НАЧАЛО ПУТИ (ЛЕДИ ЗИМА)

08.01.2018

Автор: Анатолий Махавкин

Читайте в нашем журнале пролог романа Анатолия Махавкина "Леди Зима"!

ЧАСТЬ 1. НАЧАЛО ПУТИ

ГЛАВА 1. ЧЕНС

Утренние лучи, упав с прозрачного небосклона, медленно заливали золотом покосившиеся хибары Мокрого города, осторожно обминая особо угрюмые строеньица, погружённые в зловонные ямы песчаных провалов. Здания угрюмо косились на жизнерадостное светило крохотными оконцами, наглухо закрытыми дощатыми щитами. Было видно, что яркому свету здесь вовсе не рады.

Оборванные прохожие, с опухшими одутловатыми лицами спешили по узеньким проходам, перепрыгивая через отвратительные кучи разлагающихся рыбьих внутренностей и глухо переругивались между собой. Приходилось поторапливаться, чтобы заполучить хоть какую-нибудь работу в гавани.

Хорошо тем, то имеет какую-никакую посудину! Тот может ловить рыбу, перевозить небольшие грузы, избегая надзора таможни, либо наоборот - помогать властям, выслеживая своего же брата - контрабандиста. Все работы опасны, некоторые - смертельно опасны, но это - работа, а следовательно - возможность прокормить семью. Куда хуже часами бесполезно торчать на пирсе, ожидая не смилостивится ли кто-то из судовладельцев.

Парень, кутающийся в плащ из тяжёлого шёлка, разительно отличался от всех остальных прохожих. Подобная одежда была определённо не по карману кому-либо из спешащих оборванцев, злобно косившихся на хлыща, невесть каким ветром занесённого в их трущобы. Сапоги тонко выделанной кожи осторожно ступали между зловонных луж и отбросов, а предмет, выпирающий из-под ткани плаща, не мог быть ничем иным, кроме шпаги. В общем, менее подходящего для Мокрого города персонажа, ещё стоило поискать.

Всё это время внимательные серые глаза пристально следили за каждым шагом незнакомца. Рот, пересечённый парой давно заживших шрамов, выдохнул:

- Экий красапета! Потрясёшь и зазвенит. Как считаешь?

- Думаю, каким дьяволом его сюда занесло, - прогундосил в ответ невидимый, под низко надвинутой шляпой, собеседник, - И куда несёт дальше...

- В порт, - не задумываясь буркнул первый и поправил тяжёлый нож, спрятанный за пазухой, - Сейчас порежем или опосля?

- Опосля, - после некоторого раздумья вздохнул владелец широкополой шляпы, - Чевой-то он мне совсем не нравится. Дырокол свой больно умело держит. Пусть братва подтянется.

- И то правда, - откликнулся первый и растворился меж двух покосившихся хибар.

Черноволосый парень, между тем, миновал здание таможни, где офицер, больше напоминающий перекормленного поросёнка, лениво проводил заплывшими глазками гибкую фигуру и вновь откинулся на спинку кресла. Проход между двух длинных облезлых лабазов вывел незнакомца на пристань, выложенную огромными плоскими камнями и засыпанную ракушником.

У края пирса лениво покачивались, постукивая бортами о деревянные балки, корабли со спущенными парусами. В зачинающемся рассвете они напоминали пробуждающихся водных птиц, готовых приветствовать светило радостной песней.

Но если корабли только начинали просыпаться, их владельцы уже давно начали свой день. Капитаны, как обычно, собрались одной плотной группой, чтобы слегка почесать языками, рассказывая тысячу раз слышанные небылицы и придумывая новые. Правду здесь принципиально не говорили, а если кто-то и пытался выдать правдивую историю, то его тотчас высмеивали и отправляли за пивом, для всей компании.

Именно к этим морским волкам направлялся парень. Его появление не осталось незамеченным. Ещё бы! Утренние небылицы всегда были прерогативой узкого круга слушателей и рассказчиков. Посторонние не решались соваться к морякам из опасения нарваться на резкое слово или не менее резкий кулак

Поэтому капитаны прервали свой разговор, рассматривая незнакомца. Впрочем, тому, похоже не было никакого дела до того, что он оказался в центре внимания, выжженных морским солнцем глаз. Выражение угрюмого безразличия не покидало смуглого гладкого лица, а шаг молодого человека оставался столь же чёток и твёрд.

