В фокусе: Влад Зорин

27 June 2019

В Cube.Moscow до 30 июня проходит первая персональная выставка фотографа Влада Зорина. Главными героями в проекте «Hare» становятся «зайцы», старающиеся прижиться в обществе, которое их не принимает. В интервью Влад подробнее рассказывает о «зайцах», зарождении замысла и процессе съемки.

Идея и концепция

В работе я перфекционист. Сначала рождаются образы и складываются как сложный пазл. Но есть тонкая грань между тем, как это выглядит у меня в голове, и тем, как должно получится. Всё должно сойтись. Поэтому я очень волнуюсь и нервничаю, когда снимаю.

Например, отдыхая в Барселоне, мы нашли маску, а потом я увидел пальму и подумал, что было бы странно, если бы «заяц» сел туда обнаженным. Я долго ходил вокруг этой пальмы, смотрел, как ложится свет. Когда он сел, это было всего пять секунд: подъехала белая машина, мужчина стал смотреть на «зайца», люди стали свистеть и кричать нам. Я сделал кадр, буквально три дубля, «заяц» сразу же встал и оделся.

После я начал анализировать, почему люди свистели, были недовольны, я задумался, что люди часто не принимают непохожих на себя людей, особенно тех, кто что-то делает иначе, меняет мир. Начался какой-то процесс, родилась идея проекта.

О съёмке на плёнку и идеальном кадре

Кадры становятся очень ценными, когда у тебя их всего два или три. Когда ты прилетаешь в Барселону снимать проект, и у тебя нет денег на плёнку, осталась всего пара кадров, тогда чувствуется ценность каждого из них.

Ради каких-то кадров мы летали в Барселону, чтобы снять в парке, в котором я очень хотел поснимать. Когда мы туда прилетели, заканчивался закат, и у нас было очень мало времени. Или спортзал на Бали, где люди пили какой-то алкоголь. Когда «заяц» разделся, у нас было буквально несколько секунд. Всё случайно и чётко, я редко что-то выстраивал, это как озарение. На поиски вдохновения нет времени, всё происходит на внутренней энергии и моих переживаниях.

О зайце и идеальном человеке

Я думаю, что мир несправедлив. Идея связана и с моим прошлым тоже. Я хотел, чтобы проект был очень лёгким и нежным, с социальной историей. Серьёзные вещи должны подаваться просто и с иронией, чтобы зацепить и дать человеку быть услышанным.

Про первую персоналку, работах без названий и сюжете выставки

Подготовкой выставки, выстраиванием сюжета занимался куратор Александр Бланарь. Меня больше интересует другая важная составляющая – передача ценности энергетики кадра, когда было сделано всего три дубля. Главное, что за каждым кадром есть своя история и эмоция, переживаемая в этот момент.

Почему на кадрах нет России

Мне хотелось лёгкости, свежести, много цвета и тепла. В России бы так не получилось. Самое главное для меня – это зацепить человека, чтобы он пришёл на выставку, увидел этого «зайца», задумался и может даже сам стал бы этим «зайцем».

Про любимую работу

У меня нет любимых работ, я уже хочу сделать следующую выставку. Мне сложно быть объективным, для меня это пережитые лично воспоминания: и ссоры с парнем, и совместные переживания, и какие-то добрые чувства. Я смотрю на эти работы не просто как на фотографии. Сейчас я наблюдаю за собой и пытаюсь понять, чего я хочу дальше.

Как начался путь фотографа

Я всегда был творческим человеком – играл в главных ролях в театрах, занимался бальными танцами, фортепиано, пением. Я всегда был один дома – родители много работали – и всегда что-то шил. Так получилось, что в летнем лагере, где я был, находился кружок фотографии, и я туда пошёл. Женщина, работавшая там, помогала мне и после лагеря. Затем я ходил на курсы, поступил в колледж и очень много учился именно техническим моментам. В 15-16 лет я уже начал снимать для журналов.

Жизнь как череда случайностей

Для меня всё очень случайно. Когда я распечатал работы, то даже расплакался и подумал: «Наконец-то это свершилось»! Когда в тебя мало кто верит, когда это происходит через сложные разговоры и процессы, в итоге возникает ощущение, как будто родился ребенок.

Про грань между фотографом и художником

Эта грань стёрлась, когда я начал делать то, что хочу, когда отказался от коммерции, когда принципиально перестал заниматься рекламной фотографией. В какой-то момент я начал чувствовать себя роботом, выполняющим какую-то техническую работу. Я делал её хорошо и профессионально, но я очень сильно уставал, был раздражённым из-за того, что делаешь работу, которая не приносит столько удовольствия, сколько свои личные проекты. Сначала я чувствовал себя там отлично, но в какой-то момент понял, что изменяю себе, и сразу же от этого отказался.

Работа в глянце и работа на самого себя

Мне нравится, что в своей работе я на 100% лидер, я несу большую ответственность и мне это нравится. Здесь – это больше моя работа, за которую мне не стыдно. Я могу встать перед дулом пистолета, и мне не будет страшно.

Подписывайтесь на наши соцсети, чтобы не пропустить ни одного материала!
Instagram
Facebook
Telegram
Вконтакте