Как мы влюблялись в соцсети

Мы сегодня не будем говорить про дофаминовые петли и про то, чем отличается восприятие картинки на экране и за окном (почти ничем). Речь пойдёт о том, какой странный переподвыподверт мы совершили в обычной повседневной коммуникации. И что случилось при столкновении реального и виртуального общения.

Те из нас, кто застали зарождение и стремительный рост популярности гигантов facebook и вконтакте, подтвердят – общение в первые годы на этих платформах было кардинально другим. Никто и представить себе не мог, как мы будем выстраивать сложные взаимоотношения в виртуальном мире. И как уже паттерны этого виртуального общения начнут влиять на наше поведение в мире реальном.

Вспомните, как реагировали 10 лет назад ваши друзья на размещение нового фото в контакте? Под какой-нибудь фотографией котика разворачивались целые дискуссии. Что это за котик, насколько он мил, какая порода, что она говорит о хозяине, смешная история именно про этого котика, смешная история про котиков в принципе, вероятность захвата мира котиками, история про древних индейцев, доказательство теоремы Пуанкаре, стихотворение Есенина… Вспоминаете? Я конечно не пытаюсь удариться головой об тему «раньше было лучше», под той же фотографией котика вполне могли развернуться многокилометровые скандалы, интриги, расследования девятого «Б» класса, не имеющие к котику никакого отношения.

Но почему так происходило? Вспоминаем, как это было и куда это нас привело.

Сначала мы накидали в сеть всё, что умели, из оффлайна

Итак, мы уже знаем, что такое интернет, мы в курсе, что существуют форумы, где люди решают проблемы, обсуждают какой-то общий опыт, мы видели онлайн-чаты, где пубертат и спермотоксикоз цветут и пахнут. И тут появляется, например, «в контакте».

И мы начинаем его щупать, пытаемся понять, как здесь взаимодействовать с людьми. Вроде бы здесь можно вести обсуждение как на форуме. Но ветка любой темы построена таким образом, что обсуждение выглядит как реальная дискуссия. А значит, надо постараться отвечать более вдумчиво. А иначе "ты опозоришься, твоя корова опозорится..."

С другой стороны, есть диалоги. Это, казалось бы, то же самое, что пресловутые онлайн-чаты. Вот только состав онлайн-чата каждый день худо-бедно меняется, а тот, с кем ты поругался сегодня в диалоге вк, скорее всего всё еще будет у тебя в друзьях завтра. И скорее всего встретится тебе в школе. То есть анонимно закидать какашками одноклассника уже не совсем получится. ( Пишу «не совсем» потому что про наши первобытные шалости на заре соцсетей можно писать отдельное пособие из серии «вредных советов»)

У тебя есть друзья, есть какие-то группы, как кружки по интересам, есть личная стена, где ты можешь вести свой «журнал», который все будут читать и старательно комментировать. Вот и вышло виртуальное комьюнити. Это что же, получается, придётся выстраивать со всеми этими говорящими иконками сложные социальные отношения? И мы начали выстраивать. Мы честно старались, и у нас ничего не получилось.

Потом мы резко испугались и разбились на два лагеря

Так как нас ещё не совсем затянуло, мы не были одурманены иллюзией выбора любого человека по любому набору интересов. И на первых порах действительно успели урвать себе «из интернета» хороших друзей, вытащенных по максимуму в оффлайн. Нам повезло. Мы просто ещё не поверили в то, что соц.сети и фиктивный выбор с нами навсегда. Сейчас конечно сложнее понять, что не выходящее в оффлайн общение – это симулякр симулякра.

По мере вхождения соцсетей в нашу жизнь, они обрастали всевозможными мифами и легендами. Вплоть до НТВ-шных историй о том, как мальчик сидел за компьютером два дня и умер. Наступило время "этих ваших интернетов", что из уст бабулек звучало как чума.