Остановившись в паре шагов от группы неприветливо молчащих мореходов, незнакомец внимательно осмотрел всех угольно чёрными глазами и остановил взгляд на одном из них, роскошные одеяния которого выдавали высокий статус в общей иерархии.

- Я приветствую вас, уважаемые, - чётко произнёс незваный гость, но так и не дождавшись ответного приветствия, продолжил, - Прошу прощения за это вторжение, но мне необходимо зафрахтовать корабль. Очень срочно.

Никто не торопился отвечать, но каждый, на которого падал взор пришельца, ощущал себя так, словно на его грудь возложили тяжкий камень. Молчание становилось гнетущим и вперёд выступил Зиндор Мастрони - тот самый капитан, которого выделил молодой человек - убелённый сединами старейшина мореходного цеха. Серьга в его ухе была покрыта таким количеством зарубок, что он и сам не смог бы подсчитать их точное количество. Осторожно оглядев незваного гостя прищуренным взглядом полуприкрытых глаз, он пустил струю дыма уголком рта и поинтересовался голосом, напоминающим звон надтреснутой рынды:

- Я не спрашиваю, почему вы не обратились во фрахт-контору - скупость нынче считается благодетелью, не спрашиваю, откуда вы прибыли - судя по вашим никудышным манерам - издалека, но вы, по крайней мере могли бы уточнить, для какой цели вам нужен корабль. От вашего ответа зависит то, что мы можем предложить.

По смуглому лицу пробежала тень, точно он не мог сообразить, в чём смысл заданного вопроса. Потом парень досадливо щёлкнул пальцами и ухмыльнулся.

- Пассажирское судно, конечно же пассажирское! - в толпе мореходов громыхнул дружный хохот, и парень посерьёзнел, - А впрочем - это не имеет никакого значения. Главное - корабль должен быть крепким и способным преодолевать большие расстояния.

Как бы скептически мореходы не отнеслись к неизвестному, однако многолетний опыт работал на подсознательном уровне - капитаны каботажников непроизвольно отделились от владельцев океанских кораблей. Один Джонрако Собболи - рослый бородатый громила не сделал и попытки сдвинуться с места. Он уже всё решил для себя: предложение этого красавчика его не интересуют ни под каким соусом. Пассажиры, ты посмотри! Наверное, собрался перевозить своих шлюшек на какой-нибудь недавно купленный остров. Странно, что сам пришёл, а не прислал какого-то слугу.

- Далеко - это насколько далеко? - совсем уже неприветливо поинтересовался Зиндор, скрывая морщинистое лицо за клубами табачного дыма.

- Мне нужно пересечь Сумеречную Полосу, - выпалил парень и немедленно уточнил, - В общем-то пассажир на судне будет только один - я.

На этот раз моряки переваривали информацию достаточно долго, а потом так же долго и дружно хохотали. Некоторые не смогли удержать и тыкали пальцами в странного парня, который похоже свихнулся или впал в детство. Нет, сегодня будет чем повеселить собеседников за обеденным столом.

Объект их насмешек, к его чести будь сказано, переносил это испытание стоически, терпеливо ожидая окончания веселья. Впрочем, внимательный глаз всё же заметил бы признаки раздражения на красивом лице - побелевшие скулы и плотно сжатые зубы. Тонкие пальцы рук вцепились друг в друга и стали белыми, как мел. Однако хохотавшим мореходам не было никакого дела до переживаний незнакомца, поэтому эти нюансы остались незамеченными. Даже Зиндор тонко хихикал, перемежая смешки клубами ароматного дыма. Отсмеявшись, старик покачал головой и сказал, хрипло кашлянув:

- А известно ли вам, молодой человек, сколько монет вам придётся выложить для подобного фрахта? Вы наверняка слышали о низких расценках на пассажирские перевозки, но уверяю вас это происходит потому, что одновременно с пассажирами корабль заполняет трюма дорогостоящим товаром. А что прикажете перевозить через Сумеречную Полосу? Забудьте о ваших безумных идеях! Вряд ли вам удастся найти искомое, - Зиндор пыхнул трубкой и на его сморщенном лице появилось снисходительное выражение, - Но я могу вам дать один совершенно бесплатный совет. Подождите пару месяцев и если ваше безумие останется при вас, обратитесь к Челамберу Горбатому - его корабль как раз вернётся сюда. Этот психопат частенько шастает через Полосу на своём Ветерке и полагаю он не откажется заработать немного деньжат, взяв ещё одного смертника на борт своей лохани.

