Человек, который основал ППС

14 March 2018
147 full reads
7,5 min.
273 story viewsUnique page visitors
147 read the story to the endThat's 54% of the total page views
7,5 minutes — average reading time

Он не дал посадить студентов-медиков, задерживал насильника-мичмана и ловил бандитов в тайге

Сегодня, 14 марта, отмечает свое 95-летие Алексей Иванович Литвинов, участник Второй мировой войны, ветеран МВД России, первый командир отдельного оперативного моторизованного дивизиона, сформированного в Приморье в 1962 году (ныне отдельный батальон патрульно-постовой службы полиции – ППС).

За свою долгую жизнь Алексей Иванович освоил несколько профессий. Военный, преподаватель физкультуры, военного дела, истории и даже был директором школы. Но большую часть его трудовой биографии занимает служба в рядах советской милиции. 

Пехотинец, артиллерист, пограничник

На передовую 17-летний красноармеец Литвинов попал в ноябре 1941 года, после десяти дней учебы в Гроховецких лагерях, где формировалась резервная армия будущего маршала Победы Георгия Жукова. Здесь вчерашних школьников учили истреблять фашистские танки гранатами и бутылками с зажигательной смесью. 

В первом же бою контузило, он потерял слух, осколок порвал ногу. Очнулся в санитарном поезде, который шел в Новосибирск.

 – Все, Леха, отвоевался, – подумал он тогда с тоской. 

Но через месяц его поставили на ноги и отправили в Хабаровск постигать азы военной науки в артиллерийское училище. Еще через два с половиной месяца он вышел из училища старшиной. Но направили Литвинова не на фронт, а на границу с Китаем. 

Войну с империалистической Японией Алексей Литвинов встретил лейтенантом, едва вернувшись с офицерских курсов. Его 40-я пехотная дивизия перешла границу в районе Гродеково, где столкнулась с японцами. Самураи дрались отчаянно. 

– Особенно много наших солдат гибло при штурме дотов. Японцы – фанатики до мозга костей. Смертники у них были не только в небе, но и на земле. Их приковывали к пулеметам в дотах, и они стреляли, пока были патроны или пока дот не подрывали. Они ничего не боялись. В дотах была вентиляция, продукты, вода. И японцы стояли до последнего. Помню, заскочили мы в один такой дот, а там прикованный пулеметчик. Патроны у него кончились. А он все равно кидается на нас и кричит: «Банзай!», – рассказывает Алексей Иванович. 

Дивизия, в которой он служил, освобождала китайские города Дуннин и Мукден. Но война для капитана погранвойск Литвинова закончилась в Пхеньяне. В 1954 году, уволившись из рядов Советской армии, Алексей Иванович мог вернуться домой – в подмосковный городок Малый Ярославец Рыбинского района, но решил остаться в Приморье. 

Хулиганов отпустить 

Во Владивостоке 30-летний отставник устроился в среднюю школу № 42 преподавателем физкультуры и военного дела. Потом окончил Университет марксизма-ленинизна, поступил в ДВГУ на юридический факультет и через два года был назначен директором школы. Но на педагогическом поприще продержался недолго. В 1960 году Центральный комитет КПСС обратился к советским гражданам с просьбой укрепить правоохранительные органы производственниками и служащими. Демобилизованный офицер, коммунист Литвинов откликнулся на призыв партии и пришел в милицию. 

Его первая должность на новом месте – командир взвода милиции, затем Алексея повысили до заместителя начальника отдела милиции по Фрунзенскому району. 

Алексею Ивановичу памятна интересная история, связанная с работой в этом районе Владивостока. Был он тогда в звании майора милиции. 

– На набережной Спортивной гавани сошлись курсанты мореходного училища им. Невельского и студенты медицинского института. Десять человек с одной стороны и двенадцать с другой. Драка была жуткая. Мало того, парни разбили киоски, поломали скамейки... Короче, нанесли городу ущерб. Мы их задержали и закрыли в отделе. Тут же примчался начальник училища, построил своих бузотеров, отчитал их и увел. А студенты мединститута остались. В отдел пришли их родители, со слезами уговаривают меня, чтобы отпустили ребят. А мне уже начальник краевого управления звонит: «Почему мы не принимаем меры к хулиганам?» Какие, спрашиваю, меры? У них через пару месяцев защита дипломов. Если мы их сейчас накажем, то в будущем испортим им всю жизнь. Все мы были молодые, все дрались, стекла били. Надо разбираться. Особенно давил на меня и на начальника управления секретарь Фрунзенского райкома партии, требуя самого жесткого наказания для студентов, – рассказывает Алексей Иванович. 

