100 дней после указа

Прошли первые сто дней нового президента РАН г-на Сергеева на своем посту. На пресс-конференции и в интервью он охарактеризовал стартовый период своей работы. В чем (как он считает) основные проблемы академического сектора науки и как их решать? Каковы перспективы участия РАН в реализации Стратегии научно-технологического развития?
Проанализируем степень (не)адекватности идей и покажем, что будет в действительности.

Для большей убедительности будем привлекать также слова г-на Котюкова, высказанные на его собственной пресс-конференции. Анализу двух параллельных актов общения с журналистами был посвящен наш отдельный материал.

1. Отношения ФАНО-РАН. Г-н Сергеев сообщает, что отношения выстраиваются конструктивные, есть взаимопонимание. По его мнению, от охранительного принципа "двух ключей" и жесткого разграничения полномочий обе организации переходят к сотрудничеству. Так и до симбиоза договориться недолго. Собственный зам Сергеева г-н Балега на пресс-конференции г-на Котюкова был более тверд и говорил о более серьезных расхождениях, которые вроде бы удалось преодолеть. Сам Котюков тоже высказывался в позитивном ключе, хотя, стоит отметить, ни словом не говорил об изменении формата взаимодействия. При этом ФАНО явно неодобрительно смотрит на возможное повышение статуса РАН. Г-н Котюков - человек не мягкий, не белый и пушистый, но за всю пресс-конференцию что-то наподобие злобы и стали в его голосе прозвучало фактически только один раз. При ответе на вопрос о перспективах соучредительства институтов со стороны РАН - "Эта идея не соответствует правовым нормам". То есть, получается следующий небольшой парадокс: хотя отношения между ФАНО и РАН улучшились, но Агентство видит в этом повышение эффективности существующей адекватной (=нормальной) схемы взаимодействий, а вот для РАН - это знак того, что схема якобы трансформируется (из ненормальной в нормальную).

2. Деньги есть. Г-н Сергеев в интервью высказал мысль, за которую его коллеги-академики могут и распять. Он сказал: "Деньги, в принципе, есть". То есть не удастся теперь академикам-критиканам продолжать проводить мысль о катастрофическом недофинансировании. Хотя, в словах Сергеева есть пара нюансов. Первый - действительно, деньги есть, но вот на обновление материально-технической базы их пока не хватает (тут даже ФАНО не возражает). Второй -региональный...

3. Зажравшиеся москвичи. Который раз г-н Сергеев сотоварищи проводят мысль, что де майские указы Президента - вещь хоть и нужная, но несправедливая. 200% в среднем по региону, к которым должна прийти средняя зарплата научных сотрудников - это де перекос в сторону центра. В Москве средняя зарплата очень высокая, потому все деньги вкачиваются туда. А раз процент берется от региона, то получается, что за одну и ту же работу в одном месте платят определенно меньше (временами - в разы меньше), чем за точно такой же труд в Москве. Г-н Сергеев апеллировал к тому, что даже научное сообщество (ну почитай все ученые как один) говорят, что это несправедливо и надо систему менять, иначе получается, что лидерам в регионах денег не положено, а середнячкам и отстающим в центре - сколько не дай, все мало. Нет, конечно, определенный резон в словах Сергеева есть - надо давать по заслугам, а не по уравниловке. Другое дело, что средняя зарплата по региону худо бедно показывает и его уровень, и его инвестиционный потенциал, и наукоемкость, и даже стоимость жизни. Все отнять у Москвы / Питера и передать на Дальний Восток - не лучший способ поднять уровень жизни ученых. Тогда мы получим обратную проблему - в богатых регионах исследователи снова начнут нищать (но не уедут, потому что все равно основные исследовательские мощности сосредоточены в Москве-Питере), а в провинции ученые начнут просто-таки жиреть. И не надо попадать под обаяние фраз типа "выделять будем по уровню заслуг". Оценку эффективности-то толком Агентству провести не дают, а если уж все завяжут на деньги... Тут большая правота на стороне г-на Котюкова: "Чуть более низкие зарплаты - это скорее конкурентное преимущество, возможность маневра". Да и сомневаемся мы, что ученые из Москвы-Питера так уж хотят поделиться с провинцией своими заработками.

