Ударим перелетом по ледяному занавесу!

Зачем американский журналист пытался воссоединить эскимосов Чукотки и Аляски

История о том, как политика разделила одну нацию (например корейцев) на две страны, известна многим. Но мало кто задумывался над тем, что это не единичный пример.

Так, в течение почти полувека эскимосы, жившие на Аляске в США и на Чукотке в СССР, не могли не то что видеться, но даже общаться. И пресловутый железный занавес между СССР и всем миром на Севере называли ледяным… А растопили его – нет, не политики, а самые обычные люди – в 1988 году.

О «перелете дружбы» – акции, организованной на Аляске, когда губернатор штата, его жена, представители аборигенов, журналисты прилетели через пролив на советскую сторону и приземлились в поселке Провидения, кто-то что-то читал, кто-то что-то слышал. А теперь у жителей Владивостока появилась возможность узнать об этой истории все до мелочей. И не только про «перелет дружбы», но и про отношения Аляски и Чукотки… Дэвид Рамсер, американский журналист, писатель, участник того исторического перелета, написал о нем книгу «Растопить ледяной занавес. Невероятная история народной дипломатии на границе России и Аляски». И представил ее во Владивостоке.

Документ народной дипломатии

– В век цифровых технологий зачем писать книгу?

– Я человек старой школы. Люблю печатные газеты, хочу, чтобы людям будущего остался не только электронный след, так сказать, но и некий материальный документ, который можно взять в руки и посмотреть. 

Я считаю, что это важная история как для Аляски, так и для российского Дальнего Востока, – говорит Дэвид Рамсер. – Об этой экспедиции было множество публикаций в газетах, Интернете, но не было целостной истории, такой, которая объясняла бы то, что было, как и почему. Моя книга – одна из немногих о том времени, о начале короткой эпохи народной дипломатии между Аляской и советским Дальним Востоком. Я хотел задокументировать эту историю в целом.

Я работал в архивах России, у меня был и свой большой архив, посвященный «перелету дружбы», я хранил все записи и документы на эту тему. Кроме того, искал информацию в национальном архиве в Вашингтоне, в библиотеке президента Рейгана, которая находится в Калифорнии. Взял интервью у сотни человек – жителей Провидения и Аляски, которые имели отношение к этому событию. На сбор материалов ушел год и год на работу над книгой.

– Та книга, над которой вы начинали работать, и то, что у вас в руках, это точное воплощение идеи или вы что-то изменяли уже в ходе работы?

– Я почти закончил книгу в 2016 году, как вдруг у меня появилась возможность проехать вдоль побережья Берингова моря России. Я, разумеется, ею воспользовался. Очень хотелось увидеть деревни, которые я посещал 30 лет назад, и понять, насколько они изменились с момента развала СССР. После этой поездки я во многом отредактировал книгу.
А потом… Уже когда рукопись была полностью готова и, по сути, уходила в печать, президентом США выбрали Дональда Трампа. Я пытался понять, как прокомментировать этот выбор, понять, может ли он отразиться на отношениях между Аляской и Чукоткой. Несколько лет назад русский глава администрации поселка Провидения сказал мрачно, что эра активного взаимодействия между Аляской и Чукоткой прошла… Мне бы хотелось верить в иное.

– И как, изменились ли поселки, в которых вы были 30 лет назад?

– Очень. И к лучшему, и к худшему. Раньше в регионы поступали субсидии на поддержку колхозов, там существовали молочные, кожевенные производства… Люди с запада приезжали за длинным рублем. Когда кончились субсидии, сильно упал приток населения. В 1988-м в Провидении жили 6000 человек, а сегодня 2000.

В аборигенных деревнях тоже нет субсидий, сегодня лучшие охотники племени, по сути, кормят всю деревню, зарабатывая на промысле.

А к лучшему изменения такие: во времена Абрамовича, например, в тех же деревнях аборигенов построили отличные современные дома, это очень радует. В деревне Новое Чаплино в 88-м были дома-развалюхи, а сегодня люди живут в отличных условиях.

Немного водки на крылья

– Каждый писатель, работая над книгой, ставит перед собой некую сверхзадачу. Как бы вы описали свою?

– Показать, что простые люди могут воздействовать на политику и менять политику. Простое общение человеческое сломало препоны, которые выстраивались десятилетиями.

Я считаю, что из истории «перелета дружбы» можно извлечь уроки, важные для дня сегодняшнего. Какие?