Как облако закрывает лик светила, так потемнело лицо парня, стоило ему услышать ответ. Пальцы, сцепленные в замок побелели ещё больше, а тёмные глаза будто провалились внутрь черепа, утратив всякое выражение.

Пока незнакомец раздумывал, капитаны окончательно утратили к нему какой бы то ни было интерес и продолжили прерванную беседу. Только Зиндор терпеливо ожидал, попыхивая трубкой. Старый мореплаватель не сомневался в том, что вопросы продолжатся и был готов выплеснуть наружу накопленную за десятилетия мудрость.

Ожидал он не напрасно. Парень расцепил слипшиеся пальцы и проведя ими по вискам, угрюмо осведомился:

- Значит этот ваш Челамбер прибудет через два месяца, так?

- Челамбер Горбатый, - с удовольствием поправил его капитан и начал задумчиво подсчитывать, загибая заскорузлые пальцы - Два-три месяца, не меньше. Но отплывёт он не сразу - месяц команда будет откисать в портовых кабаках, а потом примутся за Ветерок. Последний раз, когда я видел это корыто, оно нуждалось в срочном ремонте. Если бы не большие деньги, горбун ни за что бы не вышел в море. Поэтому полгода - это крайний срок.

- Даже двух месяцев хватит с головой, - пробормотал парень и закусил губу. Плечи его опустились, а лицо потухло. Сейчас весь его вид выражал крайнее отчаяние.

Тем временем капитаны восстановили прежний круг и вновь принялись травить небылицы, прерываясь лишь на возгласы: Да врёшь ты всё! Даже Зиндор плюнул и поплёлся прочь от надоевшего собеседника, намереваясь лучше расслышать очередное враньё.

Бесцельно блуждая потухшим взором по каменным плитам пирса, парень наткнулся на одинокую обособленно стоящую фигуру, демонстративно не принимающую участия в общем веселье. В каждом коллективе имеется белая ворона, была она и здесь - Джонрако Собболи угрюмо разглядывал зелёные волны залива и пинал тупым носком сапога выщербленную плиту.

Что-то решив для себя, молодой человек подошёл к мореплавателю и негромко кашлянул, привлекая внимание. Капитан слегка повернул медное от загара лицо и перебросил потухшую трубку из одного угла рта в другой. Потом, не выпуская мундштук изо рта, процедил:

- Ну и какого дьявола тебе нужно от меня, приятель? Или ты плохо понял эту старую перечницу? Старый кашалот достаточно внятно объяснил - Скрюченный явится сюда через пару месяцев - сиди на своей сухопутной заднице и ожидай. Ума не приложу, как такой хлюст сумел пройти по Мокроте, но если ты продолжишь заниматься глупостями, тебе кто-нибудь подрежет плавники.

На смуглой физиономии промелькнула слабая усмешка.

- Я очень хорошо расслышал всё, что мне сказал этот старик, - парень внезапно прижал пальцы к вискам словно его поразил приступ мигрени, - Но я не могу ждать полгода.

- Вот тебе вода, - сказал Джонрако с кривой ухмылкой и ткнул пальцем за спину, - Прыгай, плыви - тогда ждать не придётся.

Он начал поворачиваться, но тут его собеседник положил узкую ладонь на капитанское плечо. Тот ошалело уставился на ухоженные пальцы, а потом осторожно, словно ядовитое насекомое снял руку и отбросил её.

- Ну что же, - с явной угрозой проворчал моряк, - Насколько я заметил, некоторые сухопутные крысы не в состоянии понять элементарных вещей. Придётся пояснить более доступно.

Огромный кулак, крашеный искусной татуировкой русалки поднялся на уровень лица незнакомца, изготовившись к сокрушительному удару. Однако на парня это не произвело ожидаемого впечатления. Он поднял вверх указательный палец и спокойно сказал, глядя прямо в налившиеся кровью глаза собеседника:

- Прежде чем вы начнёте доступно объяснять мне всё непонятое, позвольте уточнить одну вещь. Когда мы обсуждали стоимость проезда, никто не удосужился поинтересоваться, действительно ли я платежеспособен.

- Хм, - сказал Собболи и остановил кулак. Потом поднёс к своему лицу и почесал подбородок, - Что-то я не совсем понял. Ты, хочешь сказать, что способен оплатить рейс моего кораблика за Сумеречь? Это же полста фунтов золотом или эквивалент! Парень, да ты с ума съехал - на эти деньги дворец можно построить! На кой тебе это?..

