Презумпция виновности

«Приморский адвокат»: почему правосудие в России получило обвинительный крен?

Согласно Конституции РФ и международным конвенциям любой россиянин имеет право на рассмотрение его дела справедливым судом на основе принципа состязательности и презумпции невиновности. Однако согласно статистике, приведенной Верховным судом, количество оправдательных приговоров в стране составляет всего полпроцента от рассмотренных дел. 

В какой момент и почему российское правосудие получило обвинительный уклон – этой теме была посвящена авторская программа адвоката Игоря Полякова «Приморский адвокат», выходящая на 8-м канале.  

Оправдание – плохой старт для судьи

Принципы состязательности, презумпции невиновности и другие постулаты правосудия содержались в уголовных законах на протяжении всего XX века. Однако в 1920–1940-х годах они превратились в пустую декларацию, не мешая выносить именем государства массовые обвинительные приговоры заведомо невиновным людям. 

   Сегодня революционно-классовое репрессивное судопроизводство, казалось бы, осталось в прошлом, но его пережитки чувствуются до сих пор. Это проявляется в обвинительном уклоне приговоров. Многие юристы считают, что такая ситуация опасна, так как искусственно увеличивает количество заключенных и порождает озлобленность действительно незаконно осужденных людей… 

По словам приморского адвоката, большинство судей за свою многолетнюю карьеру не выносит ни одного оправдательного приговора. 

– Представьте судью, который за 20 лет работы не вынес ни одного обвинительного приговора. Всех оправдывает. Это же нелепость, – рассуждает Игорь Поляков. – Но почему тогда считается нормой, когда судья за долгую карьеру не вынес ни одного оправдательного приговора? Такого тоже быть не должно. Есть целые суды, в стенах которых никогда не выносилось оправдательных приговоров. Большинство судей даже не знают, как вынести оправдательный приговор, потому что этому нужно учиться. Остальные не хотят этого делать, так как такой приговор нужно подробно аргументировать письменно, а это долго. Куда проще вынести обвинительный приговор.

Адвокат привел пример: один из судей, будучи грамотным юристом с двумя высшими образованиями, в том числе экономическим, вынес несколько оправдательных приговоров по экономическим делам. Позже все эти решения были отменены вышестоящим судом. Больше он не выносит оправдательных приговоров. Только обвинительные. Пошел на повышение.

Еще пример: молодой судья вынес оправдательный приговор, который позже отменила вышестоящая инстанция. А судье дали совет, мол, не надо с этого начинать карьеру, намекнув, что с таким настроением лучше идти в адвокаты. Судья все понял. Оправдательные приговоры не выносит уже более 10 лет.

Накажем, но мягко

Как утверждает Игорь Поляков, российские служители Фемиды руководствуются негласной рекомендацией: если  вы видите, что доказательства обвинения сомнительны, лавируйте мерой наказания. Иными словами, если судья видит, что по материалам дела следует оправдать подсудимого, то он склоняется к тому, чтобы вынести все же обвинительный приговор, но определить несоразмерно мягкую меру наказания.

– Конкретный пример из начала 90-х, когда мы жили еще в РСФСР. Человек обвинялся в причинении смерти по неосторожности двум людям, – рассказывает адвокат. – При изучении дела сразу бросалась в глаза незаконность обвинения по двум векторам. Первый – не он это сделал. Второй – ошибочная квалификация. История оказалась такой. Компания бомжей выпивала где-то на заброшенной даче, наутро один из них проснулся и увидел, как два его товарища лежат мертвые в луже крови. Остальных собутыльников и след простыл. Он растерялся, пошел и сообщил в милицию. Следователи понимают, что это, выражаясь на профессиональном сленге, «темняк». Такое преступление нельзя раскрыть, виновных уже не найдешь. Бродячие люди – кто и как их сможет установить? В итоге арестовали того, кто сообщил. Орудие преступления – основное вещественное доказательство – не нашли. Судебно-медицинская экспертиза показала, что смерть потерпевших наступила в результате нанесения телесных повреждений твердым тупым предметом. Но чем именно – тоже непонятно. И оперативники, и прокуратура, и суд – все понимали, что это статья 102 Уголовного кодекса РСФСР – убийство с отягчающими обстоятельствами. Отягчающие обстоятельства состояли в том, что погибли два человека. Подсудность краевого суда. Мера наказания – до 15 лет лишения свободы. Понимая, что мужик, который сообщил о трупах, не виновен, его обвинили в причинении смерти по неосторожности. Максимальная мера – 4 года лишения свободы. И он был осужден. Это пример того, как можно лавировать составом преступления или мерой наказания, осуждая невиновного. 

На оправдательный приговор способны единицы судей. Судья, вынесший оправдательный приговор, может считаться героем, совершившим подвиг. Это, по сути, альбинос в системе. На него сами судьи будут смотреть удивленно. Мол, зачем тебе это надо было? Проще было переквалифицировать обвинение или возвратить дело прокурору – пусть его прекращают на предварительном следствии. Только не оправдание.

Конвейер обвинений

По словам защитника, сильный перекос в сторону обвинения произошел в 1990-х, когда стал разваливаться институт предварительного следствия. Безработица заставляла многих людей, не имеющих юридического образования, идти в милицию, которая, в свою очередь, испытывала кадровый голод. Бывало, что следователи имели техническое, художественное, музыкальное, биологическое, историческое образование. Какое угодно, только не юридическое. Качество расследований снизилось до предела. Следствию требовалась помощь, и судебная система стала помогать системе правоохранительной. 