Ситуацию разрулил Герой Советского Союза первый секретарь крайкома КПСС Василий Ефимович Чернышев, с которым Литвинов неоднократно встречался по работе. Он пошел к нему на прием, рассказал суть скандального дела, и студентов отпустили, обязав отработать по 15 суток либо на уборке городской территории, либо на стройке. 
Эта история получила продолжение спустя 30 лет, когда с 75-летним пенсионером Литвиновым едва не случилось непоправимое. По пути на дачу у него отнялись рука и нога, он почувствовал головокружение и боль в висках. К счастью, рядом оказался сосед, который отвез Алексея Ивановича в больницу Надеждинского района. Врач, услышав фамилию пациента, вгляделся в его лицо и спросил: 

– Не вы ли тот самый Литвинов, который работал в милиции во Владивостоке? 

Услышав утвердительное мычание, доктор распорядился устроить мужчину в ординаторскую, где отдыхают медсестры. Надо сказать, что в это время в больнице не было свободных коек не только в палатах, но и в коридоре. У Литвинова диагностировали инсульт, но благодаря своевременной и качественной помощи беду удалось отвести. Чуть позже выяснилось, что главврач больницы, фактически спасший жизнь Алексею Ивановичу, был в числе студентов мединститута, которых должны были отчислить за драку. Как говорится, земля круглая. 

Преступник в забеге проиграл 

В 1962 году в УМВД по Приморскому краю пришел приказ о создании отдельного оперативного мотомеханизированного дивизиона из 280 человек. Кандидатуру Алексея Литвинова на должность командира нового подразделения начальство утвердило без проволочек. 

– Наше подразделение было в резерве у начальника управления. Мы получили машины, мотоциклы, большие и малые катера на подводных крыльях для оперативной работы в акватории Амурского залива. Милиции на транспорте тогда не было, как сейчас. В начале 60-х годов вся охрана правопорядка в Приморье была возложена на краевое управление милиции. Преступность во Владивостоке тогда была высокая, несмотря на то что город был закрытым. В нашем дивизионе специальное отделение из десяти человек боролось с распространением наркотических веществ и карманными кражами. Конвойное подразделение работало с прокуратурой и судами. Очень часто наши сотрудники выезжали в другие районы края, где осложнялась оперативная обстановка, либо в другие города России на задержание беглых преступников. Время тогда было интересное, – рассказывает Алексей Иванович.

В его памяти много историй, случившихся с ним самим, с его подчиненными или с его коллегами. На их основе можно было бы написать увлекательный сценарий детективного сериала. 

...В подразделении Литвинова работала старшина милиции Нелли Прохорова, специализирующаяся на ловле щипачей (карманников) в общественном транспорте. Это была героическая сотрудница. Во время боев с гитлеровцами за Крым она, будучи совсем юной, спасла жизнь высокопоставленному советскому офицеру. За этот подвиг ее наградили орденом Великой Отечественной войны II степени. 

– Прохорова работала в паре с сотрудником – мужчиной. Они садились в трамвай, автобус или троллейбус и изображали беспечную влюбленную пару. У женщины через плечо висела дамская сумочка в качестве приманки. Как только преступник на нее покушался, его тут же брали с поличным. За успешную работу в ликвидации карманников ее наградили орденом Дружбы народов, – рассказывает Алексей Иванович и вспоминает один из эпизодов работы своего дивизиона. – В центре Владивостока участились нападения на женщин с целью хищения сумочек. Как описывали свидетели, нападал один и тот же молодой человек. Преступник действовал дерзко, среди белого дня подходил к своей жертве, вырывал редикюль и убегал. Да так быстро, что никто его не мог догнать. Пока он не повстречался со старшиной милиции Григорием Петковым. Очередную сумочку преступник рванул на улице Ленинской, когда рядом с его жертвой, как ему казалось, никого не было. Женщина закричала, налетчик рванул прочь и вполне мог бы безнаказанно скрыться. Но, на его беду, рядом проходил старшина Петков. Милиционер бросился за грабителем, только догнать его не смог: мешал полушубок и катанки – дело было зимой. Петков не растерялся, скинул полушубок и катанки и побежал босиком по снегу. На этот раз в стайерском забеге преступник проиграл. 