Парень только загадочно улыбнулся и взглянув в его бездонные глаза Джонрако только пожал мощными плечами - каждый сходит с ума по-своему. Капитан неторопливо раскурил трубку и пустив струю дыма продолжил разговор.

- Ну хорошо, будем деловыми людьми, я всегда готов прислушаться к выгодному предложению, как бы безумно оно не выглядело. Однако, - он демонстративно оглядел пирс, - Если ты предлагаешь золото, я никак не могу разглядеть, где ты его припрятала если...

- Вот, - просто сказал парень и вынул из-под полы плаща тусклую коробку с потёртыми боками, - мне кажется, этого будет достаточно.

- Что это? - недоумённо спросил мореход, несколько разочарованный видом предложенного вознаграждения, - Какого ...

Не говоря более ни единого слова незнакомец нажал на часть полустёртого орнамента, и крышка шкатулки поднялась, издав лёгкий звон. Ослепительно засверкало внутри и трубка выпала изо рта, изумлённого Собболи. Горячий пепел просыпался на руку моряка, но он не заметил этого. Огромная ладонь мгновенно накрыла коробку, а выпученные глаза уставились на странного парня.

- Ты рехнулся! - констатировал Джонрако и закашлялся. Потом осторожно посмотрел по сторонам: не заметил ли кто-то ещё необычное свечение, - Это то, что я думаю?

- Видимо, да, - ухмыльнулся его собеседник, - Я же говорю, мне есть, что предложить в качестве оплаты. Просто никто, почему-то не спросил, что именно.

- И ты шёл с этой, этим...Эммм, - капитан запнулся, не в силах подобрать подходящее слово, - В общем ты что, тащил всё это через Мокроту? Парень, у тебя точно все рыбы в башке всплыли кверху брюхом!

- Так как там насчёт моего предложения? - нетерпеливо напомнил молодой человек и обернулся, выказав некоторую нервозность, - Насколько я понимаю, оплата вас вполне устраивает.

- Всё может быть, - неопределённо протянул моряк и обняв нанимателя за плечи медленно повёл его прочь от гогочущей толпы, - Но об этом я здесь говорить не стану. Добро ты ещё пришёл сюда и утром, а не в Пьяного Юнгу вечером. Уж тогда бы ты быстро нашёл себе подходящего капитана, который немедленно доставил бы тебя до ближайшей подворотни. Как можно быть настолько беспечным и таскать подобные вещи без парочки охранников. Вы дворяне абсолютно бестолковые!

- Дворяне? - переспросил юноша, но Джонрако пропустил вопрос мимо ушей.

Их уход остался незамеченным. Почти. Зиндор, глаза которого не утратили остроту зрения, успел уловить странный блеск в руках молодого человека. Кроме того, от старика не укрылось удивление Джонрако при виде этого свечения, поэтому, провожая взглядом удаляющуюся парочку, старейшина пробормотал себе под нос:

- Может быть малыш Джонри не так глуп, как я думал. И чем они там так сверкали? Где-то я уже видел такой блеск...

Пока старик продолжал задумчиво ворчать под нос эти слова, парень и капитан неторопливо шагали по краю пирса, мимо плавно покачивающихся бортов и носовых фигур, чьи мёртвые глаза слепо таращились перед собой. Кое где можно было увидеть головы матросов, которым обязанности дежурных не позволяли покинуть борт судна. Глаза этих бедолаг наполняла трезвая тоска, сквозь которую можно было разглядеть заманчивые картины веселья в портовых кабаках, которому предавались их более везучие собратья.

Джонрако и его сопровождающий добрались до высокобортного изящного корабля, окрашенного в девственно белый цвет. На вытянутом носу красовалась фигура крылатой женщины с рыбьим хвостом, а чуть ниже гордо сверкало название, набранное позолоченными буквами, каковое молодой человек и прочитал, запрокинув голову:

- Нимфа, - помолчав, он добавил, - Очень хорошее судно. Думаю, на таком можно без особых трудностей пересечь Сумеречную полосу.

- Ты это о чём? - брови капитана поползли вверх, - Ах это...Да, действительно, очень даже приличная посудина. Жаль, не моя.

Парень поперхнулся и подозрительно посмотрел на спутника, пытаясь сообразить, шутит тот или нет. Джонрако уязвлённо ухмыльнулся и показал чубуком трубки на весьма неказистый, по сравнению с великолепной Нимфой, корабль. Тёмно зелёная краска, покрывающая округлые борта, была наложена давным-давно и уже успела потрескаться и облупиться. На носу комфортабельно расположилось кошмарное чудище угольно чёрного цвета. Выражение морды твари было способно напугать даже самого смелого человека. Естественно, корабль носил подходящее название - Морской чёрт. На борту не было ни единой живой души, если не считать таковыми вездесущих чаек, важно рассевшихся на брусьях фальшборта.

