Валерий Гергиев: Стройка будет! Не сомневайтесь

Маэстро пообещал владивостокцам техническое обновление Приморской сцены и концертно-музейный комплекс экстра-класса

Завтра показом оперы «Пиковая дама» завершится во Владивостоке Третий дальневосточный фестиваль «Мариинский». Он длился всего лишь полмесяца, за это время во Владивосток целенаправленно – побывать на спектаклях фестиваля – приехали тысячи зрителей из Южной Кореи, Китая, с Тайваня, а жители краевого центра и близлежащих городов Приморья получили настоящий праздник музыки и танца.

На два дня и три спектакля («Иоланта», «Саломея» и «Тристан и Изольда») в наш город приезжал и Валерий Гергиев, художественный руководитель Мариинского театра. В те дни, когда он стоял за дирижерским пультом, в зале был не просто аншлаг, а нечто невероятное: заняты были даже все места на последних рядах пятого этажа. 

Валерий Гергиев успел не только в очередной раз покорить публику своим искусством, но и совершить морскую прогулку по Владивостоку и пообщаться с прессой. 

Мы известны далеко за пределами…

– Я искренне рад, счастлив, что уже в третий раз фестиваль «Мариинский» на Дальнем Востоке проходит с таким успехом, – заявил Валерий Гергиев. – Мы стараемся обогатить афишу таким образом, чтобы город узнавал сразу пять-семь новых названий – как опер, так и балетов. Над составлением программы и ее воплощением в жизнь работают сотни людей. При этом, не скрою, хотелось, чтобы программа фестиваля становилась мощнее и больше, росла год от года. За три фестиваля мы показали десятки спектаклей, причем привозили такие постановки, которые точно никогда не показывали не только во Владивостоке, но и на Дальнем Востоке и в близлежащих странах. Например, «Саломею», которую мы давали в рамках нынешнего фестиваля, ставят крайне редко. «Обручение в монастыре», показанное в прошлом году, никогда не показывали на Дальнем Востоке. А в этом году мы привезли «Тристана и Изольду». Уверен, что эта опера не идет ни в одном из ближайших зарубежных театров оперы и балета. Афиша нашего фестиваля не просто насыщенна, она ярка и необычна для региона, поэтому мы получаем такой интерес со стороны любителей оперного и балетного искусства Кореи, Китая, Тайваня, Японии. Не скажу в точных цифрах, но мы знаем, что на спектакли «Мариинского» бронируют билеты сотни зрителей из Ниигаты, Сеула, других городов АТР. Это неплохо для экономики края, а нашим соседям дает возможность познакомиться с городом, с Приморьем. Возможно, они захотят вернуться в этот живописный, красивый, быстро меняющийся город.

– Но за последний год Приморская сцена Мариинского театра не порадовала зрителей ни одной премьерой, кроме «Мавры»…

– Да, это правда. И тому есть немало причин. Основная заключается в том, что я был вынужден посвятить большую часть моего времени организации процесса строительства во Владивостоке музейно-концертного и образовательного комплексов. Мне не раз приходилось по этому поводу бывать у вице-премьера Ольги Голодец. И потому вопросам новых постановок я не мог уделять должного внимания. Поэтому процесс притормозился.

Но все знают, что премьеры мы делать умеем, и мы это доказывали и докажем не раз, поверьте. Просто сейчас главное – показать, что и строить мы умеем так же: с лучшими специалистами в мире, быстро, классно. 

Да, премьеры на Приморской сцене выходят много реже, чем на основной. Но я вам скажу, что впереди у вас «Царская невеста», причем это будет не перенос спектакля с исторической сцены, а полностью осуществленная здесь, во Владивостоке, постановка. Кроме того, мы перенесем несколько спектаклей – те, которые могут быть поставлены здесь без потери качества в смысле технических возможностей. Будущие сезоны вас порадуют в этом смысле.

Да, надо создавать больше спектаклей здесь, на месте, усилиями только тех артистов, которые здесь живут, но ведь мы сюда привозим только лучшие свои постановки, те, которые показывали в Италии, в Париже, в Нью-Йорке. По-моему, это прекрасно, когда владивостокцы видят то, что видели парижане.

Балетная труппа Приморской сцены, кстати, сейчас гастролирует на основной сцене с огромным успехом. В будущем на гастроли отправятся и оркестр, и оперная труппа. Кстати, в спектакле «Саломея» заглавную партию пела Елена Стихина, оперившаяся именно на Приморской сцене, а сегодня она великолепно работает на основной. Я радуюсь ее взлету. Вообще, считаю, что в России сейчас хорошее время для роста молодых талантов, и гарантирую: Мариинский театр сегодня обладает сокровищницей вокальных дарований. 

– Вы сказали о том, что на Приморскую сцену будут перенесены те спектакли, которые технически возможно у нас показать. Значит ли это, что оснащение нашего театра не позволяет…

– Да, не позволяет. Позвольте высказаться теоретически. Если бы в то время, когда во Владивостоке только задумали строить оперный театр, к нам в Санкт-Петербург приехали бы из Приморья люди и сказали: не могли бы вы помочь нам консультацией, у вас такой опыт в строительстве. Через пару дней здесь уже были бы мои лучшие спецы, и этот театр был бы самым крутым, самым прогрессивным в АТР. 

