Кризис управления наукой

В каком состоянии сейчас находится система управления наукой? Предвыборная пора - время проводить итоги и строить прогнозы. Начнем с изучения той модели управления, которая существует сейчас.

Ключевыми характеристиками любого управленческого процесса должны быть: структура (то есть тот способ организации, который существует), руководство (то каким образом по этой структуре распределяются управленческие указания) и системное управление (для этого должны быть взаимодействия компонентов и движение).

В настоящее время научная политика лишена всех данных трех компонентов. Наука в принципе распределена по трем пространствам: вузовская, академическая и отраслевая.

Вузовской наукой формально управляет Минобрнауки, хотя интерес ведомства Васильевой к собственно научной деятельности весьма невысок, а компетенции ответственных чиновников с управленческой точки зрения невысоки (если не сказать - сомнительны). Здесь мы имеем структуру со скудным руководством и отсутствием системности и управления.

Академический сектор - это организации, подведомственные ФАНО и федеральной государственное бюджетное учреждение "Российская академия наук". Здесь ситуация совсем плохая. Это отмечают даже представители РАН. Ведомство Котюкова занимается административно-хозяйственными вещами и публично даже самоустраняется от любой научной составляющей в работе. Хотя это лукавство. Формируемые комплексные планы научных исследований, а также роль ФАНО в отраслевых научных вопросах (например, в сельском хозяйстве) свидетельствуют о том, что в определенной степени Агентство интересуется не только вопросами администрирования и руководства, но и управления научным процессом. Однако на данный момент прямые функции по управлению наукой у Агенства отсутствуют. С Академией наук ситуация обратная - формально по федеральному закону № 253 (т.е. законе о реформе академий наук) данная функция за РАН закреплена. Однако осуществляет ее Академия из рук вон плохо. То занята пережевыванием старых обид от реформы, то бесконечно выбирает Президента, то ностальгирует о великих советских временах. Короче говоря, роль собственно РАН (в лице отделений и Президиума) в вопроса управления научной сферой весьма мала. Тем более, что основной проблемой реформы РАН стала не сама реформа в том виде, в котором ее провели, а ее половинчатый характер. Будь она доведена до логического завершения - с ликвидацией организационных форм существования Академий наук и их переводом в формат общественных организаций - либо будь она отменена вообще - для академического сектора так было бы лучше. Однако вот эта позиция - одной ногой в прошлом, другой в будущем - и является основой неустойчивости академического сектора. Три года ФАНО занималась учетом зданий, а РАН криками и протестами. Взаимодействие, о котором в один голос твердят и Сергеев, и Котюков - вещь иллюзорная. Говорить две организации, может быть, и научились. Теперь надо учиться совместно управлять академическим сектором. А это значительно сложнее.

Отраслевой сектор - это полный феодализм. У многих федеральных органов власти, их подведомственных организаций, а также у госкорпораций есть свои НИИ и другие исследовательские структуры. Без особого взаимодействия с другими секторами (вузовским и академическим) они занимаются своими собственными делами. Да, кое-где, конечно, есть какая-то интеграция, но в целом - стратегии стратегиями, а табачок врозь.

Ситуация в научной политике сейчас такова - отсутствует и общая структура, и единая модель руководства, и системность функционирования-взаимодействия элементов, и управление как таковое. Много надежд возлагается на новые структуры, которые вводятся Стратегией НТР и Планом ее реализации - в частности, на создаваемые советы по приоритетным направлениям.

Этот процесс (который еще толком не стартовал) уже оброс мифами - так Президент РАН Сергеев создает то ли координационный совет реализации всей Стратегии, то ли научные советы по всем приоритетам. Замминистра Трубников радуется тому, что таким образом окончательно сложилась система институтов управления наукой. Сведущие люди читают документы, ничего там не находят и силятся разобраться в этих фантазиях уважаемых управленцев. В любом случае, ставить заплатки советов на отсутствующей системе управления - вещь изначально провальная.

Любой совет - это дело хорошее, но реальное управление все равно происходит не в советах, и в президиумах советов, и не в общественных совет, и не в экспертный группах. Управление происходит в органах власти. В нашем случае - исполнительной власти по вопросам формирования и реализации научной политики государства.

Кадры решают всё. В позитивном и негативном ключе. В кадровой (на уровне топ-менеджмента) ситуация в научной политике крайне тяжелая. От самоустранения к умозрительности через прожектерство - это та траектория, по которой сейчас болтается управленческая политика в научной сфере.

Неужели тупик? На данный момент - да. Реформа назрела? Уже давным давно - да. Изучив текущую ситуацию, надо искать пути выхода из кризиса. Предлагаем свой вариант, как могла бы выглядеть система управления наукой в России.