- Вот это? - неуверенно поинтересовался молодой человек и на его гладком лбу обозначились глубокие морщины, - А оно...А это сможет добраться до южного полушария?

Капитан с чувством крякнул и похлопав собеседника по плечу пробасил:

- Ты это брось! Если не разбираешься в судоходстве - лучше помалкивай, а не то запросто попадёшь впросак, - он гордо указал лопатообразной ладонью в направлении Чёрта, - Это распроклятое корыто способно выдержать такой шторм, увидев который обделаются все остальные. Сколько раз оно спасало меня и команду из таких передряг, когда я уже начинал прощаться с жизнью и сверять пункты завещания с оставшимися в карманах монетами. Один раз я даже умудрился насадить на нос пиратский корабль, как на вертел! И знаешь приятель, эти мерзавцы мигом отправились кормить рыб, а нам хоть бы что! Думаю, ты останешься доволен. Пошли, я познакомлю тебя с Чертякой поближе.

Ускоряя шаг Джонрако направился вперёд. Пожав плечами, парень пошёл следом, но с его лица так и не сошло недоверчивое выражение. Но не успели они достичь намеченной цели, как от массивной башни погрузочной лебёдки отделилась невысокая фигурка. Несмотря на яркое солнце, вовсю палящее с неба, новый персонаж был с головы до ног укутан в плотный серый плащ. Несомненно, незнакомец направлялся к рослому капитану и тот мгновенно осознал это. Поэтому Джонрако остановился и дождавшись парня поинтересовался:

- Кто-то из твоих знакомых?

- Нет, - ухмыльнулся тот и подмигнул, - Кстати, это - женщина.

Не успел ошеломлённый капитан задать следующий вопрос, а нежный девичий голос подтвердил сказанное ранее. Одновременно тонкая изящная рука с длинными ногтями откинула глубокий капюшон, выпустив на волю копну ярко рыжих волос. Огромные зелёные глаза пытливо оглядели стоящих перед их обладательницей мужчина потом девушка повторила заданный ранее вопрос:

- Кто из вас уважаемые капитан Морского Чёрта - Джонрако Собболи? - потом солнечная особа остановила свой взгляд на хмурой физиономии морехода и неуверенно произнесла, - Судя по тому описанию, которое мне дали, это - вы.

- Всё может быть, - неопределённо выдохнул капитан и пожал могучими плечами, - А вообще всё зависит от того, что тебе нужно.

По лицу девушки прошла неясная тень, а изумрудные глаза затуманились. Потом она поджала пухлые губы, отчего на её лице появилось выражение обиженного ребёнка. Подбородок вздёрнулся.

- Я привыкла к тому, что мужчины обращаются ко мне на Вы и никак не могу потерпеть подобного тона. Я требую немедленного извинения за вашу хамскую выходку и соблюдения, в дальнейшем, правил приличия.

Некоторое время Собболи недоумённо смотрел на неё, а затем его широкая грудь начала содрогаться. Он даже вытащил трубку изо рта, чтобы она не помешала ему вдосталь насмеяться. Короткая борода тряслась и слёзы текли из прикрытых глаз. Порозовевшая девушка, открыв рот следила за капитаном и лишь парень продолжал сохранять спокойствие. Казалось именно такой реакции он и ожидал.

- Извиниться? Ну уж нет! - вытирая набежавшие слёзы выдохнул Джонрако и внезапно посерьёзнел, - Я не собираюсь менять свои привычки из-за каждой милашки, которой нужно что-то своё. Тем более, это я нужен тебе, а не ты - мне. Поэтому забирай свою тощую задницу и неси её туда, где тебе начнут выкать! Понятно излагаю?

Во время его тирады рот девушки открывался всё шире, покуда нижняя челюсть едва не коснулась груди. Эта самая грудь вздымалась так высоко, словно её распирали тысячи слов и выражений, но наружу вырвались всего две фразы:

- Я вам не милашка! И мой зад вовсе не тощий!

- Ну вряд ли у меня когда-нибудь появится желание проверить, так это или нет, - проворчал капитан, окуривая собеседницу дымом, от которого она зашлась кашлем. При этом он тщательно исследовал взглядом её тело не упустив ни единой выпуклости худощавого тела, - Уж больно ты худа - не в моём вкусе. Ну да ладно, выкладывай, чего хотела.