Когда Приморский театр оперы и балета влился в нашу семью и стал Приморской сценой Мариинского театра, мы объективно оценили его техническое оснащение. И уже тогда было понятно, что не все наши постановки, которые мы показываем в Санкт-Петербурге, даже если нам очень хочется, мы сможем показать во Владивостоке, – нет таких технических возможностей у театра. Вот только что мы возили в Китай «Войну и мир», но, к величайшему сожалению, Приморье спектакль не увидит. Казалось бы, логично привезти сюда, Китай рядом. Но технические возможности здания, хотя и очень неплохие, невероятно ограниченны по сравнению с санкт-петербургской сценой. 

Сегодня театру пять лет. Возраст не детский, но и не время зрелости. Перед нами театр-подросток, молодой организм. Но он уже нуждается, как говорят молодые люди, в апгрейде, в улучшении технического оснащения. Мы намерены провести это обновление, кстати. Но есть более важные на данный момент вопросы.

– Какие? 

– Строительство концертно-музейного и образовательного комплексов во Владивостоке. Конечно, я уже слышу вопрос: а зачем что-то еще строить, зачем концертный зал, если есть театр? Понимаю также, что могут возникнуть и такие сомнения: тут у людей пенсии растут медленно, а Гергиев из бюджета на строительство чего-то там деньги берет.
Но все совсем не так. Регион, в котором мы с вами находимся, АТР (а Владивосток его часть), невероятно быстро развивается. В Сеуле недавно построили огромный концертный зал с отличной акустикой, которую проектировал великий инженер-акустик Тоета Ясухиса (кстати, он и нам проектировал акустику в концертном зале Третьей сцены). При этом в Сеуле есть оперный театр. В Саппоро вот-вот откроют новый театр, а недавно построили и концертный зал. А у Владивостока огромные перспективы, я уверен. Поэтому ему необходим большой музейно-концертный и образовательный комплекс. 

Кроме того, не стоит путать концертный зал с театром. В Нью-Йорке в «Метрополитен-опере» едва ли один концерт в год проходит. Там не дают концертов, только спектакли. Потому что считается ненормальным не задействовать такие великолепные театральные возможности, которыми обладает эта сцена. А мы показываем во Владивостоке концертное исполнение «Саломеи», потому что, во-первых, привезти сюда эту оперу со всеми костюмами стоило бы невероятных денег (хотя мы и так идем на огромные расходы, чтобы репертуар фестиваля был разнообразным), во-вторых, как я уже говорил, техническому оснащению театра нужен апгрейд.

И появление во Владивостоке концертного зала и музейного комплекса (а проект будет осуществляться с участием ведущих российских музеев) было бы очень правильным. Совершенно очевидно, что этот регион будет развиваться быстрее, чем старушка Европа, здесь динамика выше. Буквально на днях Мариинскому театру было сделано предложение о сотрудничестве со стороны оперного театра в Гуанчжоу, одного из самых крупных в Китае. И я сказал, что это возможно, если будут развиваться отношения между этим театром и Приморской сценой Мариинского театра. 

Еще к слову. Зачем нам образовательный комплекс? Театр – огромный механизм, очень сложный. И нужно готовить для него массу специалистов, я сейчас не про вокал и хореографию, я про театр в целом. Ему нужны гримеры, костюмеры, осветители, мастера по изготовлению париков и множество других профессионалов. Везти их во Владивосток из других городов? Нелепо. Должны быть свои мастера, здесь, на месте. Значит, нужно здесь учить не только артистов балета и вокалистов, но и других представителей театральных профессий. 

Мы с коллегами (я уже говорил, что в строительстве комплекса будут участвовать Эрмитаж, Третьяковская галерея и другие ведущие культурные институции) надеемся, что строительство будет идти оперативно. Это будет комплекс мирового уровня, экстра-класса! Потому что будут привлечены лучшие силы проектировщиков, архитекторов, акустиков…
Да, мы построили за девять месяцев Третью сцену Мариинки, но, чтобы так же было во Владивостоке, мне надо бросить абсолютно все дела, жить здесь и заниматься только стройкой. Это невозможно. Но стройка будет! Не сомневайтесь. 

Надеюсь, в ноябре-декабре, когда я снова приеду во Владивосток, мы уже будем четко себе представлять, в какие сроки будет создан комплекс, о котором идет речь. Мы уже знаем место, где он будет строиться, сейчас важно создать благоприятный фон для строительства, чтобы люди понимали, что это не обременит бюджет России и региона. 

Поймите еще одно: строительство, создание подобных комплексов – концертно-музейного и образовательного – это не какая-то прихоть, это часть государственной политики. Подчеркну: строительство, о котором я говорю, уже не мечта, а реально начавшийся процесс.