4. Стратегия научно-технологического развития и система управления. Мы недавно высказывали опасения, что План реализации Стратегии НТР в РАН не читали или не поняли. Теперь мы склонны думать, что они его читали, но не до конца (что, конечно, академиков тоже не красит), а прочитанное поняли, но тоже не совсем. Г-н Сергеев адекватно воспринял идеи комплексных научно-технических программ и проектов, грамотно определили переход от фундаменталки к прикладной науке. А потом поставил главный вопрос: "Кто будет следить за реализацией этих проектов и программ?". И сам ответил: "Должен быть некий орган, обладающий надведомственным статусом". Не нужно быть экстрасенсом, чтобы понять - Сергеев намекает на штаб, которым должна стать РАН, ну или - некий координационный совет, который Академия должна возглавить.

Есть только нескольких серьезных "НО" на пути к светлому штабному будущему, которое столь желанно г-ну Сергееву. Первое обстоятельство - ни штаба, ни координационного совета Планом реализации Стратегии НТР не предусмотрено. Так что можно возглавлять любые воображаемые структуры, но что-то нам подсказывает, что Путин не имел в виду буквальный "штаб", а скорее некие экспертно-совещательные функции. Второе - в принципе, ключевые решения должны приниматься советами по приоритетным направлениям, которых должно быть, судя по всему, 8 - из них 7 по приоритетным направлениям и 1 по фундаментальной науке. Поучаствовать в совете по фундаментальной науке РАН, конечно, может, но это штаб весьма узкоспециализированный, а учитывая практикоориетированность Стратегии - не столь и важный: со всеми реализумыми на практике проектами нужно будет "идти на поклон" в другие Советы. Третье - штаб как-таковой не слишком нужен еще и потому, что будет внедряться модель "квалифицированного заказчика" - ФОИВы, общество и бизнес сами должны сообщить, что им действительно нужно, а уж Советы "соберут" это в полный инновационный цикл. Четвертое - если и есть некий "штаб" в Плане - то это "проектно-аналитический офис", который собственно и должен координировать план реализации мероприятий и сопровождать комплексные проекты. Думается, что для работы в таком качестве у РАН "проектно-аналитическая кишка тонка". Разве что выступить в качестве института экспертизы, но опять же - что-то нам подсказывает, что даже экспертиза будет проводиться более привычным способом: через поиск индивидуальных экспертов, а не посредством отправки проектов в РАН с полным отсутствием гарантий сроков и качества оценки. На роль проектно-аналитического центра скорее всего кто-то уже намечен, но в любом случае, каждый из потенциальных кандидатов скорее всего более компетентен в данных форматах работы чем РАН. Пятое - не до конца ясно, как в реальности будет реализовываться проектный подход в Правительстве, но есть ощущение, что для координации всей деятельности по приоритетным проектам (а к ним припишут, как мы полагаем, Стратегию НТР со своим Планом и всеми мероприятиями) все равно будет возложена на некий проектный комитет федерального проектного офиса. Только там, на самом деле, можно контролировать крупные меж- и трансведомственные проекты с множественными источниками финансирования, в первую очередь - бюджетного. Так что надведомственный штаб уже определен - это федеральный проектный офис. Не сам по себе, конечно, но в лице одного из своих структурных подразделений (как вариант - в лице проектного комитета на базе проектного офиса одного из ФОИВов или какой-то другой структуры, благо нормативная база позволяет тут определенную свободу выбора форматов). А уж создано это все (в более практическом выражении) будет точно не на базе РАН. Тут кандидат всего один - Минобрнауки.

Что в итоге? В голове г-на Сергеева есть сплав адекватных и неадекватных точек зрения. Кое с чем президент РАН разобрался, но по ключевым вопросам его видение страдает оторванностью от реальности. Это-то и станет в итоге фактором дальнейшей деградации РАН и уменьшения его влияния - вопросы реального управления и направления науки уже давно перешли в ведение иных структур. "Штабное" мышление лишь усугубляет разрыв с реальность. Догнать и возглавить данные процессы у РАН уже не получится.