Сегодня международная среда, окружающая обстановка очень отличаются от той, что была в 1988-м. Горбачев поощрял взаимодействие российских регионов с Западом, а сегодня все вопросы международных контактов снова отданы Москве. Но именно поэтому так важна сегодня возможность общения разных людей через границы, общения напрямую. Чем больше люди знают друг о друге, тем яснее им становится, что те, кто живет в другой стране, вовсе не такие злодеи, как им рассказывают местные СМИ. Понимаете, я все детство считал русский язык языком шпионов. Когда я учился в школе, нас еженедельно тренировали, как прятаться под партами, если прозвучит сигнал, что летят советские атомные бомбы… Одна из участниц «перелета дружбы» рассказывала мне, что иногда ей снились сны, как отряд советских водолазов вылезает из моря в ее городе. И только личное общение с людьми по ту сторону помогло понять, какая же все это чушь.

– Ваша книга – документальное повествование. Позволяли ли вы себе чуточку художественности, чтобы сделать ее интереснее?

– Мне не приходилось ничего придумывать, потому что события, о которых идет речь, были сами по себе достаточно сумасшедшими, невероятными: первый контакт между двумя Северами, советским и американским, за 40 лет! Там много в реальности было такого, что интересно узнать. Ну вот, например, когда наш самолет прилетел в Магадан, там, несмотря на календарное лето, уже было холодно, и крылья самолета обледенели. А поскольку на дворе лето, то оказалось, что в аэропорту нет антиобледенительной смеси. И крылья нашего самолета в итоге техники магаданского аэропорта поливали… водкой. Чтобы снять обледенение. И все получилось!

Главная трудность, которая была у меня в работе над книгой: я, проработав всю жизнь журналистом, привык дистанцироваться, писать объективно, а здесь нужны были мои личные впечатления, эмоции, оценки… 

«Кремль. Путину», «Белый дом. Трампу»

– На презентации во Владивостоке почувствовали ли вы, что людям интересна тема книги?

– Да, я заметил интерес. И неудивительно, ведь у Владивостока побратимские связи с городом Джуно. Хотя скажу честно: уверен, что в более северных городах, там, где, собственно, и происходили события книги, интерес к книге будет большим. Это небольшие поселки – тот же поселок Провидения, поэтому любые контакты, любые изменения там всегда заметнее. А Владивосток – большой город, у него множество контактов с городами по всему миру, здесь зарубежное сотрудничество не в диковинку.

– Задавали ли вам какие-то вопросы, которые вас удивили?

– Нет. Но многие меня спрашивали о том, какова была моя первая реакция, когда мы вышли из самолета и впервые увидели советских людей. Мой отец был военным, я вырос в семье с весьма твердыми взглядами на политику. Я был уверен, что советские – это зло. Но в поселке Провидения люди были такими доброжелательными, такими искренними…

– Как вам кажется, за 30 лет отношение американцев и русских друг к другу изменилось?

– До середины 80-х годов прошлого века между США и советской Чукоткой вообще не было никакого взаимодействия, только ледяной занавес. Но с двух сторон при этом было огромное любопытство: как там, на Аляске, как там, на Чукотке? Мало того, аборигены с обеих сторон 40 лет не видели своих родственников, друзей, не имели никакой связи с ними. Но в итоге именно давление человеческого интереса разрушило ледяной занавес!

Сегодня связи между людьми устанавливаются легче благодаря тем же соцсетям. Я был в России в 2015-м, 2016 году и заметил большой интерес к взаимодействию с США.

– Как вам кажется, сегодня акция, подобная «перелету дружбы», возможна?

– Не думаю, что международная ситуация сегодня способствовала бы такому рейсу. С другой стороны, главной целью «перелета дружбы» было воссоединение племен и семей аборигенов, и эта цель выполнена. Сегодня нет необходимости вмешиваться. 

Конечно, если бы были прямые рейсы из Анкориджа во Владивосток или в Анадырь, то было бы очень здорово.

Знаете, я верю, что у моей книги будет длительный эффект. Надеюсь, ее прочтут в разных городах Дальнего Востока, а главное – в Москве ее прочтут те, кто принимает решения. Не знаете, как отправить книгу президенту России? 

В США, кстати, я бы тоже с удовольствием вручил книгу президенту Трампу, чтобы он прочел и подумал о расширении связей с русским Севером. Кстати, в Штатах я представлял книгу не только на Аляске, но и в других штатах, и к ней был интерес. 

– Вы были во Владивостоке в конце 80-х и в начале 90-х годов… 

– Да. Я могу сказать только одно: это два разных города! А какой трафик автомобильный, боже, какое движение! Да не в каждом крупном городе США такой трафик и такие пробки, клянусь вам! И так людно на улицах, все куда-то спешат. Я весьма впечатлен.

Автор: Любовь БЕРЧАНСКАЯ