Наступило молчание. Джонрако сосредоточенно пыхтел трубкой, парень глубокомысленно ковырял носком сапога камень пирса, скрывая, при этом, улыбку, а девушка бешено теребила тонкими палицами застёжку плаща и пыталась сжечь капитана пылающим яростью взором. Наконец она кое-как взяла себя в руки и смогла выплюнуть:

- Мне необходимо покинуть город. Покинуть очень срочно. Я спросила у знающих людей, и они сказали, что единственное, готовое к отплытию судно - это Морской Чёрт.

- Срочно говоришь? - капитан игнорировал огненный взгляд,- Так так, дай подумать...Куда же это ты так торопишься? Нютин, как же я сразу не подумал! Собралась замуж за принца? Так вот, заруби на своём длинном носу - мой кораблик никогда не входил в порты этого рассадника придурков, и я не собираюсь менять эту традицию. Ясно?

- Мне не нужно в Нютин, - скороговоркой пробормотала девушка, ни единым жестом или словом не отреагировав на оскорбление своего носа, - Мне никуда конкретно не надо - просто срочно покинуть столицу. Можете высадить меня в первом же порту. Я хорошо заплачу.

Её рука нырнула под плащ и вынырнула, сжимая в пальцах увесистый мешочек. Мешок тихо звякнул и перелетел в руки капитана. Собболи небрежно подхватил деньги и даже не попытавшись заглянуть внутрь, отправил пойманный предмет обратно. Не ожидавшая подобного поворота девушка не успела подставить ладони и мешок плюхнулся на пыльные плиты, неодобрительно лязгнув при этом.

- Я забыл упомянуть одну штуку, милашка, - отчеканил мореход, подчеркнув последнее слово, - Палуба Морского Чёрта ещё ни разу не принимала отпечатков женской обуви. Знаешь почему? Женщина в море - это к несчастью. Об этом знает любой задрипанный юнга. Ищи другую лоханку.

Девушка ошеломлённо уставилась на лежащий в пыли мешок, с которым она связывала свои планы, а потом её голова поднялась так, что можно было разглядеть, как огромные глаза переполняются прозрачной влагой. Тонкие пальцы вцепились в ткань плаща, а дрожащие губы пытались, но не могли что-либо произнести. Внезапно глухой всхлип потряс грудь и слёзы сплошным потоком устремились по гладким щекам.

Этого Джонрако не ожидал. Он смущённо хмыкнул и скрывшись за особо густым клубом дыма, попытался обойти просительницу. Но та неожиданно вцепилась в его руку и начала почти бессвязно бормотать, глотая слова и слёзы.

- Капитан, вы не понимаете! Капитан мне необходимо, как можно быстрее, - слёзы летели с её ресниц, - Я просто не могу ждать! Если я не покину город немедленно - он найдёт меня! Спрятаться негде - он знает все места, весь город...Его люди, они следят за мной, они повсюду! Завтра будет уже поздно! Ну пожалуйста...Я прошу вас! Мне не нужна каюта, мне вообще ничего не нужно -маленький уголок и всё! Я заплачу. Если нужно, я могу даже отработать!

- Обратись-ка ты, милая к Сиверу Дзонеребу, - прогудел капитан, мягко, но решительно освобождаясь от крепкой хватки тонких пальчиков, - Если ты пройдёшь дальше по пирсу, то увидишь его и ещё целую кучу других капитанов. А Сивер... Этот парень всегда готов услужить симпатичной девице. Несимпатичной, впрочем, тоже - он не слишком разборчив. Его лохань оправляется через недельку, думаю он возьмёт тебя на борт даже бесплатно.

- Но капитан!..

Однако Джонрако уже освободился и едва не бегом уходил прочь, даже не пытаясь оглянуться. Поэтому он не увидел, как его спутник задержался около рыдающей девушки, отдав ей поднятый мешочек. Кроме того, он что-то шепнул её на ухо и отправился дальше, ухмыляясь так, будто отколол невесть какую смешную шутку. Видимо смысл этой шутки дошёл до плачущей девушки, потому как она прекратила рыдать и задумчиво глянула вслед удаляющейся парочке. Парень обернулся и весело подмигнул. Происходило нечто непонятное.

Вторую главу романа "Леди Зима" читайте на нашем канале завтра во вторник 9 января!