Милиционеры стали ветеринарами 

В середине 60-х годов во Владивостоке за короткий промежуток времени пропало пять молодых симпатичных женщин. Как установит следствие, они жили в разных частях города и не были знакомы. Женщины уходили из дома в институт, на работу, погулять – кто куда. И бесследно исчезали буквально одна за другой с периодичностью в несколько недель и даже дней. Потом их тела случайно находили в пригороде краевого центра. Все они были изнасилованы. В свое время – лет через 30–40 – об этом резонансном преступлении много рассказывали местные СМИ. 

Следствие изначально полагало, что похитителей несколько. Но, как позже выяснилось, похищал, насиловал и убивал один человек – мичман Тихоокеанского флота. Он знакомился с девушками в центре города, представляясь помощником кинорежиссера, подбиравшего статистов для съемок будущей кинокартины. От заманчивого предложения сняться в кино отказов не было. 

Сыщики вышли на мичмана, отрабатывая информацию по одной из пропавших девушек. Злодей, почувствовав, что кольцо вокруг него сжимается, сбежал из Владивостока в глухую сибирскую деревню, чтобы там отсидеться. Операцию по его задержанию поручили подразделению Литвинова. 

– В Сибирь выехала группа захвата с документами ветеринарных врачей и фельдшеров. Мы знали название населенного пункта, но не знали, в каком именно доме он скрывается. И есть ли он там вообще. Не исключено, что мичман мог быть вооружен. В целях конспирации наши сотрудники обходили дом за домом, интересуясь, какая на подворье живность и не болеют ли домашние животные. Попутно они выясняли, нет ли в доме посторонних. Обойдя несколько домов, милиционеры вычислили преступника и задержали его, – говорит Алексей Иванович. 

Найти и обезвредить

Будучи в гостях у ветерана милиции, я не мог не спросить, приходилось ли ему применять табельное оружие. Литвинов ответил утвердительно... 

В 1970 году в поселке Лазо пятеро мужчин связали двух дежурных милиционеров, похитили из оружейной комнаты несколько пистолетов и скрылись в тайге. Как было указано в оперативной сводке, нападение произошло ночью. Злоумышленники (их имена были известны) проникли в комнату дежурных из камеры предварительного заключения, которая находилась в этом же здании, но на этаж ниже. Для этого они незаметно разобрали потолок. 

К поискам вооруженных беглецов привлекли не только милиционеров, но и армейские части. Все тропинки в лесу и все дороги в районе контролировали солдаты, просочиться мимо них незаметно не представлялось возможным. Между тем поиски продолжались вторые сутки, и все безрезультатно. Преступники будто в воду канули. Было предположение, что они уже ушли из района. Но у Литвинова было иное мнение. Он знал, что из Лазовского района на Большую землю только одна дорога – через перевал. И поскольку солдаты в тайге прятались за каждым кустом, то беглецы рано или поздно должны были выйти на оцепление. Продуктов у них не было, по ночам в тайге холодно, а костер им разжигать нельзя – могут заметить. 

Так оно и случилось. На третий день ранним утром бандиты, пытаясь обойти кордоны, нос к носу столкнулись с милиционерами. Завязалась перестрелка. Один преступник был убит сразу, еще один, пытавшийся скрыться за деревьями, был ранен, остальные сдались сами. 

В августе 1964 года открыли международный порт Находка, куда сразу же потянулись преступные элементы со всего Советского Союза. В молодом городе предстояло сделать многое: организовать водное отделение милиции и паспортный стол, наладить работу правоохранительных органов. Возглавить этот фронт работ поручили Алексею Литвинову. Он уехал из Владивостока с условием, что вернется в свой дивизион через полгода, но вернулся через девять месяцев. За время его отсутствия показатели владивостокского оперативного мотомеханизированного дивизиона ухудшились. Этот факт был признан на коллегии крайкома КПСС, где Литвинов отчитывался за работу, выполненную в Находке. После этого его вернули во Владивосток. 16 лет он руководил отдельным оперативным моторизованным дивизионом. В 1982 году Алексей Иванович ушел в отставку в звании полковника милиции.

Сегодня ветеран правоохранительных органов на заслуженном отдыхе, опекаемый своей супругой Нэлли Николаевной. В октябре исполнится 53 года, как они вместе. И для нее он всегда пример мужества, порядочности и честности.

Автор: Сергей КОЖИН, фото предоставлены пресс-службой УМВД РФ по Приморскому краю