Финансирование и контроль в отечественной науке

В российской науке не создан механизм эффективного использования бюджетных ассигнований на фундаментальные исследования - такой вывод делает Счётная палата. Аудиторы "счётки", как правило, рубят с плеча и прут напролом, не слишком разбираясь в сути дело, но здравых выводов в их отчете оказалось немало. Не во всем этом виновато собственно ФАНО, поэтому разберемся по существу.

Концептуальные замечания. Счетная палата абсолютно права, когда говорит, что на данный момент (а они скорее оперировали даже не ситуацией конца 2017 года, а 2015-2016 годами) отсутствуют: единые подходы к определению тематики, отбору и оценке эффективности проектов в области фундаментальной науки. Можно даже не ходить так далеко - еще в начале 2017 года параллельно действовало несколько наборов целевых индикаторов, причем различались они на порядок. Все это, конечно, должно постепенно уйти в небытие вместе с приемом госпрограммы "Научно-технологическое развитие Российской Федерации". Однако, всегда есть "однако". Есть серьезные опасения, что госпрограмма будет слабо (если вообще) состыкована с имеющимися приоритетными проектами. Речь тут не столько о концептуальных вещах, сколько хотя бы о количественных показателях.

Процессуальные замечания. Счётка предъявляет претензии к ФАНО по поводу несоответствия планов НИР, объемов финансирования и приемки результатов. Спросить тут стоит не только с ФАНО, но и с РАН, которая принимает участие в этом процессе. Круговая порука академиков помноженная на ментальность осажденной крепости часто приводит к тому, что все эти планы и направления согласуются формально - пилит научная школа один проект двадцать лет и продолжит пилить дальше, потому что Иван Иванович с Иваном Петровичем давние знакомые. Кто тут виноват? Кто открыл вентиль или кто трубы криво кладет? Вопрос открытый.

Функциональные замечания. ФАНО действительно часто буксует, "болезни роста" у Агентства, конечно, тоже есть. По процедуре оценки подведов есть масса замечаний - сведения институты представляли "от балды" особенно по дополнительным областям наук, материалы в экспертной системе были не всегда, а советы "поищите информацию в Интернете" экспертами воспринимались с недоумением.

Структурные замечания. Пресловутые слияния и поглощения - флагманский проект ФАНО - вызвал нарекания у Счетной палаты. Действительно, слияния в федеральные и научные исследовательские центры происходит без оценки результативности и отнесения к той или иной категории. Действительно, получившиеся структуры получают иммунитет на оценку в течение нескольких лет. Стоит ли винить ФАНО за то, что они хотят-таки получить инструменты управления фундаментальной наукой в свои руки (а сами процессы слияния, распределения постов, госзадания и т.п. - это и есть способ распространения своего влияния) - наверное нет. В ситуации, когда любой управленец ФАНО воспринимается в РАН как оккупант, а любое решение как геноцид науки, наверное, иного пути не было. В то, что создаваемые меж- и мультидисциплинарные центры заработают - сомнений нет. То что ликвидируются как самостоятельные "заслуженные" и "много лет работавшие" институты - так реформа же не про вывески, а про эффективность и перспективы. Структура РАН до 253-ФЗ зафиксировала дисциплинарную раздробленность и келейность, к которой наука пришла к концу 70-началу 80-х гг. В 2010-е такое деление оказалось бесперспективным. Госзадание невозможно бесконечно дробить и переформулировать, чтобы не возникало параллелельного и двойного финансирования, а сконцентрировать усилия нескольких институтов не всегда возможно. А спросить эффективно не получится. Это, кстати, аудиторы Счетки тоже зафиксировали, только отнесли к проблемам взаимодействия ФАНО-подвед, а не к структурным характеристикам.

Выводы. На данный момент оценивать эффективность расходования бюджетных средств на фундаментальные исследования действительно крайне сложно, а если что-то получается оценить - результаты неутешительны. Никакие правила "двух ключей" и механизмы сосуществования ФАНО с РАН не работают. Для фундаментальной академической науки все более пагубна ситуация двоевластия, когда голова РАН не понимает и не может, а голова ФАНО хочет, но не имеет полномочий. В новый управленческий цикл и Агентство, и Академия вступают с очень разных позиций.

Есть ли косяки у ФАНО? Да, и много. Но также есть потенциал к исправлению. Финансирование фундаментальных исследований в академических институтах хромает - это факт, но хромает оно из-за отсутствия четкой системы управления и принятия решений. По итогам аудита все отчитаются о проделанной работе, но все это не изменит ключевой проблемы отсутствия единства управления академической фундаментальной наукой. Скорее всего, как мы и писали ранее, решение ее будет выжидательно-эволюционным. Время работает на ФАНО. Исправит ли ситуацию госпрограмма НТР? Будем надеяться, что да - хотя бы должны стать прозрачными и понятными механизмы отбора проектов, выделения средств и регламент приемки отчетности, а также нужны четкие и сопряженные по всем программам и проектам всех ведомств показатели эффективности.