В гостях у бабули

Приспичило поесть кнедликов у бабули. Она у меня женщина пожилая - все больше перед телевизором в теплых шерстяных носках сидит.

Не стал напрягать старушку, решил все приготовить сам: намыл картошки, сделал тесто. Знаете, я не любитель пресного, поэтому взял немножко молотого черного и красного перцев, спросил у бабули, нет ли каких ароматных трав.

Тамара Аполлоновна, бабуля моя, посоветовала посмотреть в пакетике, который в старой жестяной банке, которая на третье полке слева.

Боже, как мужику трудно что-то отыскать, если оно не шевелится! Но я все же, сделав над собой нечеловеческие усилия отыскал заветную травку.

После бесхитростных манипуляций по приготовлению этих чехословацких шариков из картофеля и теста настало время кушать. Бабуля, будучи дамой без зубов (она так сама себя величала), отказалась и пошла смотреть какой-то сериал про хитросплетения из жизни заморских Педро и Хуана.

Я приступил к трапезе: о, мой кулинарный опыт увенчался оглушительных успехом. Так я думал, пока употреблял один шарик за другим, ощущая приятное жжение перцев во рту. И легкое щекотание неба от той травки, что посоветовала бабуля.

Я поел, помыл посуду, помотался по квартире. Вечер сменился ночью, на небе через облачка светили звезды. Месяц был скуп и повернулся к нашему городу своей кратерной спинкой.

Пожелав бабуле спокойной ночи (ох, как подолгу она проводит время перед телевизором), я схватил с полки какую-то книжку про войну - дед у меня их дюже любил - и улегся на разобранную кровать.

Примерно через 45 минут интересного чтения мне приспичило попить. Выхожу на кухню и опрокидываю нижнюю челюсть...Кто читал книжки про тибетский буддизм, знают о тульпа - индивидуальной галлюцинации.

Похоже, меня сейчас глючит строго в индивидуальном порядке, потому что бабуля (я слышу), по-прежнему занимается любимым занятием.

Пол здесь - не пол а земля с густым травяным покровом. Гремит военная техника - едут танки, сопровождаемые пехотой. Ба, это наши советские солдаты идут в атаку с легендарными "За Родину! За Сталина!".

Понимаю, что могу, как оператор, перемещаться оп панораме...челюсть отваливается все ниже, когда вижу своего деда. Но он не дед, это молодой парень, который вместе со всеми идет в атаку и кричит "Ураааа!". В руках у него ППШ, алая звезда на пилотке бликует от солнца, на погонах по две полоски - младший сержант Ерофеев Олег Поликарпович собственной персоной.

Делаю фокус взгляда на противоположной стороне: ну точно, немчура в траншеях изготовилась к обороне. Налаживают пулемет MG 42 для стрельбы, сволочи.

Через 4 секунды буквально их накрывают наши самолеты - молодцы, авиация, поддержали "махру", сиречь пехоту - царицу полей!

Меня начинает вырубать - щелк, как на пульте каналы, и я уже в центре колышущейся толпы в каком-то ночном клубе. Диджей вовсю гоняет сет-лист с композициями преимущественно в стиле дабстеп.

Меня сперва обступают, а потом, отступают. Понимаю в чем, дело быстро - я стою в форме моего деда, лицо мое в пороховой гари. Хорошо, автомата в руках нет, а то бы началось тут...

Хочу что-то сказать, но невыносимо хочется спать, и я падаю...

Лежу в больничной палате, ко мне подходит симпатичная медсестра - голубые штаны обтягивают пышную попу, грудь приятно выступает из врачебного халата, на ногах белоснежные носочки. Не женщина, а конфета шоколадная!

Вот такое игривое настроение, открываю рот, чтобы сделать в меру пошлый комплимент, но она первая говорит:

- Что же не бережём себя молодой человек! Кушать надо не на рынке шаурму, а правильно питаться. лучше дробно - по 5-6 раз в неделю. Вам назначена стол 5. Дискинезия желчевыводящих путей у вас.

Я ей хочу сказать, что готов на столе и пять раз, и семь, но рот, как заклеенный. Снова провал...

Ничего не вижу, какой-то голос говорит:

- Никому верить нельзя. Уж вы мне поверьте!

О, блин прямо курс логики из университета. Классическая апория, почти как Эпименид говорил про своих критян.

Я прямо-таки раззадорился, хотел с этим голосом подискутировать про Платона и Сократа, про парадокс Пиноккио поговорить, но опять дико спать захотелось...

Открываю глаза - надо мной бабуля склонилась тряпочку холодную на лоб кладет.

- Олежка, миленький что же с тобой?

- А что со мной, бабуль?

Я телевизор смотрела, услышала, как ты на кухню пошел, потом как начал орать "Урааа" и топтать. Бегу смотреть - а ты уже стоишь с кастрюлей на голове да дрыгаешься. Подбегаю, трясти начинаю, ты падаешь в обморок.

У меня чуть сердце не остановилось, тряпку схватила с полки, под кран ее, а ты начал бормотать - ох, Олежа, дюже пошлые вещи ты говорил. НУ разве так можно!

Потом ты чего-то про апатиты какие-то начал говорить, про пинокию...да так настойчиво, как будто спорил с кем...

- Тааак, бабуль, расскажи-ка мне - что за травка у тебя в жестяной банке была? Которая не третье полке слева?

- Да господь с тобой, Олежа! Ну было у меня отродясь никаких травок, окромя укропа да петрушки.

- Да ты что, бабуля! Сама же мне сказала!

Тут я просто подпрыгиваю, размашисто открываю полку, а оттуда меня рука в форме мышиного цвета хватает и картаво так:

- Komm, her russische Schwein, ich zeige dir wie unter Dubstep tanzen und an ' ne Frau zu kriegen geklebt werden!

(*Иди сюда, русская свинья, я тебе покажу, как под дабстеп танцевать и к бабам клеиться).

Спасибо аварийной защите сознания! Отключаюсь.

Просыпаюсь у себя в доме, на дворе 2017 год. Бабушки моей нет на свете уже как 19 лет. На лбу моем огромные холодные градины пота, во рту пересохло, как в американской Долине смерти.

Бреду на кухню: на столе стоит большая глубокая тарелка...с дымящимися кнедликами. И сзади голос ласковый, старческий, родной:

- Приятного аппетита, Олежек!