Появились первые принципиальные «я не сижу в контакте». (Сейчас это, вроде как, тоже модно, но больше на волне экзистенциального ужаса перед последствиями. А не оттого, что это непонятное, а потому, наверно, стрёмное.) Начались морализаторские битвы на тему «общение в сети – это не то же самое, что живое, и оно не заменит живое». Да, не то же самое, и нет, заменит. Уже заменило. Вы можете скачать приложение, которое посчитает ваше пребывание в соц. сетях. Поверьте, результат вас шарахнет по башке. Так что расчет на «глупости, которые кончатся» не прокатил, глупости не кончились.

А потом мы слились с соцсеточками и доверили им оффлайн

Да, мы очень много сёрфим. Это не часик и даже не два часа в день. Это практически полный рабочий день. Бесконечный скроллинг ленты инстаграм, твиттера, vk, fb. Проверка мессенджеров, на которых, как это ни иронично и бессмысленно, мы отключили уведомления, чтобы не отвлекали. Видимо, чтобы не отвлекали на автомате в них каждые полчаса заходить и проверять диалоги. Какие мы хитрецы!

Онлайн общение становится всё более сложным и парадоксальным. С одной стороны, мы больше продумываем, к кому нужно добавиться в друзья, чей лайк будет весомым, какое фото поставить для одной аудитории, какое для второй, какое для третьей.

С другой стороны, мы создаём один и тот же аватар себя для абсолютно любых соц. сетей и их обитателей. А.В. Курпатов в «Красной таблетке» про это пишет примерно следующее: мы забили болт на то, чтобы выстраивать образ себя относительно разных групп знакомых. Для родителей, друзей, однокурсников и собутыльников мы теперь в сети один и тот же человек.

И это немножко от слова «совсем» не вяжется с идеей нас как социальных животных, потому что мы больше не социализируемся. Мы не учимся выстраивать с разными людьми разные отношения, мы играем со всеми по одному шаблону. И чтобы собственный шаблон не треснул, мы себе быстренько объясняем всё красивыми нарративами. Мол, мы прямолинейные, честные и откровенные правдорубы, вот что хотите с нами такими делайте. Мы просто не умеем общаться с людьми. Но в душе все Печорины, Базаровы и бесконечные доктора Хаусы, Коксы и бибисишные Шерлоки.

Что ещё веселого нам осталось для оффлайна, если даже договорившись о встрече с незнакомым человеком, мы уже «всё знаем» о нем, просталкерив в сети? А вот эта надежда на взаимность сталкеринга и остаётся. Происходит смешная вещь. Мы начинаем воспринимать себя неразрывно от страниц в соц. сетях. И при знакомстве с новыми людьми нам становится всё более трудно, лениво и муторно объяснять им, кто мы такие, чем занимаемся, что нам нравится или не нравится… Замечали? Словно встретившись в реальности мы уже подразумеваем встречу виртуальных аватаров. Типа, эй, чувак, ты что сам прочитать не можешь? Почему мы так быстро обмениваемся ссылками на соцсеточки сейчас, для связи? Ну конечно. Потому что нам уже не хочется никому ничего рассказывать. И ничего расспрашивать тоже. Потому что мы встречаем незнакомого человека с бессознательной уверенностью, что он нас уже знает по виртуальному аватару. Потому что в виртуальном аватаре мы уже выставили на обозрение ту часть мнимого себя, какой хотим казаться. И в реальности строить общение, выкручиваться и юлить, чтобы как-то совпадать с этим виртуальным становится для нас сложным…

О том, куда нас это ведёт, можно рассуждать и фантазировать бесконечно. Этот текст написан не для того, чтобы вы театрально ужасались. Хотя вы конечно можете ужаснуться, но делу это не поможет. То, что сейчас происходит с нашим общением, мутирующим в цифровое – это не плохо и не хорошо. Это с высоты птичьего полета и истории планеты, в целом, никак. Это даже с высоты эволюции неплохо, а может даже хорошо. Глядишь, так отупеем, что залезем спокойно обратно на деревья за бананами, а не расхерачим друг друга в разгаре конкурса на самое уязвленное эго.

Живите теперь с этим.