О влиянии красного болгарского перца на людское счастье

17.12.2017

Хотелось бы мне просто сказать: «Ешьте, люди, больше перца – придет счастье в Ваше сердце!» Да не все так просто. Раньше, конечно, я так и думала, если не сказать, что это было одним из основных постулатов моей жизни. Но в этом меня заставил разубедиться один мужчина средних лет, по-видимому, на экспертном уровне разбирающийся в красном болгарском перце.

Как-то в прекрасный августовский денек я зашла в небезызвестный продуктовый магазинчик у дома, своим названием напоминающий мне о моих наивысших оценках в школе. Среди прочего, я задумала купить пару штук красного свежего перца, и в своих фантазиях уже поглощала, наслаждаясь, цветной сочный летний салат, который, конечно же, не мог состояться без этого ингредиента. Подойдя к отделу с фруктами/овощами, я наблюдала следующую загадочную картину: как раз напротив (двух!) большущих ящиков с красным перцем стоял некий мужчина, загораживая к ним проход. Рядом с ним стояла полная потребительская корзина этого самого вожделенного перца. И в другую корзину он набирал все тот же красный, манящий меня, перец.

На мою просьбу подвинуться, дабы открыть мне доступ к этому неожиданно ставшему дефицитом продукту, он заявил, что он первый начал его набирать. В общем-то, отрицать я этого не собиралась, сказала, что возьму всего лишь парочку и уйду, оставив его наедине с этими ящиками, я протянула руку и взяла один. Но мужчина, с ловкостью человека-паука, выпускающего из запястья паутину, выхватил у меня этот, так нужный мне перец, и бросил его в свою корзину. Он посмотрел на меня и безапелляционно произнес: «Раз я начала набирать его первым, то я беру его весь». Этот факт был непонятен для уровня моего IQ. Но, решив не связываться с возможным супергероем, я взяла парочку обычных зеленых перцев, уточнив, можно ли мне взять всего лишь две штучки, а не все два ящика. Или, раз я начала брать его первой, я просто обязана утащить весь представленный перец? Не получив ответа, я поспешила ретироваться в другой отдел, опасаясь сотрудников магазина, которые могу подбежать ко мне с корзинами, закидать туда весь зеленый перец и заставить меня забрать его.

Немного опешившая я, взяла остальные товары, что были нужны, и подошла на кассу. Подняв глаза на противоположную кассу, я увидела там того самого любителя красного перца с тремя полным корзинами понятно чего. Кассир, обслуживавшая Перечного Короля, высыпала первую корзину перца в большой пакет, взвесила его и озвучила сумму. Глаза мужчины увеличились примерно до диаметра красного болгарского перца у самого его основания:

- Но там же была указана цена 130 рублей за килограмм.

- Верно, - заметила кассир, - но это на зеленый перец. Красный стоит 289 рублей. Цена висит чуть правее.

- Тогда… тогда мне не нужно…, - произнес человек-перец и медленно поплелся к выходу.

Я не знаю, в чьих глазах было больше отчаяния в тот момент. В глазах ли мужчины, осознавшего в полной мере боль от того, что на его зимнем столе не будет баночек с домашнем лечо; в глазах ли продавщицы, недоумевавшей по поводу того, зачем весь разложенный ею перец собрали в корзины и снова заставляют выкладывать его в ящики; в моих ли, не столько потрясенной заменой цвета перца в моем будущем салате, сколько переживавшей за мужчину, что вся его борьба за перец оказалась тщетной.

В общем, красный перец в ту же минуту вновь перестал являться дефицитом и отправился в свои старые деревянные ящики. Где ему самое и место. Ибо нечего лишать людей вселенского счастья.