Чекисты и академисты

РАН в своих вербальных взаимодействиях с ФСБ за минувшие пару лет прошли несколько стадий. Три сюжета показывают, как турбулентно мнение академиков и насколько сейчас проблематично для Академии выработать единую более-менее адекватную позицию по вопросам, имеющим отношение к реальной политике. Не сформулировать и не высказать ее - значит подписаться под собственным экспертно-методическим бессилием, значит похоронить все надежды на то, чтобы стать штабом научно-технологического развития.

Стадия 1. Принятие. Академия наук времен г-на Фортова отличалась удивительным умением набирать в свои ряды очень разных людей. А сам бывший Президент РАН был то ли слишком самоуверен, то ли слишком слабоволен, то ли просто банально жаден (не только до денег, но и до связей, конечно) - в итоге, пропустив мимо ушей рекомендации Президента Путина, принял в ряды академиков ряд крупных чиновников. В их числе, конечно, были и представители "органов". Громкий разнос Фортова предопределил, как считают многие, его судьбу, а также привел к тем самым позорным первым недовыборам Президента академии. Путин вроде бы поувольнял всех задействованных, но конечно, "крупные ученые-чиновники" со своих мест слетели не все, да и для многих скорее это была определенная рокировочка. Как только тема ушла из информповестки, думается, часть из них вернулась если не к своим местам, то, как это теперь модно разделять, "равноценным или равнозначным".

Из уст многих в Академии (в частности, кандидатов на пост Президента на повторных выборах) звучали и звучат фразы о том, что уж кто-кто, а академики - это государственники до мозга костей. Смысл их научного существования - помогать государству. Хотя, делать это они стали весьма странным образом.

Стадия 2. Апелляция. В головах у академиков, конечно, же осталось советское мышление. То самое, в котором бравые чекисты ловят недобитую контру. Причем, эту контру академики стали видеть даже в органах государственной власти. Одним из вредителей был определен Минобрнауки за свой вариант программы фундаментальных исследований. Отличилось отделение математических наук устами академика Кашина

Я внимательно все читал, и у меня появилось желание написать письмо Бортникову в ФСБ чтобы проверить вообще — это не вредительство ли?

Вредительством г-н Кашин назвал целевые индикаторы и показатели проекта программы фундаментальных исследований. Завершил свое пафосное выступление он призывом вообще устранить Минобрнауки из управления наукой. Мысль сама по себе вполне похожая на вредительство, а если копать глубже, чуть ли не на подрыв государственного строя. Раз уж призывы к федерализации могут стать экстремизмом, то что говорить о требовании "взять и поделить" функции федеральных органов исполнительной власти.

Государственники-академики, видимо, решили, что царь-то у нас хороший, и органы безопасности хорошие, а вот отдельные бояре - плохие. Хотя, как выяснилось далее, хороший у нас только царь.

Стадия 3. Критика. Оказывается, что у ФСБ есть свой взгляд на собственную историю и место органов госбезопасности в развитии СССР и России. Кто бы мог подумать, что право на собственное мнения имеет не только Академия. Однако, господам-академикам и член-корреспондентами интерпретация истории "по Бортникову" не понравилось, о чем они письменно доложили стране и миру. Не оцениваем историческую адекватность интервью главы ФСБ - она спорна. С другой стороны, не менее спорна своевременность и полезность выступления академиков. В то время, когда реально будут определяться функции (а стало быть - деньги) в новом управленческом цикле (с выборами, госпрограммой НТР и прочим) Академия может оказаться в крайне невыгодном положении. Консервативно-патриотическому консенсусу в череду годовщин (революция - начало Гражданской войны - интервенция) за 3,5 месяца до выборов подобные выступления противопоказаны.

А что в итоге? Академия наук и органы госбезопасности всегда были тесно переплетены. И кураторы свои у институтов были, и конфликты были, и директора институтов согласовывались с Лубянкой. Что греха таить, многие в АН СССР и далее в РАН были на довольствии у КГБ / ФСБ. Другое дело, что такая турбулентность в позициях не сыграет академикам хорошую службу. Государственники-академики - для власти это хорошо, академики-критики отдельные сторон госполитики - может быть, тоже неплохо (будет аргумент в играх за руководящие должности), а вот академики, которые покушаются на один из столпов режима - думается, вещь весьма вредная, а то и ненужная. Любая из трех позиций была бы понятна, но вот это метание по стадиям ставит большие вопросы. Основной из них - нужен ли такой "штаб" отечественной науке, если его представители подрывают сам конструкт "Отечества"? Ответы на подобные каверзные вопросы могут весьма удивить излишне вольнолюбивых государственников в Академии наук.