Двуглавый орел научных фондов

26.12.2017

Тренд на укрупнение и обобщение в научной политике сформировался весьма устойчивый. Формируется одна единая госпрограмма научно-технологического развития, сливаются научные институты в крупные исследовательские центры. Почему же у нас продолжают существовать два практически идентичных научных фонда?

Слияния вузов (проект команды Ливанова, а истоки стоит искать еще у Фурсенко) г-жа Васильева приостановила, но в остальном отечественная наука идет в сторону крупных и мегаформатов. В этом ряду логичным являются объединения институтов ФАНО в исследовательские центры и формирование госпрограммы Научно-технологическое развитие Российской Федерации (где хотя бы аналитически все средства будут слиты вместе). Финансирование комплексных научно-технических проектов предусмотрено в многоканальном режиме - т.е. от разных распорядителей бюджетных средств. В таком формате один и тот же проект будут финансировать различные органы власти, регионы, коммерческие компании и научные фонды.

С учетом всего сказанного вызывает определенное недоумение тот факт, что в России продолжают существовать два фонда, ориентированные на фундаментальную науку - Российский фонд фундаментальных исследований и Российский научный фонд. Зачем нужно это дублирование?

Направления деятельности у обоих фондов одинаковы - поддержка фундаментальной науки (в том числе, поисковых исследований). Области - практически одинаковы, с учетом того, что у РФФИ поле шире - это наследие присоединенного Российского гуманитарного научного фонда. Сейчас вообще происходит переформатирование всей структуры выделения областей под большие вызовы и приоритеты Стратегии НТР. Система проведения экспертиз - практически идентична, поскольку так или иначе все приходят к одним и тем же правилам игры, признанным таковыми на международном уровне. Виды конкурсов - одинаковые и во многом параллельные. Тут и поддержка лабораторий, и отдельных коллективов. РФФИ также особое внимание уделяет конкурсам на публикации и проведение мероприятий. Международное сотрудничество выстраивается обоими фондами. Отчетность по всем видам конкурсов так или иначе упирается в публикации в Web of Science Core Collection и Scopus. Недаром представители фондов наперебой хвалятся тем, какая доля отечественных статей создана благодаря их поддержке.

РНФ был создан в 2013 году для того, чтобы внедрить новые и эффективные практики отбора и поддержки проектов, в том числе, с точки зрения организации и проведения экспертизы. Справился ли Фонд со своей задачей? Счетная палата в середине 2017 года решила, что нет, но кое-какие замечания в РНФ устранили. Впрочем, все это не мешает г-ну Хлунову регулярно выступать с отчетами о том, что "все хорошо, прекрасная маркиза".

Для того чтобы компенсировать "выпадающие" доходы и форматы после создания РНФ в РФФИ влили Российский гуманитарный научный фонд, чем вызвали крайне негативную реакцию со стороны гуманитарной науки. Споры продолжаются, но в рамках РФФИ поддержка гуманитаристики, конечно, снизилась по сравнению с эпохой РГНФ. Сам РФФИ недавно отпраздновал 25-летний юбилей. Отчеты были победными, а пожелания к дальнейшему функционированию многочисленными.

Что получается?

К Новому 2018 году оба фонда подошли с уверенностью в собственных силах и некоторым багажом проблем. Оба фонда рапортуют об успехах проектов, большом потоке публикаций, лучших практиках отбора проектов. При этом оба получают свою порцию критики. И рапорты, и критика, и слова поддержки в отношение двух фондов звучат до боли одинаково.

Фактически деятельность РФФИ шире по охвату поля фундаментальных исследований, чем у РНФ за счет гуманитарного компонента (пусть весьма куцего), конкурсов на проведение конференций и издание научных трудов. У РНФ недавно появился свой козырь - Президентская программа (о том, почему с ней все не столь радужно, мы писали ранее). Причем РНФ уже и не знает, как бы погромче и поярче на ней "выехать". Даже специальный сайт сделали. Однако, всего это крайне мало, чтобы сказать - да, действительно каждый из фондов уникален для отечественной научной экосистемы.

Так к чему этот двуглавый фондовый орел? Кому он нужен? Ученым вряд ли нужны две параллельные структуры. Гораздо лучше было бы иметь одно окно для всех фондовых программ. Желательно, конечно, не в виде заваленного заявками легендарного ящика РФФИ. Бюджету было бы проще иметь одного распорядителя, тем более, что все равно в рамках госпрограммы НТР подобный общий учет будет внедрен. Управлять и направлять финансирование науки на программном уровне, конечно, проще в рамках одного фонда.

Что же держит на плаву этого фондового тяни-толкая? В первую очередь - позиция руководства страны. Г-н Хлунов имеет достаточно богатое прошлое в Администрации Президента, поэтому его "сковырнуть" на данный момент весьма проблематично. А г-н Панченко, с треском провалившись на выборах Президента РАН, очевидно, получает некую компенсацию по данным обстоятельствам. "Разделяй и властвуй" - этот девиз мы могли бы использовать для характеристики управленческой политики по отношению к двум фондам, но вряд ли кто-то всерьез озабочен политическими играми в данной сфере. Мы имеем дело с полностью инерционной системой грантового финансирования науки, при которой всех устраивает статус-кво. При том, что все равно линейки грантов дублируют друг друга (а с линейками по большим вызовам и приоритетам ощущение взаимного плагиата будет только нарастать), международные контакты разрываются на две организации, а часто включаемый в требования к проектам запрет двойного финансирования снижает возможности по концентрации ресурсов, эффективность работы и часто девальвирует полученные результаты (когда нужно сделать две куцые статейки с разными названиями и указаниями на разные гранты вместо одной добротной публикации). Руководство обоих фондов активно и зубасто борется за свое будущее, что еще больше добавляет параллелизма в работе.

На данный момент можно сделать вывод, что эта система начинает изживать себя. Для того, чтобы обеспечить реализацию Стратегии НТР придется формировать те самые пресловутые комплексные научно-технические программы и проекты с многоканальными механизмами финансирования. В новых условиях существование двух фондов, которые на 80-90% занимаются одним и тем же, не просто нелогично. Оно становится потенциально вредоносным для развития науки в стране. Двуглавность в России это чаще всего не здоровая конкуренция, а реальная опасность разрыва тела, которое одно на две руководящие структуры.

Учитывая статусность и завязки в высоких коридорах, решение по фондам должно приниматься в Администрации Президента, причем откладывать его до бесконечности не получится. Вариантов тут два - либо делать один фонд (логичнее на базе РФФИ), либо четко разводить направления работы и форматы линеек грантов. При всех вариантах было бы очень хорошо все-таки поддержать гуманитарные и общественные науки, которые откровенно говоря, сильно всех страдают от недофинансирования.