Херофобия

Нет, это не ругательство. В психиатрии, в обширнейшем списке фобий, и этой разновидности тоже нашлось своё местечко.  Означает термин вовсе не боязнь того, что приходит на ум, когда забываешь, что оба корня у него — греческие.

То есть, речь не идёт о юных девах, падающих в обморок пред распахнувшим свой плащ эксгибиционистом. И не о девах старых, что возмущённо кричат «Гражданин!», стоит только достать из широких штанин. Вообще χαίρω по-гречески означает «радоваться» и пишется с двумя яйцами. Кое-кто даже устраивает баталии: как правильно произносить — хайрофобия или херофобия?

А сам термин, соответственно, переводится, как «боязнь радоваться». И в самом деле, встречается такой вид фобии, когда человек 

1) Старается держаться в стороне от всяких праздников, весёлых сборищ, мол, фестивальте без меня;

2) Комедийный жанр в искусстве намеренно избегают — мол, всё это несерьёзно легкомысленно, а значит — пустая для меня трата времени;

3) Стараются не упоминать ни о чем весёлом и хорошем, имевшем место в их собственной жизни, а если и упоминают — обязательно обесценят, сведут до ранга ничего не стоящего эпизода;

4) О счастье и радости стараются вообще не думать, чтобы не сглазить: мол,вот так клюв-то раскроешь, глядь — а уже без сыра и полон клюв какого-то навоза;

5) Когда всё же накрывает счастьем, тут же приходит страх: я же не сумею расплатиться! А счёт-то выставит мироздание ого-го!

6) В итоге сознательно или неосознанно пролюбливают те вехи и поворотные моменты, которые могли бы изменить их жизнь к лучшему, сделать счастливее.

Наверное, заметили, что в перечне проявлений херофобии присутствует много элементов токсического мышления? Да, так и есть.

Каковы причины развития херофобии? Часть из них я изложил, когда то самое токсическое мышление описывал. Второй компонент — это само устройство психики, генетически или органически предрасположенное к тому, чтобы фобию сформировать. И третий — это толчок, вишенка на торте, триггер, который запускает весь процесс. Что именно за триггер?

Предполагают, что таковым может явиться какое-то из наиболее ярко отпечатавшихся в памяти неприятных событий связанных с резким столкновением двух чувств: «радость — горе», к примеру, или «радость — стыд».

Шёл, к примеру, весь счастливый, увидел похоронную процессию, на радостях пожелал им «таскать вам — не перетаскать», огрёб... Ладно-ладно, утрирую. Родители и бабушки с дедушками могут подсуропить, постоянно зудя: «Смеёшься? Ничего, ещё наплачешься!» или «За всё хорошее рано или поздно придётся расплатиться». Может послужить толчком ситуация, когда в детстве сильно обидели и при этом посмеялись — в итоге возникнет нежелательный мостик между двумя этими чувствами. Может оказаться так, что какая-то личная трагедия произошла во время или сразу после радостного события. Может запустить фобию извращённое чувство солидарности: мол, как это так — родители в жизни мало хорошего видели, да и вообще в мире столько горя, а я тут как дурак на поминках веселюсь... А может сформироваться и своего рода защитный механизм: «Если мне уже плохо, то хуже уже куда же? А вот если будет хорошо, то дифференциал резко вырастет, не надо мне вашего хорошего».

Скажу сразу: лечится сложно и долго, порой безуспешно, поскольку такой образ мышления и действий начинает занимать чуть ли не уровень мировоззрения.