1000 и 1 ночь. Полный улёт

31.03.2018

Первое путешествие Синдбада.

Синдбад был наиглавнейшим купцом в Бухаре. Дом его наполнен был самыми пушистыми коврами, самой звонкой посудой и самыми прекрасными танцовщицами.

Поэтому очень любили его родственники. Часто приглашали на торжества. И в этот раз двоюродный дядя младшего брата его третьей жены позвал Синдбада на свадьбу. А жил дядя в Алжире.

Взял Синдбад с собой три сундука богатых подарков и пару рабов. А чтобы быстрее до Алжира добраться, решил Синдбад лететь на ковре-самолёте.

И вот утром пришёл Синдбад на стоянку ковров. На тот, что летел до Алжира, уже скопилась маленькая очередь. Но Синдбада, как известного богача, пропустили вперёд.

- Сундуки сдаём, - скучным голосом оповестил охранник при ковре-самолёте.

Синдбад кивнул, и рабы послушно уложили всё в сеть, привязанную к ковру.

- С собой что? - Указал охранник на сумку в руках Синдбада.

- Всё, что приличествует купцу иметь в путешествии, - ответил Синдбад. - Гашиша немного, два кинжала, кумган с виноградной водой. Ещё книга и плащ.

- Воду нельзя, - заявил охранник, заглядывая в сумку.

- Лететь до заката! - Возмутился Синдбад. - Да и после гашиша всегда сушь во рту.

- На ковре купишь, - охранник указал на маленький столик-дастархан, уставленный кувшинами и мисками. - Первая пиала в подарок.

Синдбад отдал свою воду и прошёл на ковёр-самолёт.

- Ятаганы сдайте, - остановил рабов Синдбада охранник. - С тяжёлым оружием сидеть на ковре не положено.

Рослые и могучие рабы дружно звякнули лезвиями шириной в две ладони и бросили клинки в сеть рядом с сундуками.

- Ваши места вот здесь, - сказал охранник, ткнув пальцем в особую дыру на самом краю ковра-самолёта. - Впереди только господа летают.

- Шакал, - процедил один из рабов, глядя сверху вниз на охранника. Но тот уже отвернулся к другим путешественникам.

Рабы уселись у отхожей дыры. А Синдбад получил из рук улыбающегося хозяина ковра подушку и сел рядом с дастарханом.

- Воды, о почтеннейший? - Спросил хозяин, склоняя чалму перед важным гостем.

- Пожалуй, вина. - Синдбад поджал губы и пронзительно глянул на хозяина - не смеётся ли он.

- Мой господин боится летать? - Без улыбки уточнил ковёрщик. - С твоего позволения, я предложу тебе кое-что лучше вина. Самая чистая арака!

И хозяин извлёк из-под столика посеребрёный кувшинчик. Вытащил пробку и плеснул в пиалу бесцветную, резко пахнущую жидкость.

- Благодарю тебя, любезнейший из погонщиков ковров-самолётов! - Синдбад залпом выпил крепкую араку и, задыхаясь, сунул в рот ломтик вяленой дыни, заботливо протянутый хозяином.

- Привязываемся кистями, - громко возвестил охранник. - Во время взлёта по ковру не ползать. И молитесь Аллаху, чтобы не встретить драконов.

И гадко ухмыльнулся. Люди поспешно затягивали кисти ковра на своих ногах. А Синдбад мысленно пожелал охраннику утонуть в ведре с помоями за его доброту.

Наконец, возня вокруг прекратилась, и ковёр-самолёт плавно взмыл в небо Бухары.

- Над проливом ветер шальной, - сказал хозяин Синдбаду после того, как обнёс всех приветственной пиалой с водой. - Покачает нас.

Купец кивнул. И оглянулся на женщину с ребёнком на руках. Она сидела рядом с его рабами - почти у самой дыры. Ребёнок громко вопил, прыгал и бил кулачками мать. Некоторые из путешественников уже запихивал в уши мягкие кусочки белоснежного хлопка.

А раб Синдбада перехватил взгляд господина. И вытащил из-за пояса шаровар маленький кривой нож.

- Ещё один звук, - сказал он, хищно улыбаясь ребёнку, - хоть один! И я вырежу твой язык, вонючий ублюдок.

Ребёнок резко замолчал, и его мать благодарно поклонилась рабу.

А Синдбад, предчувствуя качку, поспешно опустошал кувшин с аракой. И скоро ему стало всё равно, куда и как летит ковёр-самолёт.