компьютерные игры – к деградации психических функций. Не говоря уже о том, что недружелюбным становится сам темп смены одних дружелюбных интерфейсов другими, еще более дружелюбными. Совершенствование UX как в буквальном, в так и в широком социальном и культурном смысле, приводит к тому, что среда нашего обитания становится все менее человекоразмерной.

ЗАКАТ ПОТРЕБИТЕЛЬСКОГО КАПИТАЛИЗМА

Причина происходящего лежит в природе современного капитализма и в порождаемых им базовых стимулах деятельности людей. Захватив планету и уткнувшись в пределы географической экспансии, капитализм трансформируется в потребительский капитализм. Когда нет возможности выходить на новые рынки и новых потребителей – остается одно: сделать новых потребителей из старых потребителей. Внедрить в их тела и души новые потребности. На наших глазах потребительский капитализм создает потребности из воздуха, а затем зарабатывает на них. Возьмем ту же цифровизацию. Для аудитории конечных потребителей эксплуатируется тема удобства, скорости и комфорта он-лайн сервисов. Для бизнеса – тема эффективности. Ну, а у тех, кто крутит маховик и запускает новые потребности - потребность стара как мир: прибыль, прибыль и еще раз прибыль. Фантастические деньги венчурных инвесторов вкладываются в разработку новых средств удобства и комфорта, но не меньшие деньги – в рекламу, в раскручивание хайпа, в создание ненасытной потребности в новом удобстве и комфорте. Оглядеться по сторонам и заглянуть в будущее лидерам капитализма недосуг: прибыль надо быстрее зарабатывать, конкурентов опережать. Здесь, сейчас, немедленно! А дальше хоть трава не расти. На основе новейших разработок в области искусственного интеллекта стали появляться проекты, окупаемые в полтора-два месяц – и это при том, что последствия от распространения новшеств могут отыгрывать десятилетиями. Гонка за техническим прогрессом и шквал новых технологий трансформируют повседневную жизнь, но за последствия никто не отвечает. Общество живет стихийно, неуправляемо, в условиях нарастающего внутреннего хаоса. Все более убедительно звучат теории о том, что капитализм доживает последние десятилетия если не годы. Однако, внятных программ переформатирования общества никто не озвучил.

HOMO – ОН НЕ ТОЛЬКО SAPIENS!

Для современной философии становится все более очевидно: за последние 2-3 столетия разум, интеллект научные методы познания - были вознесены на незаконно высокий пьедестал. Сегодня рациональность уже не может служить господствующей формой овладения реальностью, а интеллект - главным мерилом развития человека. Все хуже справляются с турбулентностью не только доставшиеся по традиции рецепты, но и аналитические способности, дедуктивное мышление и прочие дары разума. На что же опереться?

Многие из своих умений мы растеряли со времен неолита и даже со времен язычества. Но кое-что все же сохранили. И знаем немало других, не основанных на интеллекте, но не менее полезных для жизни способностей. Вот маленький человек учится ходить, затем ездить на велосипеде, играть в мяч или балансировать на канате. Фантастические по своей сложности действия в физической среде, фантастическая координация всех частей и звеньев тела, фантастически точное следование рельефу предметной обстановки. И при этом – интеллект в том виде, в каком мы его знаем – ни разу не задействован. Ученые сломали голову в попытках понять, за счет каких способностей дети осваивают свой первый родной язык. Но ведь осваивают же. Никто не может объяснить, как мать чувствует на расстоянии, что беда с ребенком. Но ведь чувствует же. Предмет жарких научных споров - феномен творческого вдохновения. Но оспаривают его существование лишь те, кто сам не имел опыта таких состояний. Опять же, опыт участников боевых действий и бойцов спецподразделений. Способности, необходимые для выживания в ситуациях, когда нельзя узнать, но можно почувствовать. Внерациональна интуиция. Внерационально озарение. Внерациональны неотчуждаемые формы знания. Внерациональны возникающие практики работы с небытием и хаосом. Внерационально ассоциативное и образное мышление архитекторов, художников, танцоров. Но они не умеют рассказывать об этом: для этого нет подходящего языка.

ВЕЛИКИЕ ЗАДАЧИ РОЖДАЮТ ВЕЛИКИЕ СИЛЫ

В общем, все эти там-сям разбросанные блестки иных талантов - вселяют надежду: если что – нам будет чем ответить на сюрпризы 21 века 😊.