– Эта вынужденная помощь закончилась, с одной стороны, тем, что следователи стали вменять людям некачественно составленные и оформленные обвинения, – говорит Игорь Поляков. – По принципу, что суд там дальше разберется. С другой стороны, судьи привыкли, что следствию нужно помогать, вытягивать дела. Парадокс: стали выноситься только обвинительные приговоры, потому что по любому делу, составленному неквалифицированным следователем, можно было смело выносить оправдательный приговор только по процессуальным нарушениям. 

Еще одной причиной существования «конвейера обвинений» Игорь Поляков называет отсутствие дисциплинарной ответственности самих судей. 

– В основу работы судов положен и до сих пор не выкорчеван сталинский принцип – право судей на ошибку. Это щит репрессивной судебной системы, – подчеркивает адвокат. – С годами это право порождает вседозволенность при вынесении приговора, закрывание глаз на очевидные нарушения закона. Особенно это видно при избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу – когда людей отправляют в изолятор по формальным основаниям. Давно назрела необходимость ввести ведомственную ответственность за любую отмену приговора или изменения его в вышестоящей инстанции. И уж тем более за обвинительный приговор, который отменен. То есть судья первой инстанции вынес обвинительный приговор, а вышестоящий суд отменил его. Значит, нужно, на мой взгляд, привлекать судью первой инстанции к дисциплинарной ответственности. Две–три дисциплинарки – и увольнение.

Все в руках подсудимого?

По словам Игоря Полякова, поиск правды и доказывание невиновности человека, попавшего на скамью подсудимых, нужны только ему самому и его адвокату. 

– Если вы оказались в суде, то следует бороться на пределе умственных сил. Над вами довлеет неписаный принцип «презумпции виновности». В глазах стороны обвинения вы уже преступник, и вам нужно доказать суду противоположное, – объясняет защитник. – Забудьте фразы «не докажут» и «доказательств нет». Если вы невиновны, но находитесь в суде в качестве обвиняемого, то обречены изначально на долгий и изнурительный путь борьбы за свою правоту. Не ждите, что кто-то разберется в вашей невиновности. Зачем? В уголовном судопроизводстве люди – подозреваемые, обвиняемые, подсудимые, осужденные – это статистические единицы. Всех интересует статистика обвинений и осуждений, а не оправданий и реабилитаций. 

Как отметил Игорь Поляков, все оправдательные приговоры, пусть и немногочисленные, – это итог кропотливой работы подсудимого и его защиты. 

– Очень сильно на вынесение приговора влияет психологический настрой подсудимого, – говорит адвокат. – Его уверенность в своей правоте, активное участие в изучении дела. Человек должен жить уголовным делом, постоянно анализировать доказательства с защитником. А не так: заплатить адвокату и дремать потом на скамье подсудимых. Возьмите блокнот, ручку, записывайте вопросы, изучайте дело. Ведите аудиозапись, критически сравнивайте показания свидетелей и потерпевших. Ищите противоречия, активно реализовывайте свои процессуальные права. Оправдательных приговоров порой нет там, где они должны быть, потому что люди ничего не сделали для этого сами. Оправдательный приговор – это вынужденная реакция на ваше последовательное непризнание вины. Если вы, конечно, не совершали преступления. Если же человек виновен, но мечется в выборе позиции, постоянно придумывает версии, то оправдание исключено и было бы несправедливо, поскольку есть и право потерпевшего на уголовное преследование преступника. 

Бороться за свободу, как за жизнь

Юрист советует: даже если вы сделали все, что можно, но вам вынесли обвинительный приговор, а вы уверены в своей невиновности, то опускать руки не стоит. Приговор можно обжаловать в вышестоящей инстанции. 

– Даже Верховный суд выносит оправдательные приговоры, – подчеркнул адвокат. – К сожалению, некоторые люди, разуверившись в правоохранительной системе, видя черствость, глухость в суде, когда их не слышат, когда во всех ходатайствах отказывают, перестают защищаться, не обжалуют приговор. Получив условный срок, на этом останавливаются. Хорошо, мол, что не посадили. Но это неправильно. Получается, человек устал и уходит с поля боя с пожизненным клеймом преступника.

Правду нельзя искать молчаливо и тихо, сидя смиренно или с кем-то договариваясь. С системой можно договориться только о более гуманной мере наказания, но не об оправдательном приговоре. За оправдание и реабилитацию надо бороться всеми способами, которые предоставляются. Пропитайтесь духом борьбы. Знайте: ваше оправдание вовсе не благая весть для правоохранительной системы, которая вместе с вами порадуется торжеству справедливости. Наоборот, ваше оправдание – это беда для многих должностных лиц силового ведомства, которые могут получить выговоры или лишиться работы, если подпадут под горячую руку начальства. Это брак в работе оперативника, начальника оперативного отдела, следователя, руководителя следственного отдела, прокурора, утвердившего обвинительное заключение, государственного обвинителя, поддерживающего обвинение в суде. И за ваше оправдание пострадают должностные лица. С чего им радоваться вашему оправданию?

Знание материалов уголовного дела, профессиональный защитник, ваше активное участие в суде и боевой настрой – только тогда оправдательный приговор станет для вас не иллюзией, а реальностью.

Автор: Евгений СИДОРОВ, фото pixabay.com