Молния-2

24.06.2018

Читайте Часть 1 повести "Молния" в нашем журнале.

Автор: Николай Соснов

- 2 -

Якоб приходил в себя медленно. Сознание возвращалось рывками, заставляя разлепить веки и схватить тонущую в тумане незнакомую комнату, потом снова ускользало прочь. В какой-то момент левую руку словно пробило насквозь штопором. От этого он резко всплыл на поверхность моря забытья и сразу вновь провалился на дно. Наконец, ему удалось зацепить край пропасти и удержаться на нем. Глаза открылись. Проморгавшись, Якоб разорвал остатки мутного марева и увидел перед собой красивую белокурую девушку.

Она сидела на стуле у столика, помешивала горячий бульон в чашке и читала мятую газету. Якоб прищурился и, несмотря на сильную близорукость, сумел разглядеть крупные буквы названия: Deutsche Allgemeine Zeitung, утренний выпуск. Он понял, что это газета из его кармана, и невольно дернулся, пытаясь выхватить ее из рук девушки. Тут же Якоб в полной мере ощутил повреждения своего тела, варьировавшиеся от тяжелых травм до легких ссадин. Раны в левом боку напомнили о себе острой болью. Вывихнутая и порезанная левая рука ныла, однако, пусть и неохотно, подчинялась приказам. Ноги налились свинцовой усталостью.

Ощупав себя, Якоб обнаружил, что его раны заботливо перевязали. Окровавленная рубашка исчезла вместе с пиджаком, брюками и носками. Он в одном белье лежал на кровати в чужой маленькой комнате.

- Не шевелитесь, - велела девушка и положила газету на столик. Якоб заметил, что там уже находятся прочие вещи из его карманов: мелочь, перочинный нож, ключи, пустая сигаретная пачка. И самое главное, бумажник с паспортом и партийным билетом. Значит, она в курсе. И что теперь? Его фото и приметы все равно скоро будут на каждой афишной тумбе.

- Я вправила вам руку, - продолжила девушка, протягивая чашку с бульоном, - и обработала раны. Надеюсь, получилось сносно. Практики до вас у меня почти не было.

- Благодарю, - тихо сказал Якоб, осторожно принимая угощение. - На взгляд профана вы справились просто отлично. Где вы научились ремеслу медсестры, фройляйн…?

- Элерт. Рената Элерт. Я прошла санитарную подготовку в женской секции «Стального шлема».

- Вот как? - пробормотал в замешательстве Якоб. Ему показалось, что уголки губ у девушки лукаво изогнулись.

- Вы коммунист? - спросила она. Якоб промолчал, сделав вид, что занят едой. Повисла томительная пауза.

- В газете пишут, что вчера коммунисты подожгли рейхстаг. Вы скрываетесь от полиции? - задала Рената новый вопрос, не дождавшись ответа на предыдущий.

- А вы в это верите? - с вызовом спросил Якоб, поставив чашку на прикроватную тумбочку. Есть резко расхотелось.

Рената помедлила, и вдруг лицо ее сделалось сосредоточенным и строгим. Она покачала головой:

- Нет, не верю. Слишком гладко сходится. Ночью поджог, а с утра уже публикуют отчет с подробным изложением террористического плана компартии. Рядом помещают чрезвычайный указ о защите народа и государства и кучу документов, которые так скоро не подготовишь. А номер-то набрали через четыре часа после начала пожара!

Якоб удивился сметливости деревенской девицы: сам он не додумался сверить срок подписания газеты в печать с официальной хронологией поджога. Но что будет теперь? Все-таки «Стальной шлем» это боевики национал-монархистов...

- Не бойтесь, я вас не выдам, - поспешила успокоить Якоба Рената, как будто угадав возникшие у него сомнения. - «Стальной шлем» мне давно не по вкусу, хотя сестринскому делу они учат изрядно. Еще у меня был друг, социал-демократ.

- Спасибо! И за перевязку благодарю! - облегченно выдохнул Якоб. - Простите за причиненное беспокойство. Сейчас я оденусь и…

- Не глупите! - перебила его Рената. - Как вы пойдете в таком состоянии и без теплых вещей? Ваша одежда к тому же пришла в негодность, вся пропиталась кровью и грязью. Вам надо отлежаться какое-то время. Я тут пока одна, никто вас на нашем хуторе не обнаружит. Собаку я спустила с цепи, так что мы будем предупреждены…

Рената как в воду глядела. За окном послышался звонкий лай Бессера, сквозь который пробивались характерный рык автомобиля и звук тарахтящего мотоциклетного мотора. Рената подбежала к окну:

- Штурмовики нацистов!

Якоб стиснул зубы. За последние годы было предостаточно всякого шума и суеты. Теперь все закончится. А возможно самое важное начинается только сейчас. Рената — славная девчонка, незачем ставить ее жизнь под угрозу. Он попытался подняться, опираясь на правую руку, но забыл о потянутой ноге и с проклятьем повалился обратно на кровать.

- Я уйду, - забормотал Якоб. - Помогите мне встать, и я покину дом, чтобы они не обвинили вас…

- Заткнись! - зло оборвала его Рената. Она обернулась, и Якоб поразился холодной суровости ее лица. Так, наверное, выглядела перед боем валькирия, дева-воительница из древних сказаний. - Выполняй точно и беспрекословно то, что я скажу. Тогда у нас появится шанс.

Продолжение следует завтра...

Нравится повесть? Поддержите создание новых повестей о разведчице Молнии переводом с пометкой "Для Николая Соснова на цикл о Молнии".